Эксперты, обсуждая источники финансирования антикризисных мер, приходят к различным выводам, порой, прямо противоположным, где основной аргумент - «я так думаю». Правильный выбор источников и инструментов финансирования расходов, направленных на минимизацию последствий кризиса, определит не только эффективность мер, но последующее влияние расходов на социально-экономическое развитие страны.
 
На что занимаем?

О внешних источниках финансирования затрат антикризисного фонда подробно говорил заместитель премьер-министра Жамшид Кучкаров. В соответствии с постановлением президента Узбекистана от 22 апреля 2020 года, Узбекистан намерен привлечь кредиты международных финансовых институтов (МФИ) на сумму 3,1 млрд долларов для снижения последствий пандемии коронавируса. Привлечённые по конкретным проектам средства будут направлены на укрепление системы здравоохранения — 277,5 млн долларов, поддержку предпринимательства и банковской системы — 700 млн долларов, госбюджета -1,8 млрд долларов, помощь коммунальным и энергетическим предприятиям — 300 млн долларов.

Основными международными финансовыми институтами, оказывающими содействие Узбекистану, являются традиционные партнеры — Всемирный банк, Азиатский банк развития, Исламский банк развития, Всемирный банк реконструкции и развития (ВБРР) и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Накануне объявлено, что Узбекистан получил 95 млн.долларов от ВБ, также планируется заимствовать 375 млн долларов у Европейского банка реконструкции и развития для помощи в борьбе с пандемией коронавируса. Отметим, что эти средства заимствованы в дополнение к 3,1 млрд долларов США, указанным в постановлении Президента.

Все указывает на то, что все министерства и ведомства, словно по команде, бросились в погоню за внешними заимствованиями для покрытия затрат антикризисного фонда. Это существенно увеличит госдолг, но не гарантирует эффективного расходования средств.

Международное заимствование для укрепления системы здравоохранения, реструктуризации долгов субъектов предпринимательства, а также на поддержание государственного бюджета, по сути является формой «проедания» заемных средств, поскольку ни одно из указанных направлений не создаст в будущем производственный потенциал, который бы был использован для возврата этих средств в гораздо сложных условиях осуществления экономической жизни.

Заимствование за рубежом означает принятие на себя дополнительных расходов в связи с неизбежным падением обменного курса национальной валюты, поскольку темпы развития экономики не будут прежними, объемы и каналы поступления иностранной валюты существенно сократятся. В ближайшие 2-3 года ситуация коренным образом не изменится. Условно говоря, если мы занимаем доллары США при обменном курсе 10 тыс. сум за доллар, то, возможно, через 3 года, когда нужно будет возвращать основную сумму, обменный курс составит и 13 тыс., и даже 15 тыс. сум за доллар. Таким образом, кроме стоимости заимствования (проценты за кредит со всеми разовыми расходами по выделению кредита), существуют и расходы будущих периодов от девальвации национальной валюты. При этом цены на основные сырьевые товары экспорта будут неуклонно снижаться в ближайшие 2-3 года. В этом, кстати, есть полный консенсус между всеми участниками рынка.

Об альтернативе

Удивительно, что Узбекистан не рассматривает более эффективные внутренние источники финансирования антикризисных мер. Страны с развитой экономикой, чтобы  мобилизировать огромные ресурсы для стимулирования экономики, выпускают государственные ценные бумаги в виде облигаций (ГКО). У Узбекистана есть положительный опыт выпуска и размещения ГКО, начало которому положено еще в 1996 году. Эмитентом ГКО было Министерство финансов и андеррайтером был Центральный банк, который используя необходимые инструменты влияния, добивался размещения ГКО среди коммерческих банков Узбекистана, предоставляя при этом инвесторам различные льготы по резервным требованиям.

Что мешает

Осуществить эту простую операцию мешает недавно принятый закон «О Центральном банке», который отличается своим цинизмом к нуждам государства. Статьи данного закона противоречат друг другу, и удивительно, как Министерство финансов и Министерство юстиции пропустили такой сырой законопроект в парламент, а депутаты за него проголосовали.

Статья 6 упомянутого Закона гласит: «Центральный банк не предоставляет кредиты или финансовую помощь Правительству Республики Узбекистан, другим государственным органам и организациям, в том числе для финансирования дефицита Государственного бюджета Республики Узбекистан».

Центральный банк Узбекистана, на мой взгляд, уникален в полном смысле этого слова. Нет ни одной развивающейся страны и, за редким исключением, даже развитой страны, где Центральный банк был бы настолько далек от государственных нужд и проблем. Порой мне представляется, что наш ЦБ – это государство в государстве, со своим видением ситуации, практически неограниченной властью и ведет политику экономического регулирования и развития, которая кажется оторванной от действительных нужд общества и экономики.
 
Статья 3 закона «О Центральном банке» гласит: «Центральный банк … находится в исключительной собственности государства». Но, тут же идет оговорка: «Центральный банк не отвечает по обязательствам государства, а государство — по обязательствам Центрального банка…». Иными словами, Центральный банк может принимать любые решения, которые, в частности, могут привести к повышенным обязательствам государства перед гражданами, могут напрямую влиять на интересы государства, однако за это ЦБ нести ответственность не будет.
 
Согласно закону Центральный банк подотчетен Сенату Олий Мажлиса Республики Узбекистан, который рассматривает годовой отчет ЦБ вместе с заключением аудиторской организации. При этом, внутренний аудит проводится самим банком, а внешний аудитор тоже нанимается самим ЦБ. Какими реальными инструментами контроля обладает Сенат, если все аудиторы нанимаются и оплачиваются Центральным банком?
 
Еще более удивительно, что в соответствии со статьей 14 этого Закона организация, находящаяся в исключительной собственности государства без ведома государства может самостоятельно распоряжаться полученной прибылью от управления государственными активами, каковыми являются например золотовалютные резервы государства, денежные средства государственного бюджета (как по доходам, так и по расходам), находящиеся на счетах Центрального банка. Статья 14 гласит: «Прибыль Центрального банка распределяется в порядке, установленном его правлением, одновременно с утверждением годового отчета». И, хотя далее закон гласит то, что «остаток прибыли после пополнения в установленном порядке резервов и фондов целевого назначения направляется в доход Государственного бюджета», это положение оговорено такими ограничениями, что Министерству финансов никогда не видать эту прибыль.
 
Почему эмиссия государственных ценных бумаг имеет преимущества

Министерства финансов около сотни стран прибегали к эмиссии ценных бумаг, которые покупались Центральным банком, как эмитентом национальной валюты, для спасения экономики. Этот метод финансирования чрезвычайных затрат имеет несколько преимуществ по сравнению с внешним заимствованием:
  • выделенные эмитированные деньги будут иметь самый продолжительный и самый естественный оборот: эмиссия – производство – потребление – налоги как часть потребления и производства. То есть бюджет – бюджетные организации (зарплаты, пенсии, пособия) - отрасли народного хозяйства имеющие приоритетные инвестиционные либо чрезвычайные проекты – хозяйствующие субъекты, создающие глобальный спрос на деньги – потребление (включая налоги). Далее по повторному циклу;
  • деньги будут выделены на финансирование текущих затрат бюджета, которые уже секвестированы, приоритеты пересмотрены и второстепенные расходы отложены либо исключены. То есть эффективность расходования средств гораздо выше и система контроля за расходованием средств отлажена, существует, ее не надо заново формировать и адаптировать;
  • деньги эмитированы национальным эмитентом и нет риска роста обменного курса.
Мне могут возразить – это приведет к повышению цен и к существенному росту инфляции. А разве привлеченные извне деньги точно также не будут способствовать росту инфляции? Разве они не являются частью совокупной денежной массы, которая является главным, определяющим фактором инфляции? Разве заимствование само по себе не порождает глобальный спрос на местном рынке, если его априори не было и за местную валюту? Лукавят наши оппоненты.

Еще одно существенное отличие эмиссии денег от внешнего заимствования в том, что государство не потратит свои золотовалютные резервы для поддержания курса местной валюты. В то же время, заимствование в иностранной валюте дает сигнал рынку, что государство нуждается в валюте. При этом все экономические агенты, осознавая, что имеющаяся у них валюта может пригодиться им самим в будущем,  всеми способами будут стараться выводить свою валюту из страны. А без притока этих ручейков источники пополнения золотовалютных резервов могут быстро иссякнуть.

Таким образом, политика заимствования из внешних ресурсов, которую проводят сегодня ЦБ и Минфин несомненно обернется огромными проблемами в будущем.
 
Абдулла Абдукадиров
Экономический обозреватель