7 апреля 2020 года Шухрат Вафаев, заместитель министра инвестиций и внешней торговли, исполнительный директор Фонда реконструкции и развития Республики Узбекистан дал подробные разъяснения, каков сейчас размер внешнего долга и почему Узбекистану в сложившейся ситуации выгоднее заимствовать у иностранных кредиторов деньги, а не использовать внутренние ресурсы, такие как, выпуск государственных казначейских облигаций.

Мы благодарны Ш.Вафаеву и, в свою очередь, хотели бы отметить, что эмоциональность авторов иногда вызвана отсутствием диалога и возможностей понимания логики принимаемых решений. В данном случае мы приветствуем диалог и готовы еще раз предоставить свои аргументы, основанные на фактах, изложенных в официальных источниках и в выступлении самого заместителя министра.

В ответе Ш.Вафаева есть несколько тезисов, с которыми нам трудно согласиться:
  • «…законодательством республики установлено, что исключительным правом обращения за внешними заимствованиями от имени Правительства наделено Министерство инвестиций и внешней торговли». Насколько известно, основополагающим документом в данном случае является закон Республики Узбекистан «О внешних заимствованиях» статья 4 которого устанавливает: «Право на заключение договоров о совершении государственных внешних заимствований от имени Республики Узбекистан имеет Президент Республики Узбекистан, Кабинет Министров Республики Узбекистан или уполномоченный ими орган». Далее, в статье 5 Закона предписывается, что «Уполномоченным органом по оформлению государственных гарантий является Министерство финансов Республики Узбекистан». Однако, нет закона или статьи в законе, которая наделяет Министерства инвестиций и внешней торговли исключительным правом на внешние заимствования. Как это происходит: Министерство инвестиций и внешней торговли подписывает контракты о внешнем заимствовании, а гарантии выдает Министерство финансов? Зачем такое разделение? Есть Закон о Государственном бюджете, которым установлены лимиты заимствования и заявленные 3,1 млрд долларов США это уже 77,5% лимита установленного Законом.
  • Министерство инвестиций и внешней торговли, полагаем, известно, что вся помощь правительства предпринимательству заключалась в отсрочке некоторых налогов и обязательных платежей, а также сроков исполнения требований финансовых учреждений. Практически никаких вливаний живых денег в предпринимательские структуры не было. Однако, многие бизнес структуры на самом деле обанкротились и им нужны деньги на восстановление оборотных средств, как минимум, нужны деньги на то, чтобы перезапустить работу предприятий многих отраслей. Однако, пока, кроме победных реляций Центрального банка о таргетировании инфляции, о деньгах, переведенных на счета предприятий мы не знаем.
  • Необходимость поддержки государственного бюджета никто и никогда не ставил под сомнение, равно как и не призывал остановить расходы. Все разногласия упираются в выбор источников покрытия затрат. Поэтому мы задали резонный вопрос: что лучше - занимать деньги, напечатанные чужими центральными банками или своим, родным?
  • Мы категорически не согласны с утверждение Ш.Вафаева, что мобилизацию финансовых ресурсов через ГКО могут осуществлять только страны с развитой экономикой. Здесь нет логики, потому что займодавец Центральный банк и займополучатель Министерство финансов одной страны. Предлагаем Ш.Вафаеву вернуться к нашему тексту: мы не предлагаем размещать ГКО среди иностранных инвесторов – мы предлагаем внутренние заимствования. «В случае принуждения банков к покупке ГКО, как предлагается экспертами, банки будут вынуждены использовать ограниченные свободные средства не на поддержку хозяйствующих субъектов, а на покупку ГКО». Здесь вы неправы, потому что автор не предлагал размещать ГКО среди коммерческих банков. Автор конкретно указывает, что ГКО, эмитированные Минфином, должны быть куплены Центральным банком. Более того, вам известно, что Министерство финансов совместно с ЦБ уже планируют размещение ГКО среди коммерческих банков на сумму 100 млрд сумов. Однако, это совсем не наша идея…
Никто не спорит с важностью инвестирования в человеческие ресурсы и в накопление человеческого капитала, а также с важностью поддержки исполнения государственного бюджета. Спор лишь о том, занимать ли под эту благородную цель дорогие деньги у иностранных кредиторов или занимать их у своего Центрального банка, без высоких процентов и без риска изменения обменного курса?

Именно на эти два основных вопроса нет убедительного ответа:
  • 1) почему надо занимать у иностранцев, вместо своего Центрального банка?
  • 2) почему мы все еще говорим о мерах по таргетированию инфляции, вместо мер по стимулированию развития и преодоления последствий наступившего кризиса?
Все это решается инструментами количественного стимулирования и смягчения, которые, полагаем всем официальным лицам в экономике хорошо знакомы. 

В заключении, хотелось бы отметить, все мы граждане этой страны. И если кто-то в стране осмеливается говорить свои сомнения по поводу эффективности проводимой экономической политики, то этому надо только радоваться, а не пытаться заставить молчать и давить авторитетом власти. Поскольку мы это говорим не потому, что хотелось бы отличиться, выделиться, а только поскольку имеем свое мнение и понимание предмета, а потому и задаемся вопросами.
 
С уважением,
 
Абдулла Абдукадиров
Экономический обозреватель.

фото: Азиятерра

Смотрите по теме:
Об источниках финансирования антикризисных мер