В Кокандском театре исковеркали фрески народного художника Узбекистана, академика Академии художеств Узбекистана, лауреата Государственной премии Узбекистана Баходыра Джалалова, которые олицетворяли встречу Востока и Запада. Одну из фигур на фресках решили одеть в платье, нижнюю часть лица прикрыть повязкой, похожей на никаб, остальные полуобнаженные фигуры также решили чем-то  прикрыть.
 
Этот факт вандализма стоит в одном ряду с варварским разрушением артефактов боевиками ИГИЛ в музее Пальмиры или разрушением статуи Будды талибами. И боевики ИГ и талибы посчитали, что это не соответствует канонам мусульманской религии, как они её себе представляют.
 
Тогда содрогнулся весь просвещённый мир и заклеймил фанатиков как варваров и вандалов. Однако в Коканде эти действия совершил чиновник, но на его действия не отреагировали ни областное управление культуры, ни Министерство культуры Узбекистана.
 
Религиозные фанатики, люди малообразованные, с узким, зашоренным кругозором далеки от понимания бессмертной красоты Венеры Милосской, статуи Апполона, скульптур Родена. Это для них «уят» и «шарманда» и ничего больше, однако если такие люди встали у руля культуры Узбекистана, становится немного не по себе.
 
В первые годы Независимости были «деятели», утверждавшие, что балет, когда «танцуют полуголые женщины» не соответствует менталитету узбеков. Слава Богу, разобрались, в каком направлении надо двигаться и теперь есть все основания гордиться нашим балетом и оперой, в целом, классическим искусством.
 
Хотелось бы напомнить, что Баходыр Джалалов известен далеко за пределами Узбекистана. Его работы хранятся в музеях нашей страны и в Государственной Третьяковской галерее, в Букингемском дворце и  в Британском музее, его ценят в Италии и Испании.
 
Он является академиком Российской академии художеств и Киргизской академии художеств. Каждая его работа, прежде чем появиться на свет прорабатывается с ведущими экспертами, ученым сообществом, историками.
 
Баходиру Джалалову не везет с сохранностью его произведений в Узбекистане. Неизвестна судьба росписи на стене бывшего концертного зала «Бахор», где он изобразил Мукаррам Тургунбаеву и её учениц — самых известных танцовщиц «Бахора». Уничтожена роспись в Доме Кино, на куполе Музея истории и ряд других работ.
 
Зато работа Джалалова «Индия. Вчера, сегодня и завтра» и сегодня украшает Конгресс-холл Индии в Дели. Большая роспись, посвященная 800-летию города Кортрейк, которую сделал Баходир Джалалов, украшает Дворец собраний столицы Фландрии.
 
Со слов Баходира Джалалова, его приглашали самому отреставрировать фрески. Он попросил обеспечить ему всё необходимое – краски, другие необходимые материалы, самые простые условия для работы и проживания. Ответом было молчание. Теперь, судя по фото, чиновники нашли кого-то, кто попытался недорого «отреставрировать» фрески по своему разумению. Когда в социальных сетях поднялась волна возмущения, вдруг стали говорить о каких-то письмах, которые ему направляли. Видимо, не сочли возможным позвонить, приехать, обсудить – проявить элементарное внимание. Такое циничное и демонстративное неуважение к личности, работам большого художника, благодаря которому Узбекистан знают и уважают многие известные деятели культуры, противоречит заявленной политике и просто возмутительно.
 
Забота о привлечении туристов начинается с сохранения исторических памятников, зданий, артефактов, произведений искусства, которые есть в одной стране, и, чего нет в другой.
 
Это могут быть рисунки, фрески, старые здания, вещи, которые кому-то могут показаться не очень красивыми. Но надо осознать, что эти произведения искусства, старины неприкосновенны. Их нельзя дёшево отремонтировать, «подогнать» под «старину».
 
Поэтому людей, которые понимают, что есть история, артефакт, исторический памятник возмутил снос здания колониальной постройки в Самарканде. Именно такие постройки – память об определенном этапе в истории города и их разрушение – как вырывание страницы из книги.
 
К сожалению, в Узбекистане пока мало прислушиваются к специалистам. Это тенденция, сформировавшаяся в последние четверть века, к сожалению, уходит медленно.
 
Для истории безвозвратно теряются некоторые памятники Бухары, ансамбль Шах-и-Зинда, арка дворца Оксарой в Шахрисабзе, многие другие исторические памятники. Все, что «реконструировали» является «новоделом» и никакого отношения к сохранению исторических памятников не имеет. Например, есть вероятность, что ЮНЕСКО исключит Оксарой в Шахрисабзе из списка памятником эпохи Амира Темура из-за его неграмотной реставрации.
 
Одно дело восстановить исторический облик, реконструировать исторические постройки, практически уничтоженные в советское время, другое – суметь реставрировать, сохранить облик исторических памятников, которые можно законсервировать.
 
Итальянские архитекторы могли бы реконструировать, восстановить Колизей, каким он был много веков назад. Однако нет, он лежит в руинах, именно в том виде, в котором его застали наши современники. И туристам он интересен именно таким – развалиной, сохранившей дух своего времени.
 
Для людей, которые орудуют, прикрываясь ментальностью, хочу заметить: во-первых, ментальность до сего дня ещё никто точно определить не смог, а во-вторых, ментальность не есть нечто застывшее на века, нация, как живой организм развивается, обогащается новым опытом, взаимодействует с миром и обогащает свою ментальность. И обогащают менталитет народа выдающиеся деятели науки и культуры.
 
Министерство культуры обязано, утверждаю это как налогоплательщик, остановить безобразие и вандализм чиновников в Коканде, просить академика Баходира Джалалова вернуть прежний, оригинальный облик его фрескам – памятнику эпохе, через которую прошел Узбекистан. Они историческая печать времени и никто не вправе её стирать.
  
Если вдуматься в ситуацию глубже, необходимо поставить вопрос: кем мы были, каких высот достигли и кем хотим стать? Потомки ли мы тех, кто с помощью религиозного фанатизма, консерватизма, восточного деспотизма привел к отставанию Востока от Запада, либо мы действительно потомки философов, ученых и мыслителей, которые своими трудами внесли бесценный вклад в развитие цивилизации. От ответа на этот вопрос зависит правильный выбор ориентиров развития.
 
Иначе можно незаметно подвести страну к точке невозврата, когда светскость будет считаться не соответствующей национальному менталитету. Это явные шаги назад с того уровня культуры, на котором был Узбекистан четверть века назад.
 
Однако это тема не одной статьи и требует усилий всего узбекистанского общества, а пока хотелось бы услышать мнение министерства культуры по поводу акта вандализма в Кокандском театре.



Фрагмент оригинальной фрески Баходира Джалалова в Кокандском театре до «реставрации».
 

 
 Фрагмент фрески Баходира Джалалова после «реставрации».

Мансур Ибрагимов, специально для Anhor.uz