Похоже, у нового руководства наших силовых структур проблем прибавится: надо реагировать на американский «Кремлевский доклад». Итак, anhor.uz продолжает анализ Countering  Americans  Adversaries Through Sanctions Act of 2017 (CAATSA), что по-нашему звучит «Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций 2017 года». Сегодняшний анализ  – насколько этот документ затрагивает наши собственные внешнеполитические планы?  Для примера – афганское направление.

В свое время Узбекистан стал первой страной, сумевшей усадить за стол переговоров непримиримых противников – Кабульское правительство и талибов. Было это в 1999 году, и Ташкентская декларация, подписанная всеми участниками переговоров, по сей день остается удачным примером ненавязчивого (мы все-таки на Востоке!), но настойчивого разговора умного посредника с враждующими сторонами. Правда, наши друзья из некоторых больших государств сумели внушить талибам мысль об их стратегическом превосходстве на тот момент, и буквально через неделю после переговоров в Ташкенте талибы забыли о своих обещаниях, начали новое наступление и даже дошли до Хайратона…

В 2018 году, уже на фоне новых реалий в Афганистане, Ташкент вновь предлагает переговоры в Ташкенте. Они пройдут (если пройдут…) в феврале и марте.  В плане подготовки к этим конференциям очень важны консультации, которые провели в Ташкенте на прошлой неделе министр иностранных дел Узбекистана Аблулазиз Камилов и спецсоветник президента Афганистана  по национальной безопасности Мухаммад Ханиф Атмар. Атмар - одна из ключевых фигур в правительстве Гани, и два политика обсуждали, в том числе, и те проблемы, о которых мы сейчас поговорим. Постоянная неопределенность – «кто там сегодня у талибов главный?» -  успешно преодолена. До последних дней была уверенность:  приедут все (тьфу, тьфу),  кто способен договариваться. Для достижения этого сложнейшего консенсуса огромные усилия приложили наши дипломаты, и «наши  люди внутри афганской оппозиции». Есть  мнение, что именно эти мужественные «солдаты невидимого фронта»  убедили талибов хотя бы временно, на период ташкентской встречи,  не скандалить  с правительством.  И есть не менее обоснованное мнение, что в этой тонкой работе узбекские офицеры  имели контакты с российскими коллегами  (у которых огромные наработки в Афганистане). Так вот, это сотрудничество сейчас под вопросом! Согласно статье 231 d  CAATSA, узбекским правительственным структурам лучше бы не контактировать с (далее список):
ФСБ,
Служба внешней разведки,
Главное разведуправление Генштаба,
Специальный технологический центр,
Автономный некоммерческий профессиональный орган.

Две последние структуры как раз и есть  самые что  ни на есть «профи» по  внутренним разборкам. А последняя еще и активно работала по секретной, но от этого не менее знаменитой, «встрече на Сейшелах», которая принесла удачу и нашим сотрудникам. Но, поскольку  Эрик Принс («Блэк Вотер» и «Академия») нынче  доверенное лицо Д. Трампа, для наших силовиков есть все резоны заново расставить фигуры на этой шахматной доске. С учетом CAATSA и с учетом мнения американского президента…
Ситуация запутанная. Американцы устами  Трампа от переговоров с талибами категорически отказались после трех последних атак в Кабуле. Могла бы быть и четвертая: возле Российского посольства спецслужбы обнаружили «Мазду» с полутора тоннами взрывчатки ( ! ). От здания посольства осталась бы одна большая воронка… Правда, сотрудники посольства не подтверждают находку, но в Кабуле об этом говорят все. И этот предотвращенный кошмарный теракт – подтверждение наработанных связей российских спецслужб внутри афганской оппозиции. Жаль терять таких партнеров…

Молва (можно сказать – коллеги anhor.uz в Кабуле)  приписывает спецслужбам с Севера и такое достижение: согласие непримиримого прежде противника  как Кабульского правительства, так и талибов  Г. Хекматиара («Хизб-и-Ислами») сесть с талибами за стол переговоров. Как раз перед грядущей ташкентской встречей. Нужные люди  внушили ему простую, но для гордого пуштуна (племя Хароти) , дважды бывшего главой правительства, очень проблемную мысль:  на выборах  в Волуси Джиргу 28 июля он мог бы вновь прийти к власти. Но уже как посланец и своей партии, и замиренных талибов.

Anhor.uz недавно писал о стратегическом центре Афганистана – о Герате. Туда проложена железная дорога из Ирана, туда же уже 2 года собираются прокладывать  железную дорогу и наши строители. Бывший губернатор Герата  М. Исмаил-хан («Джамиат-и-Ислами»),  «очень сильный человек», тоже   неожиданно изменил позицию! Перед самой встречей в Ташкенте он  предложил «говорить с талибами». Вот что он заявил на Высшем Совете мира месяц назад: «Запугать талибов невозможно, они воюют 37 лет. И сегодня держат под контролем 58% территории страны. Многие ставленники Кабула на местах реально сотрудничают с талибами…» Более того, М. Исмаил-хан предложил даже учредить в Кабуле нечто вроде «посольства талибов».  Говорить об этом, возможно, будут в Ташкенте…

  Но теперь мы вынуждены говорить «возможно, будут».  Кардинально сменилась позиция самого сильного игрока на афганском «театре военных действий».  С его подачи афганский президент Гани увольняет из армии 60 тысяч офицеров с «советским» прошлым, перевооружает пехоту оружием НАТО и заново создает ВВС -  основой теперь будут американские вертолеты и итальянские штурмовики (винтовые, кстати).

Огромная работа, проведенная внутри Афганистана дипломатами и их негласными помощниками из нескольких стран, может быть потеряна. Ниточки, связывающие очень специфические службы, предложено оборвать?  Но, в конце концов, нам, что, больше всех надо? Тут вот мне говорят, что наши коллеги с Севера прикладывают столько усилий для ташкентской встречи потому, что за ней, в апреле, последует VII Московская конференция по безопасности – будет здорово, если афганцы приедут на эту конференцию без «фиги в кармане», с радостными улыбками помирившихся хулиганов…
И вообще, если выбирать, с кем сотрудничать, надо выбирать сильного.  А кто тут у нас с самыми большими мышцами? Это не талибы, и это не Кабульское правительство, и это не афганская оппозиция (их там ок. десяти группировок). Понимаете, о ком я?
Будем смотреть, кто приедет в Ташкент. Интрига накаляется…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.