Основными персонами общественной критики в медиа Узбекистанаа стали областные хокимы. Рейтинг «топ критикуемых» возглавляет хоким Ферганской области Шухрат Ганиев. Ганиев, единственный областной хоким, который, получил публичный выговор в Комитете по этике Сената, и, пока, единственный, чьи слова были изучены Генеральной прокуратурой на предмет правонарушений.
 
Однако, президент не увольняет Ганиева, не увольняет других областных хокимов, сохраняет в должности хокима города Ташкента. При этом действия хокимов различных уровней и, конкретно этих, становятся обузой для репутации новой администрации. Более того, Президент избегает резкой критики в адрес провинившихся чиновников. Возникает резонный вопрос: почему?
 
Представляется, что здесь есть несколько соображений, которые должны изменить форму мышления и поведения чиновников всех уровней, а также, систему власти в стране.
 
Во-первых, основной формой правления при Каримове, было принуждение. Принуждение в государственной системе имело строго пирамидальный характер. Если чиновник публично провинился, он должен был быть наказан. При этом, согласно логике и позиции Каримова, если сегодня позволить общественности обсуждать и критиковать чиновников независимо от их ранга, то завтра очередь быть объектом общественной критики может дойти и до президента. Тогда, единственной инстанцией, которая имела право публично критиковать чиновников, был президент страны.
 
Власть при Каримове была категорически закрыта. В Узбекистане был только один единственный публичный политик, чье лицо и голос были знакомы всем – это сам Каримов. Поэтому, тогда общественное сознание узбекистанцев знало только одного ответственного или виновника за ситуацию в стране – во всех секторах и регионах республики. Режим не позволял, чтобы люди знали личные и менеджерские качества чиновников, не допускал развития их управленческих качеств.
 
Судя по действиям, Мирзиёев стремится изменить форму государственного управления. Сегодня власти Узбекистана стараются отказаться от системы принуждения. И работают над тем, чтобы наладить систему побуждения и убеждения. Также, Мирзиёев хочет диверсифицировать ответственность власти, переложив часть её на плечи чиновников, согласно их участкам ответственности, и оформить это перед общественностью Узбекистана. Это означает, что перед президентом стоит задача переформатировать мышление и поведение государственных чиновников высокого уровня, исходя из задач реформирования политической системы Узбекистана. А задача – создать новую систему власти. Систему, которая позволяет создать национальное богатство без принуждений. Система, которая позволит Узбекистану иметь достойную репутацию перед мировым сообществом.
 
Задача предполагает, что ранее неприкасаемые руководители должны научиться коммуницировать с общественностью, уметь эффективно определять и решать социальные проблемы. Тем самым, Мирзиёев преследует цель ре-социализации чиновников всех рангов в условиях постепенного демонтажа репрессивной государственной машины, открытости, точного определения нарастающих социальных проблем общества.
Именно поэтому, Мирзиёев ведет некий политический эксперимент. Смысл эксперимента в том, чтобы позволить плавно столкнуться общественности и чиновникам. Силовые структуры жестко не подавляют социальную активность общества, чтобы люди научились решать свои проблемы. Также Мирзиёев старается не вмешиваться в ситуацию, предоставляя чиновникам возможность созерцать масштабы социальных проблем общества. То есть, в данном случае, президент играет роль некоего арбитра в «пинг понге»: с одной стороны – общественность с нарастающим осознанием своих социальных проблем и требованиями решить их, а с другой стороны – хокимы, как и другие чиновники, которые, еще не имеют навыка эффективно общаться с людьми, но в ходе этих процессов, должны научиться.
 
Во-вторых, Мирзиёев не хочет повторить кадровый опыт Каримова. Бывший Президент рассматривал снятие с должностей областных хокимов как политическую технологию по перекладыванию ответственности на их плечи. Каждый раз, перед назначением, Каримов долго восхвалял областных хокимов. А при снятии, он часами критиковал, возлагая на них все заслуженные и незаслуженные, промахи в экономике, социальном обустройстве. Такая практика, в конце концов, сильно ударила по репутации самого Каримова. Люди перестали доверять его оценкам и критике. Общественность стала осознавать, что проблема не только в кадрах, но и в политической системе в целом.
 
Такая практика Каримова также создавала много напряженности внутри политической системы. Публичная критика президентом того или иного чиновника с последующим возбуждением уголовного дела против него, всегда нагнетала страх среди руководителей, особенно высокого ранга. Насыщала массовое сознание дополнительным страхом. С такой кадровой политикой, жесткий авторитаризм в Узбекистане только укреплялся. Был создан образ власти, которая всегда жестко наказывает неугодных, ошибающихся, считая их ненужными.
 
Представляется, что президент Мирзиёев старается избегать ситуации, когда снятие того или иного чиновника нагнетало бы обстановку в республике, имела устрашающий характер. Также, очевидно, Мирзиёев не желает сменять кадры так часто, как это имело место при Каримове. В кадровом вопросе, Мирзиёев ведет себя как консерватор, который, предпочитает изменить модель поведения самого кадра, чем сменить одного кадра на другого. Такой подход, по замыслу Президента Мирзиёева, должен способствовать развитию менеджерских качеств чиновников, необходимых в свободных обществах.
 
В своем обращении к Олий Мажлису, Мирзиёев предупредил чиновников, что терпению власти относительно их промахов, ошибок приходит конец. За последние три года, большинство областных хокимов прекрасно освоили новые правила игры: исполняя поручения вышестоящей инстанции, необходимо проявлять гибкость, чтобы не стать объектом острой общественной критики. Однако, Шухрату Ганиеву данное правило усвоить, пока, не очень удается, однако и он старается как может.
 
Кажется, что Шухрат Ганиев, как и другие областные хокимы, прекрасно понимают, что социально-политическая ситуация в республике входит в новую фазу. Образ новой власти уже освоен обществом. Нарастает общественное осознание социальных проблем. Парламентские выборы прошли, а через год – в конце 2021 года, должны состоится выборы президента. Это обстоятельство обуславливает, что, в течение следующих двух лет, определенная часть областных хокимов потенциально могут терять свои должности. Причем первыми будут те, кто не смог адаптироваться к новым условиям и правилам игры. И в этом отношении, хоким Ферганской области Ганиев, уже находиться в группе риска.
 
Камолиддин Раббимов, политолог