Ниже пойдет вовсе не инструкция, как по технологии Аль Капоне избавляться от недругов. Это цитата из выступления польского премьера Дональда Туска на заседании его правительства. Польша имеет одни из крупнейших в Европе сланцевые  месторождения, и хотела бы сделать сланцевый газ альтернативой российскому газу. Вот пан Туск и призвал своих коллег вначале хорошо просчитать сланцевую проблему, «чтобы хорошую идею не закатать в асфальт» и вместе с газом не вылететь в трубу.
 
На минувшей неделе в Ташкенте состоялась традиционная конференция «Нефть и газ», и многие доклады были также посвящены сланцам. Поскольку правительство выделяет на сланцевое производство немалые деньги, то самое время посмотреть, насколько реальна эта программа в наших условиях.

 
(Далее в тексте, если не оговорено особо, цифры и факты – официальные доклады 18-й Международной конференции «Нефть и газ»).
 
«Сланцевый бум» вот уже десяток лет бушует на планете. Бушует с легкой руки американцев, которые у себя в течение последних лет стабильно добывают по 215-230 млрд. кубометров сланцевого газа, полностью обеспечивая национальные потребности. Сегодня технологии отработаны, но это очень дорогие технологии. Пробурить горизонтальную скважину на сланцевом поле стоит ок. $8 млн. Причем только 1% из разведанных запасов становится рентабельным. Под землю под огромным давлением закачивается раствор из 18 химикатов – один другого «ядовитее». Для экологии это дело просто гибельное. Американцы на своих газосланцевых полях даже трубопроводы не прокладывают: скважина  дает газ 4 года, газ возят на газовозах, а через 4 года все сворачивают, и, пока местные жители не подали в суд за погибшие поля и отравленную воду, быстренько перебираются на новое место. Поэтому Швеция и Венгрия, поначалу полные  энтузиазма, отказались от сланцев. Франция в 2011 году вообще запретила все сланцевые контракты. А из Польши, для которой это «стратегический проект», уже ушли по очереди ExxsonMobil, Lotos, Talisman и Marathon, вложения которых не окупились. Что и заставило премьера Туска призывать своих министров «не закатывать идею в асфальт»…
 
На американских промыслах Shell себестоимость сланцевого газа  - $2 за 1 млн. британских тепловых единиц (BTU). Если считать, что 1 кубометр газа дает 35800 BTU, то по привычным  европейцам меркам   -  $150 за 1 тысячу кубометров. В 3 раза дороже, чем себестоимость природного газа на узбекистанских  и российских  промыслах, но, пока газ продается в среднем по $400 за 1 тыс. кубов, бизнес может приносить прибыль.
 
Этот свой бизнес американцы уже переносят в другие страны.  Сын американского вице-президента Роберт Х. Байден еще в 2013 году вошел в состав управляющих украинской газовой структуры. А теперь подумайте, с чего это киевские власти так «упираются» в крохотном городке Славянске? Так Славянск стоит на огромном газосланцевом поле – на Юзовском! Его запасы – 4 трилл. кубометров газа. Уже есть проект на 15 скважин (в Польше – всего 13 скважин). Ни российское, ни украинское ТВ об этом не говорят, но вот именно на этом поле  «зарыта собака»…
 
Теперь, когда ситуация более-менее ясная, посмотрим, что дадут сланцы Узбекистану. И сколько налогоплательщики за это заплатят.
 
«Узбекнефтегаз» - это сегодня 16% ВВП, 20% экспорта и 1% всех занятых в реальной экономике (причем правительство инвестирует в основной капитал компании всего 8% от общего объема инвестиций по стране.) Однако эти прекрасные показатели не вечны. По данным УзЛИТИнефтегаз первичных запасов нефти и газа хватит еще на 50 лет. British Petroleum считает, что подтвержденных запасов нефти у нас  0,1 млрд. тонн, газа – 1,6 трилл. кубометров. При росте энергопотребления, как сейчас,  в 6-7% за год, нефти хватит на 33 года, газа – на 32 года. Правда, по правительственной Программе энергосбережения до 2020 года расход газа в реальной экономике снизится на 5-7%, а потребление газа населением расти вообще не будет. Что позволит увеличить экспорт газа к 2020 году на 20%.  Экспорт – это прекрасно, но не очень понятно, как при росте численности  заставить людей потреблять меньше газа.
 
И вот тут на сцену под аплодисменты выходит сланец! В наших месторождениях Байсун, Джам, Уртабулак, Учкыр, Кумбешкак, Актау и Сангрунтау приблизительно 47 млрд. тонн сланца. Приблизительно – это потому, что специалисты пока ни в чем не уверены. Директор НИИ минеральных ресурсов М. Исоков считает, что только Сангрунтау и Актау можно учитывать как месторождения. Остальные – это «перспективные площади». На их исследования пока нет денег, учитывая при этом, что 80% затрат на разведку – убыточны.
 
НИИ минеральных ресурсов уже 8 лет занимается сланцами. Так как дебит наших сланцевых скважин на газ в 15 раз меньше американских, то выгоднее получать из них жидкие углеводороды – так наз. сланцевое масло (сланцевую нефть). Американцы тоже, кстати, начали активно развивать и  это направление, и через 5 лет треть всей нефти в мире будет из американских сланцев. Журнал «Форбс» писал, что в свои нефтяные сланцевые проекты американцы вложили в прошлом году $186 млрд. Ну хорошо, в США и Канаде 9 сланцевых полей, а у нас только Сангрунтау. Но денежки уже текут непредсказуемо…
 
Когда в 2010 году проект Сангрунтау начинался, он стоил $600 млн. Тендер на строительство тогда не привлек внимания. Потому сегодня цена более «солидная» - $1 млрд. При запуске на полную мощность завод будет производить 1 млн. тонн нефтепродуктов и 70 тыс. тонн отходов, которые  теоретически обещают превратить в доходы, но в проекте этого пока нет.
 
По Госпрограмме до 2020 года потребление нефтепродуктов у нас будет на уровне 4,4 млн. тонн в год.  Оба узбекских  нефтезавода обеспечат только 3,5 млн. тонн (это после того, как в прежние времена давали 8 млн. тонн). Так что, только сланцевая нефть выручит?
 
Но есть и еще идеи. Главное - если и не более дешевые, то по крайней мере безопасные для окружающей среды. Интересен первый в СНГ проект по синтетическому топливу GTL  (стоимость проекта, по данным Азиатского банка развития, со временем  выросла  на треть - до $5,6 млрд). Планируется производить 863 тыс. тонн солярки, 304 тыс. тонн авиакеросина, 395 тыс. тонн нафты и 11 тыс. тонн сжиженного газа. Но теперь, когда малайзийская «Петронас» ушла из узбекского бизнеса, перспективы проекта затуманились. Предложение к участию направлено японской JOGMEC, но у японцев свой опыт в нашей стране, и они попросили времени на раздумье.
 
Институт метанола США реанимировал технологию добавки в топливо метанола (широко использовалась во время Второй мировой войны, когда гитлеровские танки пахли как кондитерские изделия) и предоставит ее Узбекнефтегазу. Есть возможность добавлять в дизельное топливо биомасла: во Франции с 1995 года добавляют рапсовое масло, у нас были наработки по добавлению хлопкового масла…
 
Еще я хотел проконсультироваться по поводу экологической опасности сланцевых промыслов в Экологическом движении Узбекистана. Но только начал разговор, как меня попросили уточнить: «Сланцы? Вы имеете в виду легкие тапочки?» Я понял, что зря теряю время…
 
До встречи здесь же.

Юрий Черногаев,
cпециально для Anhor.uz


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции