Государственный Музей искусств Узбекистана и другие музеи страны получат на пополнение своих экспозиций 12 миллионов в валюте. Об этом было заявлено в минувшую субботу на собрании Общественного совета Музея искусств, посвященном первому просмотру фильма «Авангард. Время. Пространство» (Киностудия «Фаввора-фильм», автор сценария и режиссер Борис Бабаев, режиссер Денис Кодзаев, оператор Шерзод Сапарниязов, редактор Эльмира Ахмедова).

Заседание было открытым, пришли многие искусствоведы, кинематографисты, журналисты и – что оказалось принципиально важным – узбекские и зарубежные бизнесмены. Разговор о дальнейшей судьбе Государственного Музея искусств, о котором после очень скромного «празднования» его 100-летия снова не вспоминают, начался с просмотра фильма. Фильм, снятый на деньги его создателей, впервые за долгие годы устами признанных мастеров рассказывает о художественных музеях страны, о богатейших сокровищах, сокрытых до времени в их хранилищах, и, о которых даже в среде специалистов мало кто иногда знает.

«Это фильм не искусствоведческий, это попытка сказать понятным каждому языком о больших проблемах нашего музейного дела. У нас в стране очень много, так называемых, искусствоведов, даже доктора наук есть, но никто до сих пор эту тему не поднимал. За всю историю современного Узбекистана была одна-единственная попытка рассказать о музее – это фильм Али Хамраева «Страсть Игоря Савицкого», это фильм о замечательном музее в Нукусе, - с горечью говорит г-жа Ахмедова.

Кстати, представляя свой фильм общественности, Хамраев сказал фразу, за которую получил не одну «шишку». Он сказал с откровенностью большого мастера: «Благодаря этому музею многие люди узнали, что есть такое государство – Узбекистан». Это к слову о том, что визитной карточкой страны может быть не только «белое золото» и золото… « А вот в преддверии 100-летия главного музея, носящего звание «Государственный», никто не решился как-то «зафиксировать» эту дату», - продолжает г-жа Ахмедова.

Не захотевший назвать свою фамилию в прессе, но очень уважаемый в нашей стране специалист так объяснил мне эту странную ситуацию: «А как ты думаешь? Если говорить о Государственном Музее искусств, то придется сказать, что его коллекция началась с собрания Великого князя Николая Романова, который долго жил в Туркестане и очень много сделал для развития в крае науки, культуры, современного земледелия и т.д. Его собрание картин – это бесценное сокровище. Когда иные «искусствоведы», желая принизить ценность собрания, начинают говорить, что, мол, не все картины – подлинники, это просто глупость. Всем этим «копиям» по 300 лет и больше, и сделаны они мастерами, которые ныне также признаны «великими»… Но говорить о том, что именно картины, скульптуры, фарфор Великого князя положили начало коллекции Государственного музея – будет непатриотично». Я бы тут вспомнил слова человека, которого в «квасном патриотизме» ну никак не заподозрить. Никита Михалков: «Понятие патриотизма не включает в себя стремление переписать историю под каждое новое правительство…».

Сегодня в экспозиции Государственного музея более 100 тысяч единиц хранения. Говорить о многих из них надо с благоговением. Это картины Александра Николаева («Усто Мумин»), Урала Тансыкбаева (которого называют «Узбекским Гогеном»), Оганеса Татевосяна (в частности, был главным художником павильона Узбекской ССР на ВДНХ в 1937 году), Александра Волкова (один из зачинателей Туркестанского авангарда)… Впрочем, если говорить об авангарде, то нам с вами несказанно повезло: у нас есть картины «первой волны» авангарда, написанные Василием Кандинским и Казимиром Малевичем…

Далеко не каждое собрание может предъявить столь ценные полотна… Но! В 52 залах, на 5400 квадратных метрах экспозиционной площади вы увидите только одну десятую этой замечательной коллекции. Остальное в запасниках. Хотя академик Эдвард Ртвеладзе с полным основанием охарактеризовал Государственный музей как «не просто художественное собрание, но и исследовательское учреждение…», условия и для хранения, и для научной работы в запасниках проблематичные. И за последние 20 лет здесь не родилось ни одной значительной научной работы…

А теперь о приятном… Директор Государственного музея Василя Файзиева рассказала о грядущей реконструкции музея. Она будет проводиться при поддержке национального Фонда развития культуры и искусства и некоторых иностранных организаций. Первый опыт такого сотрудничества уже есть – в Музее прикладного искусства. Там приглашенные эксперты уже предложили целую «дорожную карту», как сейчас модно говорить. (За основу взяты рекомендации для Египетского Национального музея). В этой «дорожной карте» такие не очень вразумительные, но проверенные на практике в Каире понятия как «таргетирование», «маркетинг», «целевая аудитория», которые должны гарантировать наплыв посетителей в Музей прикладного искусства…

Что же касается Государственного музея искусств, то здесь будет строиться еще одно здание. Полностью реконструируют экспозиционную площадь и запасные помещения: предусмотрены (наконец-то!) климат-контроль и специальное «музейное» освещение. «Останутся только несущие стены, все остальное – заменим», - уверила г-жа Файзиева. Очевидно, музей придется на время закрыть… Как быть с «единицами хранения» на это время – решается…

И – снова о приятном. А другими словами – о том, как важно во-время заинтересовать бизнес. Когда участники собрания расходились, с г-жой Файзиевой уже уселся за её стол бизнесмен из соседней северной страны. Мне он сказал, указывая на толстый портфель: «Я привез сюда $12 млн. и после этого фильма знаю, во что их вложить…» Не помните, кто сказал: «Главнейшим из искусств для нас является кино…?»

До встречи здесь же,

Юрий Черногаев