Два события минувшей недели заставили нас задуматься. Одно – в Москве, где прошло ежегодное собрание Русского географического общества (РГО). В итоговом докладе общества среди людей, внесших особый вклад в работу организации, отмечен российский гражданин  узбекского происхождения А. Усманов: он презентовал РГО  70 ценнейших географических карт 16-19 веков. Второе событие – в Ташкенте. Здесь закрылась  Узбекская государственная Филармония имени Кары-Якубова (у нее была славная столетняя история: в 1913г. в Ташкенте образовалось  Филармоническое общество). В одночасье остались без средств к существованию 22 художественных коллектива, в числе которых, например, замечательный оркестр «Туркестон»...  Какая связь между этими событиями? – Вот об этом и поговорим…
 
(Цифры и факты в тексте, если не оговорено особо: «Zerrspiegel», «Forbes», «Известия Туркестанского отдела Русского географического общества» №18, «Нива» 1879 год,  В.Германов «Общество историков Узбекистана»).
 
Сначала вот такой факт. После того, как Узбекистан отказался содержать свой павильон на ВВЦ (бывшая Выставка народного хозяйства в Москве), здание передали Географическому обществу. Еще одно примета того, что Русское географическое общество, как ни крути, а связано с нашей страной более, чем с другими. Так что карты, подаренные А. Усмановым, очень даже «укладываются в общий расклад»…
 
Президент РГО  С. Шойгу отметил в беседе с журналистами, что одна из карт 16 века «составлена, так сказать, разведчиками – на ней скрупулезно указаны русские крепости и скрытые пути подхода к ним». Чтобы нарисовать карту более-менее правильную, в то время требовалось много времени и усердия. Потому за кражу  карты казнили без разговоров…  Узнать у А.Усманова, сколько же он потратил на поиски и приобретение таких раритетов (на фото. Самая ранняя карта – 1495 года!), не удалось. По своему обыкновению, он ухмыльнулся и промолчал. А его пресс-секретарь ответил в том смысле, что просто продолжаются вековые традиции  участия человека в  жизни его страны…


 
1865 год. Существует красивая легенда, как ташкентский купец Мухаммад Соат и его люди, которым надоело платить дань кокандцам, открыли ворота города русским войскам. И была, вроде бы, «депутация» с 30 ключами от городских ворот. Но есть (была до 1966 года) и часовня в память погибших при штурме. Стало быть, все таки сражение за Ташкент было. Но вот, что важно: новые власти на следующий день после боя собрали население и заявили -  на три года все освобождаются от налогов. Но  состоятельные горожане должны принять участие в улучшении, как сейчас сказали бы, городской инфраструктуры. Короче, объявили «хашар».
 
…Сегодня благое понятие «хашар» утилизировалось. Сначала горожане платят немалые местные налоги на содержание служб благоустройства, а потом делают за эти службы их работу. Иностранцам трудно объяснить, что это якобы народная традиция – вместо «Махсустранса» доктора наук,  доценты и инженеры  подметают вениками улицы либо, сидя на корточках,  серпами косят траву.
 
В позапрошлом веке понятие общественной пользы трактовалось иначе. Лучше или хуже – судить не мне. Просто масштабы работ, их значимость были иными. Когда в Самарканде петербургские археологи решили реставрировать Биби-Ханум, в проекте участие приняли состоятельные горожане. Некоторые из них были членами Туркестанского Кружка любителей археологии. Какое дело бизнесмену до древностей – так ведь было почетно! Участие в общественном деле, пусть только деньгами, вызывало уважение. Участниками Кружка были Эмир Бухары Саид Алимхан, генерал-майор русской армии Хивинский хан Асфандияр, главный ташкентский кази Мухитдин ходжа Хоким Ишанов, шахрисябский бек полковник русской армии Бабабек (Бабабеков) и другие известные люди. Хан Асфандияр, например, учредил у себя светские школы, построил общедоступную больницу, аптеку (чтобы угодить хану, его чиновники каждый день покупали в этой аптеке  лекарства, из за чего однажды «правительство», наевшись всякой химии, поголовно оказалось недееспособным). Именно кази Мухитдин  сохранил от варварского уничтожения  галерею наскальной живописи под открытым небом Саймалы-Таш. Этот памятник древнего искусства (около 10 тысяч рисунков) не нравился фанатикам, и весь авторитет властей не смог бы его спасти. Члены Кружка на свои деньги собрали  уникальную  коллекцию золотых монет Сасанидов, преподнесенную впоследствии по предложению кази в дар Эрмитажу, пока в Ташкенте не построят достойное музея здание… Но потом случилась большевистская революция и …
 
Членам Кружка приходилось вступать и в настоящие схватки за общественное достояние. В 1906 году служители вакфа, в ведении которых находился Гур-Эмир, продали турецким купцам (да за какой бесценок!) мозаику, украшавшую один из порталов  мавзолея. Турки, не будь дураки,  перепродали мозаику Берлинскому Императорскому музею. Эмир Бухары и его коллеги  обратились к правительству России с просьбой оказать содействие в возвращении в Туркестан мозаики. В результате серьезных переговоров (сопровождаемых  значительными материальными расходами, которые взяли на себя члены Кружка) немцы согласились вернуть мозаику  Гур-Эмира за 6000 марок, немалую по тому времени сумму.
 
А интереснейшие инициативы другого общественного объединения – Туркестанского Общества сельского хозяйства. Тут не было персон «голубой крови», но были  энтузиасты – крупные и мелкие местные земледельцы, которые стремились повысить доходность своих хозяйств,  что «играло» и на всю экономику региона. Члены Общества высаживали промышленные сорта яблок, груш, вишен. Население, заимствуя опыт членов Общества, тоже выращивало новые для региона сорта овощей, семена которых получало у членов Общества. В 1885 году, например, хорошую капусту можно было уже найти даже в отдаленных бухарских бекствах - Шахрисябзе и Кермине. В «Туркестанских ведомостях»  я прочел о членах Общества -  о Мирзе Кариме со станции Кауфмановской (Хаваст), Алиме Ходжи из селения Троицкое, Шиире Магомете  из под Ташкента. У них были образцовые сады и эти люди бесплатно раздавали саженцы. О деньгах речь не шла – ведь они были членами Общества и гордились этим.
 
Именно члены Общества на свои средства завезли в Узбекистан в 1870 году перуанский хлопчатник «сиайленд» и в 1884 году американский «упланд». Член Общества семеновод Г.Беляков засеял американским хлопком свой первый участок из 620 десятин – это в центре нынешнего Ташкента между метро «Буюк ипак йули» и «Пушкинская». «Американец» прижился, и вот с него идет наше «белое золото»…
 
Многие наши соотечественники отдавали свое состояние во благо страны, не состоя формально в каких-либо объединениях. Не могу не вспомнить в этой связи шахрисябского бека генерала русской армии Джурабека. Во многих сражениях соратник генерала М.Скобелева, он готовился вместе с ним принять участие в походе на Индию. Тогда англичане путем интриг в Петербурге сорвали этот поход. Иначе была бы сегодня Индия не членом британского Содружества, а членом СНГ (шутка, конечно). Джурабек пользовался безусловным доверием Петербурга (его сын, единственный из уроженцев Туркестана, был офицером Собственного конвоя императора), и участвовал в  деликатных операциях русской разведки: в частности, был организатором тайного «бегства» будущего афганского эмира Абдуррахмана из Ташкента через Бухару до афганской границы. Джурабек - очень интересный человек, имел одну страсть. Он  собрал  одну из лучших в Туркестане библиотеку старинных восточных рукописей. Академик В. Бартольд,  приезжая в Ташкент, неоднократно работал в библиотеке генерала. 
 
Цены эта библиотека не имела – можно ли оценить святыни? А теперь вы поймете, почему наш рассказ начался с географических карт А. Усманова. Генерал бек Джурабек, собранные им рукописи, преподнес в дар Российской Академии наук в Санкт-Петербурге. 

Сто лет назад у нас – Джурабек. Сегодня там, вдалеке,  - Усманов. Успешные люди считали и считают своим долгом оказать услугу своей стране.  В Узбекистане немало людей, у которых банковские счета со многими-многими нулями.  Но вот что-то не видно тех, кто даст деньги для Филармонии, для оркестра, для (конкретный адрес) Музыкального лицея имени Успенского… Музыканты ездят на конкурсы за свой счет… Когда же оборвалась эстафета добра?
 
До встречи здесь же.
Юрий Черногаев,
Специально для Anhor.uz

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции