07 авг2016

О формате «С5+1». Главное не деньги, главное - внимание?




На прошедшей неделе в Вашингтоне состоялась встреча в формате «С5+1». Решения и проекты, заявленные на этой встрече демонстрируют позитивную динамику развития отношений в рамках нового формата. Попытаемся проанализировать краткую историю нового международного объединения и оценить принятые решения и их значение для стран Центральной Азии и США.  

На фоне углубляющегося конфликта в Сирии, неустойчивости ситуации в Афганистане, терактов в Европе, нарастания исламистской угрозы по всему миру, Центральная Азия остается относительно стабильным регионом, с населением, в большинстве своем исповедующим ислам.  Нарушение этой стабильности грозит уже неуправляемым хаосом, который разрушит все, что было достигнуто США и их союзниками, международным сообществом в Афганистане, странах Ближнего и Среднего Востока. Это представляет также реальную опасность для России, где мусульман больше, чем во многих исламских странах. 

Отсюда интерес Соединенных Штатов и попытка быть представленными в регионе, сохранить старые и создать новые контакты на уровне экспертных сообществ и специалистов.

Именно так видится развитие и перспективы формата «С5+1» - платформы, которая объединяет страны Центральной Азии и США. Итогом первого совещании министров иностранных дел в ноябре прошлого года в Самарканде стало соглашение о необходимости разработки региональных проектов по улучшению безопасности, содействию экономическому сотрудничеству, а также повышению устойчивости к последствиям изменения климата.

Финансовая поддержка данных проектов со стороны США в размере 15 млн. долларов подтверждает мысль, что Штаты лишь обозначают свой интерес, закрепляют контакты со специалистами и экспертами, не пытаясь конкурировать ни с Россией, ни с Китаем по уровню влияния в регионе. Причем выделение этой суммы еще должен подтвердить Конгресс.

Первый и самый главный проект из пяти согласованных -  Региональный диалог Глобального контртеррористического форума (GCTF). Задача проекта — противостояние вызовам иностранных террористических боевиков и радикализации населения в Центральной Азии. Проблема радикализации населения в регионе в свете относительно свободного развития салафитского движения на юге Кыргызстана, наличие их самостийных последователей в Казахстане, выявления экстремистских групп в Таджикистане свидетельствует, что проект актуален для всех стран ЦА.

Одним из ключевых документов и идеологической основой форума станет Гаагско-Марракешский меморандум о надлежащей практике более эффективного реагирования на проблему иностранных боевиков-террористов.  Большой вклад в диалог могут внести специалисты и эксперты спецслужб стран участников «С5+1», взаимодействие которых с трудом, но налаживается.

Второй по важности проект - Конкурентоспособность бизнеса Центральной Азии (CABC). Это один из самых социально значимых проектов, поскольку развитие бизнеса, его выход на внешние рынки – это новые рабочие места, рост материального благосостояния, и, как следствие – снижение социальной напряженности в регионе.

Задача проекта CABC — наращивание экспорта и выход на новые рынки. Для начала проект будет направлен на садоводческие подотрасли с экспортным потенциалом. Участники проекта будут работать с местными компаниями для повышения их конкурентоспособности и участия в глобальных производственно-сбытовых цепочках.

 Здесь важно правильно определиться с направлением экспорта, возможными конкурентами, поскольку турецкие и европейские производители сельхозпродукции не имеют намерений сдавать свои позиции на рынках стран, где они утвердились в течении десятилетий.

Возможно огромный российский рынок, особенно на фоне санкций, сможет стать основным рынком сбыта сельскохояйственной продукции стран Центральной Азии, у которых сложились традиционно добрососедские отношения с Россией.

Разработка транспортного коридора (TCD). Третий проект логически вытекает из предыдущего, поскольку бизнес, экспорт и логистика  взаимосвязаны. Цель проекта TCD - снизить стоимость и время перемещения товаров через границы стран Центральной Азии, а также улучшить качество транспортно-логистических услуг по всему региону.

Судя по заявлению о выявлении и уменьшении нетарифных барьеров, проект будет содержать антикоррупционную составляющую при транспортировке грузов.

Проблема инновационного развития, как и развития в целом, полностью зависит от энергоснабжения и эффективного энергопотребления. Поэтому важность четвертого проекта не определяется очередностью его представления в списке. Для целей развития производительности труда, повышения эффективности производства проект Энергия будущего (Power the Future) является одним из самых важных.

Проект должен помочь разработчикам политики в секторе энергетики и сотрудникам среднего звена расширить масштабы использования возобновляемых источников энергии в Центральной Азии.

Соединенные Штаты проведут обучение и обеспечат техническую помощь по вопросам стратегического планирования в области энергетики, конкурентных закупок, интеграции энергосети, гибкого стимулирования, зон использования возобновляемых источников энергии, а также инновационного финансирования.

Можно предположить, что в дальнейшем для реализации проекта странам ЦА необходимо будет закупить оборудование и технологии возобновляемых источников энергии, поизводенные в США. Так что этот проект достаточно интересен для самих Соедененных Штатов, как перспектива экономически выгодного вхождения в энергетический рынок стран Центральной Азии.

Не миновала проекты и тема изменения климата. Поддержка национального и регионального адаптационного планирования нацелен именно на смягчение этой проблемы. Цель этого проекта — увеличение потенциала стран Центральной Азии для планирования адаптации к последствиям изменения климата.

Насколько этот проект будет эффективен и какую практическую пользу принесет пока неясно. Интересно, что проект улучшит доступность высококачественной информации и аналитики по климатологии.

Кроме того, Соединенные Штаты создают для себя возможность оказания технической помощи ключевым заинтересованным сторонам и координировать свои действия с партнерами по оказанию содействия в развитии.

Трудно предвидеть практическую пользу этого проекта, ибо климат и его изменения - вопрос очень дискутабельный, а результаты ожидаются нескоро. Необходимо добавить, что они достаточно трудноизмеримы в количественных и качественных показателях. Несомненная практическая польза проекта видится в том, что он создаст еще одну межстрановую платформу для ведения диалога.

Среди перечисленных проектов нет Smart Water, который был заявлен Джоном Керри в ноябре 2015 года в Самарканде.  Понятно, что одну из самых болезненных проблем для Центральной Азии – проблему распределения водных ресурсов весьма сложно решить, поскольку вода для сельского хозяйства одних стран и вода для решения энергетических проблем других имеет одни и те же источники, но потребность в ее использовании катастрофически не совпадает по сезонам.

Вероятно, предположив все «за» и «против» США осознали, что проблема слишком сложна, в ней легко увязнуть и, пока, не видно решения, устраивающего все страны региона. А брать чью-то сторону, в ущерб связей с другой – непродуктивно и недальновидно. Это в пору советского прошлого существовал всемогущий центр, который более или менее справедливо распределял воду и с ним не могли не соглашаться. Сейчас иные времена.

Из этой попытки рассмотрения заявленных проектов можно предположить, что США и другие участники выбрали лишь те проекты, где перспектива позитивного решения очевидна и решения могут быть найдены относительно безболезненно. США, как инициаторы формата, выступают лишь как организаторы, и, возможно, как гаранты диалога в вопросах, которые имеют перспективу бесконфликтного решения.

Поэтому и сумма для заявленных проектов, в среднем по $3 млн. на проект или по $3 млн. на страну, т.е по $ 600 тыс. на проект каждой стране. Для США такие суммы относятся к величинам, скорее, символическим. Для сравнения – церемония открытия Олимпиады в Рио – событие длительностью в пару часов, стоила организаторам $ 20 млн. Еще одно предположение - интерес к формату «С5+1» недолгосрочный, поэтому и сумма символическая.
 
Затрачивая всего $15 млн. США остаются в роли добрых советчиков, сохраняют старые и создают новые контакты. Определенно это хорошо и для стран Центральной Азии, ибо диалог несомненно лучше взаимных претензий и конфликтов. 

Лола Исламова


Фото: http://www.mfa.uz/ru/press/news/2016/08/8004/

1689
0
Добавить комментарий

Авторизуйтесь через одну из нижеприведенных систем:

Ваш логин на ID.UZ:

Кто замолвит о Рустаме Азимове слово...

Узбекистан все дальше уходит от методов административного давления и пытается добиться стабильности цен на рынке продовольствия используя рыночные механизмы. смысл многих посланий Президента настолько же прост, насколько и важен - работать так, чтобы не вызывать недовольства людей, более того – работать так, чтобы люди были довольны властью, доверяли ей.

8150

Россия: для нас - новые возможности…

За год в Узбекистане побывало 16 российских «бизнес-миссий», в которых участвовали представители 113 компаний из 23 регионов России. Если переговоры с большинством из них завершатся успехом, то планы нашей страны создать за год почти миллион рабочих мест можно считать вполне реальными.

714

Медицина Узбекистана нуждается в лечении и реабилитации

Узбекистан следит и обсуждает череду кадровых перемен в Министерстве здравоохранения, которое непосредственно касается каждого и, по праву, считается формирующим настроения людей. И, оно же – одно из самых закрытых ведомств Узбекистана. Очевидно, что Минздрав и, в целом, система здравоохранения далеки от совершенства.

6300

Картошка как повод для экономической дискуссии

Отшумели предвыборные кампании, ЦИК утвердил результаты выборов, осталось провести инаугурацию, но это событие, при всей своей торжественности, несёт всё же формальный характер и не сулит никаких сюрпризов. Как-то не сложилось в этом году с сельхозпродукцией – невиданно высокие цены были на томаты летом, а теперь на «второй хлеб» - картофель. Назрела необходимость глубокого научного изучения собственного рынка и его тенденций.

1982

Избиратель желает ощутимых перемен к лучшему

Граждане, особенно молодые, любят новое и считают, что оно само по себе может изменить жизнь к лучшему. Появление виртуальной приёмной премьер-министра Узбекистанцы восприняли как панацею. Никто как-то не отметил, что само появление подобных приёмных свидетельствует либо о том, что сотрудники различных ведомств работают из рук вон плохо, либо их нормативно-правовая база и регламент работы никуда не годятся.

1278

Реплика

Cамое популярное

Колумнисты

Ало Ходжаев

Журналист, кандидат философских наук

Юрий Черногаев

Журналист, политолог

Рустам Шагаев

Публицист, фоторепортер, коллекционер 

Рустам Собиров

Мансур Ибрагимов

Востоковед-политолог

Румия Анварова

Журналист

Асия Качаева

Журналист, литературовед

Анзор Бухарский

Фотограф-документалист

Ульяна Кругосветка

Профессиональная путешественница

Яксарт Содиков

Публицист

Джавлон Хасанов

Публицист

Марина Ан

Журналист, PR-консультант

Андрей Толоконников

Психолог, тренер

Александр Кияев

Независимый военный эксперт, полковник в отставке.

Лола Исламова

Журналист.

Найдите нас на facebook

Опросы

Знаете ли вы как себя вести при землетрясении?
  • Нет, не знаю.
  • Не уверен(а), что мои знания верны.
  • Да, я прошел (прошла) специальный тренинг.
  • Да, я что-то слышал(а) или читал(а) об этом.
все опросы
Yandex.Metrika counter