Если бы вы проработали на государство рядовым учителем 43 года, вырастили прекрасного сына, с почетом вышли на пенсию, откладывали, отказывая себе во многом и накопили около восьми миллионов сум, а потом из этой суммы у вас украли бы шесть миллионов, то вы смогли бы представить себе состояние и чувства пенсионерки Махбубы Мадаминовны Акилхановой.
 
Если бы их у вас украли не на базаре из вашей сумки, не из дому, не в подворотне, а из сберегательной кассы Халк банка, то вы поняли бы ее сполна.
 
Махбуба Акилханова по договору с Халк банком открыла беспроцентный счет, что позволяло ей в любой момент истребовать и получить свои деньги. И банк гарантировал немедленную выдачу по ее требованию.
 
Наступил день, когда Махбубе Мадаминовне срочно понадобились деньги на лечение. 25 ноября 2014 года она пришла в кассу за деньгами и тут ее огорошили, сообщив, что на ее счете нет шести миллионов сумм. К тому моменту на ее счету, согласно сберкнижке было 7 млн. 700 тыс. сум.
 
Более того, ей сказали, что она сама забрала деньги и даже закрыла счет, и показали формуляр с подписью, как бы напоминающей ее личную подпись.
 
На ее счастье в тот день, когда некто, подделав подпись украл (иного определения дать невозможно!) ее шесть миллионов сбережений, она была в Москве - гостила у сына. Причем не первый день, что подтверждается сохраненным авиабилетом с датой вылета и прилета.
 
2 декабря 2014 год Акилханова пишет жалобу в Единый портал интерактивных государственных услуг (ЕПИГУ) и дублирует жалобу, отправив ее 4 декабря по почте на имя председателя Центрального банка Ф. Мулладжанова.
 
И, дальше начинается самое интересное.
 
5 декабря 2014 года директор департамента минибанков и сберегательных операций Халк банка К. Сарибоев направляет ответ, согласованный с первым заместителем председателя правления А.Р. Исламовым, в котором сообщает, что ее вопрос изучается правоохранительными органами и напоминает, что все вклады граждан в Халк банк гарантируются государством и вклады будут полностью выплачены. О сроках ни слова.
 
23 декабря Акилханова приходит за пенсией, в надежде, что за месяц успели разобраться, однако сотрудница обнаруживает новый счет, открытый на имя М.Акилхановой и сообщает, что она может получить с него 705 244 сума 52 тийина.  На вопрос, как это может быть, что на ее имя открывают новый счет без ее ведома, сотрудница грубо ответила, что банк имеет на это право.
 
Только через месяц после жалобы - 24 декабря 2014 года и через 19 дней после ответа, упомянутого выше, Сводный информационно-аналитический департамент Кабинета Министров наконец направляет письмо Акилхановой в Центральный банк и Халк банк с поручением рассмотреть его в установленном порядке и дать ответ автору.   
 
5 января, т.е. через полтора месяца после жалобы еще нет ни ясности, ни денег, ни перспектив развития ситуации, поскольку еще никто ничем не занимался – не назван ни сотрудник, совершивший ошибку (хотелось бы сказать – воровство, преступление, но будем соблюдать презумпцию невиновности), ни сроков выплаты потерянной по вине банка денег. Причем, как утверждали А.Р. Исламов и Сарибоев гарантированных государством.
 
Наивный читатель может задаться вопросом, почему же банк, допустивший исчезновение средств со счета, подделку подписи, не вернул Акилхановой деньги и не разбирался в ситуации параллельно?
 
Вся история разворачивается на фоне широко освещаемых мероприятий «Года внимания и заботы о старшем поколении».
 
5 января Акилханова публикует на ЕПИГУ открытую жалобу под заголовком «Кража средств со счета пенсионерки» и факты появляются в социальной сети Facebook.
 
В тот же день заместитель председателя М.Е. Эшматов дает поручение немедленно разобраться и до 17 часов 6 января доложить о результатах.
 
И дело, тянувшееся отписками больше месяца, наконец, вроде бы трогается с места, но не решается.   
 
Для расследования собирается комиссия, в которую вошли сотрудники Республиканского Халк банка Ж. Шукуров и Д. Марданов, Главного управления ЦБ по Ташкенту О. Гафуров и Д. Маджидов, вр. и. о. управляющего Мирзоулугбекским филиалом К. Ачилов и главный юрисконсульт юридической службы филиала Д. Халилова.
 
Комиссия не решает выдать украденные в банке деньги. Она разъясняет, что счет, с которого незаконно сняли шесть миллионов сум остановлен со стороны СНБ, в связи со следственными действиями. После завершения следствия, по его итогам состоится суд и деньги полностью вернут, поскольку сбережения вкладчиков Халк банка, гарантированы государством. После завершения следственных действий, в судебном порядке она может даже получить возмещение морального ущерба.
 
Выяснилось, что, произошло «недоразумение» и сотрудник банка дал Акилхановой неверную информацию, о том, что ей открыт новый счет… и предложили остаток денег на ее счету – около двух с половиной миллионов сум взять с нового счета. Хозяйка денег отказалась иметь дело с новым счетом и дала согласие дожидаться конца следствия и суда.
 
С момента обнаружения пропажи денег со счета прошло восемь месяцев. Ни денег, ни виновных…
 
Дальше идут мои предположения, которые могут ничего общего с реальностью не иметь….
 
То ли правоохранительные органы выяснили в практике работы Халк банка и его филиалов такое, что до сих пор не докопались до корней и истоков, то ли занимаются делом, когда выпадет свободная минутка – мол, пенсионер дал согласие ждать, так что уж тут упираться….
 
Прекрасный классический образчик волокиты, равнодушия к нуждам реального человека и псевдопатриотической бюрократической писанины. Где адресная реакция? Ясно, что деньги украдены, но при чем здесь пенсионерка? Почему банк решает свои вопросы, заставляя ждать пожилого человека, а не возвращает деньги по первому требованию, как и указано в договоре? Понимаю, что вопросы риторические, но кто-то же должен их задать, видя издевательство над пенсионером, логикой и здравым смыслом.
 
Хотелось бы верить, что наши следственные органы предадут суду общества какие негодные методы работы банка создали условия для совершения преступления, единичное ли это явление или о других подобных случаях мы попросту не знаем.
 
И хотелось бы верить, что Халк Банк все же вернет пожилой женщине, ветерану педагогического фронта ее, по крохам собранные сбережения, без лишней волокиты. И больше таких историй не будет. Ни в «Год внимания и заботы к старшему поколению» и ни в какой другой. 

Мансур Ибрагимов