Колония «Жаслык» закрыта! Со многими восклицательными знаками наша и не наша пресса пытается комментировать постановление Президента «О ликвидации Специализированной колонии по исполнению наказания №19 МВД  Каракалпакстана». Внесем свою долю в этот радостный хор и мы.
 
Важен вклад каждого
 
Первое и главное: за год «Жаслык» уже третья колония, которая закрывается. Если иметь в виду ежегодные амнистии, то, очевидно, что директор Национального центра по правам человека Акмаль Саидов на брифинге в мае имел все основания заявить, «что в Узбекистане вследствие проведения судебно-правовых реформ в 2,5 раза сократилось количество тюремного населения». Что и отражено в Национальном докладе Узбекистана в рамках Универсального периодического обзора (УПО ООН) в Женеве в том же месяце. По словам г-на Саидова, на каждые 100 тысяч населения Узбекистана в заключении находятся 122 человека. «В два-три раза меньше, чем у Америки, где 780 человек на 100 тысяч», - гордится г-н Саидов.
 
Теперь каждый торопится застолбить свое участие «в процессе». По мнению многих зарубежных и наших собственных правозащитников, которые сейчас торопятся высказать свое личное «Ура!», столь видимые подвижки в пенитенциарной системе стали возможны благодаря вниманию «международного сообщества». В частности, об этом заявил на своем сайте  уполномоченный по правам человека в Узбекистане Улугбек Мухаммадиев: «Это важное политическое событие вызвало широкий резонанс среди… международного сообщества. Это пенитенциарное учреждение имеет негативную репутацию у международных организаций. Об этом свидетельствуют поступившие в адрес омбудсмана многочисленные обращения граждан, самих заключенных, а также из зарубежных стран».  Омбудсман отметил, что неоднократно звучали призывы о закрытии колонии «Жаслык», в том числе и от зарубежных экспертов.
 
Кому «главное спасибо»?
 
Позвольте высказать сомнение, что это самое «международное сообщество» так уж сильно озабочено нашими тюрьмами. И что это ему –  главное «спасибо».

Мы сейчас не будем анализировать вклад в борьбу за права человека, которую ведут  узбекские эмигрантские организации  в Европе и в Америке. Я просто не имею права оценивать их работу, которую они делают по велению сердца и совести. Это дело их жизни, непростое дело, но они его делают. Правозащитники узбекского происхождения регулярно инициируют  призывы, обращения, общественные слушания. О них в Ташкенте порой и не знают. «У них – своя работа, у нас – своя», - такой отзыв я услышал как-то в парламенте. 
 
Международные организации такой направленности – особый разговор. У них четкие ориентиры, отработанная программа и связи с прессой. IWPR (Institute for War  &  Peace Reporting) периодически дает анализы ситуации, которые учитываются в «определенных кругах». Human Rights Watch  (HRW) тоже стал  слышен в наших кабинетах, наши СМИ дружно растиражировали слова его представителя  Стива Свердлова, что «закрытием данного учреждения президент показал большую политическую храбрость». О Freedom House вообще особый разговор. О его неожиданно дружелюбном видении ситуации у нас, и о его руководителе Майкле Абрамовице anhor.uz  уже писал, и это  пример того, как с «ними» надо работать…  Но в любом случае, даже  эти общественные  организации с историей и репутацией  - ну, никак не могут повлиять на принятие решений в доме на Площади Независимости. И слова нашего уважаемого Обмудсмена пока не находят подтверждения.
 
Смотрим дальше – межгосударственные организации и их влияние на нашу внутреннюю политику. Единственная за последнее время конкретная мера, которую предпринял Евросоюз «в защиту прав человека» - это «санкции»  после «Андижанских событий» 2005 года, отмененные через четыре года ввиду полной их никчемности. Еще бы, в списке чиновников, против которых  ввели личные ограничения, были несуществующие в природе люди. И уж совсем смешон был «запрет на продажу оружия». Да, у нас разные стандарты: снаряды НАТО в наши пушки просто не лезут… Потому примем к сведению слова главы делегации Европейского Союза в Узбекистане Эдуардса Стипрайса, который приветствовал решение президента, но не более того. Заслуги ЕС в этом нет.
 
Господа из ООН знакомятся с «Жаслыком»
 
Может быть, сказалось мнение ООН?  В октябре 2017 года в Ташкент по приглашению «с самого верха» прибыл Спецдокладчик ООН по вопросам свободы религии и убеждений Ахмед Шахид. Он стал первым за 15 лет спецдокладчиком ООН (чтобы понятнее читателям – инспектором), который был не просто допущен, а даже приглашен нашими властями!
 
Потому на пресс-конференцию по итогам его посещения «Жаслыка» собрались не только журналисты, прибыл почти весь дипкорпус. И все затаили дыхание…
 
Зря затаили… Команду г-на Шахида по прибытии в Ташкент щедро снабдили документами о нашей системе исполнения наказаний. А у них там в ООН привыкли документам верить. В том числе, например – этому:
 
Норма № 2 обеспечения продовольствием осужденных, отбывающих наказание в учреждениях по исполнению наказания
 
 
По данной норме обеспечиваются осужденные  в соответствии с типовыми перечнями, утвержденными Министерством занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан и Советом Федерации профсоюзов Узбекистана.  На это последнее наши чиновники обращали особое внимание гостей: «Норму утвердили профсоюзы!»
 
Профсоюзы утвердили и вещевое довольствие заключенных. И это тоже стало поводом обратить особое внимание гостей: положены шапка-ушанка и телогрейка. Какой-то офицер спросил у г-на Шахида (тот родом с Мальдивских островов): «Вот у вас на Мальдивах  дают заключенным ушанку? А мы – даем!»  (Впрочем, среди офицеров ГУИН в связи с тем визитом много анекдотов ходит, возможно, это один из них).
 
Или вот еще справка из досье спецдокладчика: 
 
 
Комментарий со слезами умиления: «Даже тапочки, даже лифчик, даже носовой платочек…».
 
Не знаю, насколько умилился г-н Шахид увиденным в «Жаслыке», но вот присутствовавшие на пресс-конференции  журналисты точно поразились. Спецдокладчик ООН говорил много, но свелось все вот к этому: «В тюрьме порядок и чистота. У заключенных добротная одежда и обувь». А негативом посланник ООН посчитал: «В месяц Рамазан ужин подавали не вовремя». И еще: «В некоторых камерах не работали кондиционеры».   Что вы после этого от ООН хотите: г-н Шахид был в «Жаслыке» всего четыре часа, все впечатления – по документам. 
 
Положение на сегодня
 
Слова г-на Шахида сейчас, через год, вспомнили чиновники МВД. Пресс-секретарь МВД Кутбиддин Бурхонов сказал на прошлой неделе: «На самом деле она отвечает всем санитарным и правовым нормам. Нет отклонений от каких-либо норм. Она была одной из самых современных колоний. Это в прошлом году потвердили побывавшие там представители международных организаций». Очевидно, г-н Бурхонов имел в виду именно г-на Шахида. 
 
Будем все же справедливы. Через несколько месяцев команда Спецдокладчика выдала более объективный доклад, в котором сформулировала 12 предложений нашим властям (много думать не пришлось: все 12 предложений – цитаты из документов Комитета по правам человека ООН.  Начинающий журналист из «Вечернего Ташкента» сделал бы то же самое за один день…). Этот отчет назвали «Дорожной картой», и в  июне 2018-го наш парламент её одобрил. Г-н Шахид тогда заявил: «Я приветствую принятие парламентом  «дорожной карты», что свидетельствует о готовности добиваться улучшения ситуации с правами человека в стране и обеспечивать  свободу вероисповеданий».
 
В рамках «Дорожной карты» заключенные тюрьмы УЯ-6421 в  Бекабаде в конце прошлого года переехали в новое пенитенциарное учреждение, построенное в Зангиатинском районе под Ташкентом.  Чиновник из МВД  сказал журналистам, что ни одного заключенного не осталось в тюрьме в Бекабаде.
 
Уже знакомый нам г-н Бурхонов сообщил, что в пенитенциарных учреждениях установлено свыше 2500 камер наблюдения для предотвращения фактов незаконного обращения с заключенными. «Могу уверенно сказать, что сейчас этот вопрос у нас искоренен». 
 
Замглавы МВД  Бахромбек Адилов: «В текущем году в 16 учреждениях исполнения наказания началась работа по реконструкции комнат свиданий, ремонт зданий и сооружений». Тут кстати сказать, что такой ремонт ускоренными темпами идет в следственном изоляторе № 2 МВД Каракалпакстана – так теперь называется бывший «Жаслык». 
 
На этом тема «Жаслык»  закрыта. Все зарубежные политики отыграли свои роли, записав в свой актив, что «Жаслыком» занимались. Но!  Не их заслуга, что «Жаслык» исчез. 
 
Мы сами это решили. Мы – народ.
 
До встречи здесь же, 
Юрий Черногаев.