Предлагаю сравнить два события в сфере экономики, произошедшие на прошлой неделе. Первое: американский Конгресс «зарубил» проект по школам Узбекистана, обещанный денег наши школьники  не получат. Второе событие: в Чолпон-Ате на берегу Иссык-Куля прошло юбилейное заседание Межправительственного совета Евразийского Экономического Совета (ЕАЭС). Узбекистан пять лет назад отказался вступать в ЕАЭС – сейчас есть повод поразмыслить, сколько мы потеряли? Или выиграли?
 
Новая экономика Дональда Трампа и узбекские школы
То, что г-н Трамп решил сделать Америку снова великой – замечательная программа. Не всякий государственный деятель может решиться на такой призыв: слишком много составляющих в такой работе, слишком много экономических, политических и просто человеческих факторов надо сплести в крепкий канат, который и поднимет страну на новую высоту. Г-ну Трампу это удается. В том числе и за счет того, что он решительно отметает со своего пути «несущественные» задачи. Таковыми оказались и узбекские школы.
 
Администрация Трампа  «временно заморозила и приказала пересмотреть» несколько  фондов иностранной помощи, которые Конгресс уже утвердил.  В минувшую субботу Управление по вопросам управления и бюджета направило письмо в Государственный департамент и Агентство США по международному развитию (USAID), в котором уведомило их  об этой «заморозке», которая вступила в силу «за одну минуту до полуночи той субботы» (эх, любят американцы вот такие театральные обороты, на Голливуде выросли). Поскольку предстоит и «пересмотреть» программу, то вовсе не факт, что деньги теперь снова утвердят. По «мелочи»  никто с администрацией спорить не будет…
 
Эти «мелочи»  включают в себя  взносы в ООН и уж совсем такие «мелочи»:  солнечные батареи для стран Карибского бассейна, школы в Узбекистане и футбольные соревнования  в Центральной Америке. Незадолго до этого администрация также  сократила аналогичные программы  Гватемале, Гондурасу,  Сальвадору  и  Палестине.  Надеюсь, сравнение  с Палестиной вас не смущает?
 
Традиционно значительная часть зарубежного  финансирования должна поступить на счета получателей  к концу финансового года, который длится в США до 30 сентября.  Министерство  народного образования Узбекистана, очевидно, уже наметило, а может быть, уже отчиталось перед верховной властью в своих созидательных  работах  за эти деньги. А это значительная сумма: общая экономия за минувшую субботу для американских налогоплательщиков составила $4 млрд.  USAID отказалась от комментариев.
 
А между тем в Чолпон-Ате…
А зато в Чолпон-Ате в это же время  главы государств  ЕАЭС  подписали 12  документов, которые сделают  бизнес проще, а жизнь людям - спокойнее.  О стратегических решениях чуть позже, сначала о том, что самым  непосредственным образом  коснулось   кошельков граждан России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии. Молдова имеет статус наблюдателя в этой организации, а Вьетнам, Иран, Китай и Куба заключили с ЕАЭС соглашения о зонах свободной торговли, и к этим странам  нижеследующее соглашение  может быть применено посредством особых процедур. Так вот, теперь членство в ЕАЭС обеспечивает «мобильность пенсий» для граждан, то есть решает вопрос «экспорта пенсий и учета стажа работы в другом государстве ЕАЭС». Пример: киргизские  специалисты при возращении на родину из России  будут получать пенсию от России. Стаж работы в другой стране ЕАЭС теперь тоже учитывается  при назначении пенсии уже на родине.
 
Теперь – о стратегических проблемах. В свое время anhor.uz уже дал «раскладку» плюсов и минусов членства в ЕАЭС, которые обусловили наш скептицизм к этой организации. Обозначенные «минусы» сохранились. Но вот «плюсы» участия за эти пять лет – выросли.
 
Непосредственно узбекский бизнес интересуют решения по хлопку и по экспорту  продовольствия, принятые в Чолпон-Ате. Согласно прогнозу ЕАЭС, в 2020 году по сравнению с 2017 годом в целом по Союзу (если слово Союз кого то коробит, уточню – это  Евразийский Экономический Союз, не СССР) производство сельскохозяйственной продукции  увеличится на 3,7% -  до $118,6 млрд. Рост взаимной торговли составит 24% – то есть объем взаимных  поставок вырастет до $10,4 млрд. Экспорт сельхозпродукции  в третьи страны  увеличится на 19,2%, что в долларовом эквиваленте составит $4,1 млрд, а импорт увеличится на 3,2%. В 2020 году  экспорт из Союза в третьи страны составит $56,7 млрд.  Большой «пирог», но делят его без нас…
 
Конечно, сегодня хлопок не определяет нашу экономику. По итогам января-декабря 2018 года доля хлопкового волокна в общем объеме экспорта Узбекистана составила 1,6%, значительно снизившись по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. К слову, в 2015-ом доля от общего объема его экспорта составляла 5,9%. Но в любом случае,  поставки на экспорт продолжаются.
 
Зато растет стремительными темпами экспорт овощей-фруктов, который уже «стоит» свыше $2 млрд. (половина от продажи золота, так что наши помидоры для бюджета поистине «золотые»). В прошлом году мы отказались  от посева хлопка  на площади около 100 тыс. гектаров: фермеры произвели  вместо этого дополнительно 8,235 млн. тонн плодоовощной продукции. К тому же стала намного проще процедура экспорта.
  
Важно отметить, что наша страна сегодня – вовсе не только аграрный экспортер. Могу привести данные за  2018 год. Тогда за период с января по декабрь удельный вес промышленных товаров в составе экспорта составил около 78,7%.  А число узбекских предприятий, занимающихся экспортом промышленных товаров, по сравнению с аналогичным периодом 2017 года выросло на 446, достигнув 3 509.
 
Общие итоги впечатляют. Товарооборот в 2018 году с Россией, например, вырос до $5,8 млрд,  с Казахстаном – до $3 млрд. Со странами ЕАЭС, начиная с 2017 года торговые отношения растут опережающим темпом: всего за пару лет - на 50%.
 
Проблемы уже рядом
На пороге у нас – большая проблема. Сегодня Узбекистан, после  присоединении к Договору о Зоне свободной торговли (ЗСТ) СНГ, имеет расширенный доступ к рынкам стран ЕАЭС. Наша страна чувствует себя комфортно в данном формате, так как Договор о ЗСТ СНГ не предполагает передачи каких-либо суверенных полномочий на наднациональный уровень, что мы раньше категорически отвергали. Но при этом обеспечивается льготный доступ на рынки стран СНГ.
 
Но в конце этого года для нас  истечет преференциальный срок торговли со странами-участниками ЗСТ СНГ. И тогда   начнется  снижение протекционистских тарифов и акцизов на целый ряд товаров.
 
Тогда такой вопрос: если уж ЕАЭС готов создавать ЗСТ с Вьетнамом, Израилем и Египтом, то  Узбекистан с не меньшим основанием может рассматриваться в качестве такого партнера?  А может, пойдем даже дальше? Тут нужно наше политическое решение…
 
По-видимому, оно уже готовится. Напомню выступление на 20-м заседании  Сената  нашего Президента: «Произвести качественную экспортоориентированную продукцию – это полдела, гораздо труднее найти для нее рынки сбыта. Хотим мы или нет, но Россия и ЕАЭС - это наши основные партнеры, 70 процентов нашей торговли связано с ними. Недавно ЕАЭС перешел к единой маркировке своей продукции. Наша продукция при прохождении по территории ЕАЭС будет выделяться, и отношение к ней будет соответствующее. Кто в результате понесет убытки?»
 
Поскольку никто из сенаторов эти цифры не знает, восполнить  пробел решил anhor.uz с помощью Jamestown Foundation. В своем недавнем докладе фонд отметил, что «издержки невступления Узбекистана в ЕАЭС, куда уже входят 2 из 4 соседних ему стран, будут возрастать, нанося ущерб экономике этого государства». А сегодня ущерб уже исчисляется в не менее как $ 1 млрд. Впрочем, это ведь «экспертные оценки», кто-то думает иначе…
 
Для них совет: посмотрите документы по итогам визита главы нашего государства в Минск. Один из пунктов принятого там  заявления гласит: «Стороны обсудили перспективы сотрудничества Узбекистана с Евразийским Экономическим Союзом  с учетом опыта белорусской стороны». Ну а уж какой г-н Лукашенко энтузиаст интеграции всех подряд в ЕАЭС, хорошо известно.
 
И на сегодня – последнее. В Чолпон-Ате члены Межправсовета  ЕАЭС подписали Соглашение о трансграничном перемещении опасных отходов по таможенной территории Союза. Поскольку мы строим атомную электростанцию, то, придет время - встанет вопрос о транспортировке отработанного топлива в Россию. Казахстан пропустит этот груз через свою территорию только при определенных условиях.  Догадываетесь – при каких?
 
До встречи здесь же,
Юрий Черногаев

 
Смотрите по теме:
Что мы забыли в ЕАЭС?
Кто-то уже попал в долговую ловушку? А мы?
Сотрудничество с российским бизнесом? Могут быть проблемы…