Жаркое лето Узбекистана
Аномальная жара, установившаяся в Узбекистане в июле, не стала главным ньюсмейкером лета. Это всего лишь погода. Гораздо жарче становится от сообщений, поступающих из разных регионов республики, но связанных одной темой. СНОС!  

Для страны, вступающей в новую фазу развития (а мы все таки в это верим!), масштабная реконструкция вполне естественна и строительный бум только часть ее в одной, отдельно взятой сфере. Так и должно быть! Да, мы должны обновлять облик наших городов, обустраивать площади и скверы, возводить новые, благоустроенные дома, в которых наши соотечественники могли бы жить в ощущении полного комфорта. На смену ветхому и убогому жилью должно прийти современное и удобное. Цель – более чем благородная. Но благородными способами она, увы, достигается далеко не всегда. И жаркое лето-2019 убеждает нас в этом более чем наглядно. 
 

Снос! Одно за другим появляются сообщения о конфликтах, возникающих на почве этой темы в самых различных уголках страны. Ташкент, Риштан, Янгиюль, Яккабог, Ургенч. Бурлят социальные сети. Одна за другой на карте страны возникают все новые «горячие точки». География расширяется – накал страстей становится все более жарким, и лето здесь не при чем. Само понятие «снос» приобрело настолько негативный оттенок, что превратилось в своеобразный символ противостояния населения сносимых кварталов творимому местными чиновниками беспределу.  


Теперь уже никто не дает гарантий тому, что реализуемые под самым благовидным предлогом проекты, не становятся источниками мошеннических схем, реализуемых в чьих-то корыстных интересах. Кто ответит за то, что падает кредит доверия власти. Того самого доверия, которое по крупицам накапливалось в Год диалога с народом и интересов человека. Народные и виртуальные приемные, «порталы», выездные приемы ответственных руководителей, рабочие группы, распределение по секторам, все, что делалось в стране в целях налаживания прямого диалога власти с населением, и все, что было достигнуто в рамках этой работы сегодня отошло в тень. Забылось. Нивелировалось. Ушло в никуда. На фоне сноса. Многомесячные усилия руководства страны по преобразованию власти в открытый, прозрачный институт, принимающий решения в интересах общества, в интересах простых людей, а не кланов и группировок, сегодня дискредитированы непродуманной и недальновидной политикой сноса, осуществляемой на местах.  

Кто-то никак не может понять, что люди не против того, чтобы благоустраивались их города! Люди против того, чтобы это делалось с нарушением их прав! И установленных законов! 
В течение года общественность наблюдала за борьбой жителей дома №45 по столичной улице Амира Темура за его сохранение. И, в конце концов, историческая ценность строения была признана авторитетной комиссией. Но чего это стоило жителям?  

Всю страну облетели кадры разрушенного Риштана, где люди были выселены из своих домов без предоставления равноценной компенсации (что можно построить за 10 миллионов сумов?). Что мы могли чувствовать, при виде этих (извините!) старух, караулящих в 40-градусную жару развалины своих домов в ожидании приемлемого решения жилищного вопроса?  
 
В Янгиюле на вывоз «барахла» из своих домов людям дали 2 недели. Должны были снести с десяток двухэтажек (после недешевого капремонта) вдоль главной городской магистрали. Ни о каких 6 месяцах, положенных по Закону, речь даже близко не шла. Первые две двухэтажки безжалостно снесли, невзирая на возмущение горожан, которое, все таки, остановило беззаконие.  

Вопрос: почему сносу подвергаются благополучные махалли в центре города, со сформировавшимся бытом, где самый низкий уровень преступности, сложившаяся инфраструктура и устоявшаяся благополучная социально-духовная микросреда? Что мы получаем взамен в таких местах? Почему новые жилые кварталы нельзя создавать на окраинах и, если уж так хочется, переносить туда все эти модернизированные под Сити административные центры? Может быть дело в земле, ее стоимости, в дополнительных затратах на подвод коммуникаций, развитие инфраструктуры? Ведь там, где появляется новый квартал необходимо возводить школы, больницы, дороги и пр.? Насколько это выгодно застройщикам, обновляющим столичный ландшафт ситизированными небоскребами?  


Отдельная история - Яккабаг, где противостояние жителей сносимых участков и представителей местной власти этим летом достигло пика. Это до какой степени нужно довести людей, чтобы предприниматели, отстаивая свою собственность, превращали в горящий факел заместителей районных хокимов? Куда мы идем? Кому нужна такая «Обод махалля»? Разве на такое благоустройство ориентировал нас Президент, инициируя эту программу? Так и хочется сказать, опомнитесь! Инцидент в Яккабаге стал детонатором протеста, новой волной всколыхнувшего уже и Ургенч, откуда поступает хотя и достаточно скудная, но вызывающая все большее беспокойство информация.

Нужен ли новый «Технопарк» нашей стране? Нужен, если мы живем в эпоху инноваций и стремимся идти в ногу со временем. Но почему новаторское решение реализуется архаичными методами, не исключающими обман, произвол и насилие? Мы что, опять возвращаемся в наше недавнее прошлое? Теперь, когда люди поверили в возможность и реальность перемен, и уже воочию увидели их первые результаты? Почему мы вновь и вновь наступаем на те же грабли? 


Вот уже и депутаты вступили в полемику с хокимами...
Я очень хочу, чтобы Ургенч стал последней точкой на карте страны, упоминавшейся в связи со СНОСшибательными новостями. Я очень хочу, чтобы моя страна процветала в гармонии между интересами государства, общества и личности.  

Я не хочу, чтобы маленький факел Яккабага превратился в большой костер гражданского противостояния, способного свести на нет все усилия по модернизации страны. 
Я не хочу, чтобы в моей стране полыхнуло! 

Рахимжан Махкамов, журналист
 
(Авторская орфография сохранена)