Выступая на заседании Международного пресс-клуба 21 ноября 2018 года, депутат Законодательной палаты Олий Мажлиса, директор Национального центра по правам человека, доктор юридических наук Акмаль Саидов сообщил, что готовится  новая редакция Закона «О свободе совести и религиозных организациях». Несомненно, это важный закон, обеспечивающий конституционные права граждан Узбекистана.


Мое внимание привлек его комментарий к вопросу о норме, регламентирующей ношение религиозной одежды в общественных местах. «На самом деле каждая национальность имела свою одежду. К примеру, у нас была паранджа, однако в мусульманских странах нет такого понятия, как паранджа. В этом вопросе понятия национальная и религиозная одежда смешались. На мой взгляд, этот вопрос должен быть свободным».


Вопрос о ношении паранджи никогда прежде не поднимался в узбекском обществе, напротив, избавление от её обязательного ношения женщинами в ходе движения «Худжум» воспринималось как социальный и политический прогресс. Слова известного политика и юриста, допускающего свободное отношение к ношению паранджи, боюсь, могут быть восприняты как разрешение на использование этого атрибута архаичной одежды.


В политике существует понятие «Окно Овертона» - технология подачи информации,  с помощью которой в сознание общества можно насадить любую идею.


Вот, к примеру, как могут развернутся события, если гипотетически следовать технологии Окна Овертона:


Шаг первый


Сегодня среди продвинутой части общества идея ношения паранджи воспринимается как нечто неприемлемое. Однако, если регулярно через средства массовой информации касаться этой темы с разных сторон, люди незаметно привыкнут к самому факту существования данного предмета. Сейчас об этом не говорят, как о норме, но слова высокопоставленного чиновника могут быть восприняты как вполне допустимая идея для обсуждения. И вроде она уже не кажется дикой: всего-навсего национальная одежда. И общество практически подготовлено к следующему этапу Окна Овертона. К слову, паранджа не является национальной одеждой. В различных видах она существовала в ряде восточных стран и раньше. Наибольшее распространение на территории современного Узбекистана она получила во второй половине 19 века, как реакция на социально-экономические и политические события того времени. Национальная одежда формируется каждодневным бытом людей, поэтому паранджа существовала, в основном, в черте городов. За их пределами женщины, которые жили за счет дехканских хозяйств носили паранджу довольно редко или вообще обходились платками.



Шаг второй:


На этом этапе в социальных сетях и в интернете будут появляться люди, чьи высказывания в поддержку паранджи будут восприниматься сначала как бредовая идея маргинальных персон.

Однако, их будет становится больше, они начнут появляться в некоторых СМИ, и вскоре общественность будет, возможно, наблюдать, как собираются целые группы сторонников паранджи. Они будут организовывать всевозможные обсуждения в СМИ, в социальных сетях, приводить мнения известных ученых, через которые будут пытаться, с точки зрения сохранения национальных традиций, объяснить ношение паранджи, как часть культуры и нормальное явление.


Различным общественным деятелям, звездам эстрады, кино будут регулярно задавать вопросы об их отношении к парандже, как национальной одежде, национальным традициям. Попытки уклониться от ответа или сомнения будут толковаться чрезмерной «европеизированностью», что уже становится эквивалентом непатриотичности и нередко порицается. В сознании людей появится база отзывов самых различных представителей социума о ношении паранджи.


Шаг третий:


Третий шаг Окна Овертона выводит идею на приемлемый уровень. В принципе, тема ношения паранджи становится чем-то обычным, к ней вырабатывается привычка, особенность узбекского общества к компромиссам ради «мирного неба» тоже вносит свою лепту.


На этом этапе появляются ученые и эксперты, которые плодят утверждения, что паранджа идеально подходит к узбекскому климату, защищает женщин, обеспечивает безопасность и тому подобное. Идеи подхватывают наиболее радикально настроенные люди и требуют от своих жен и дочерей ношения паранджи.


Здравомыслящие представители общества выставляются людьми, потерявшими связь с национальной культурой.


Шаг четвертый:


Этот этап Окна Овертона постепенно приводит людей к восприятию разумности ношения паранджи - если не злоупотреблять, не посещать государственные учреждения и учебные заведения, то можно. То есть это начинает считаться вполне допустимым.


Появляются дизайнеры, которые вводят паранджу на подиум, на телеэкраны и народ начинает воспринимать паранджу как нечто обыденное, хотя и немного странное.


Проблема широко обсуждается, диверсифицируется, появляются ее различные аспекты, включая медицинские, культурные, этнографические, обосновывающие полезность ношения паранджи. Начинает обсуждаться вопрос узаконивания ношения паранджи.


Шаг пятый:


Теперь Окно Овертона практически у цели. Переходя от разумности ношения паранджи к обыденному стандарту, в массовое сознание начинает насаждаться мысль о том, что эта проблема весьма остро стоит в обществе. Толерантность и ученая подоплека данного вопроса уже ни у кого не вызывают сомнений.


В масс-медиа появляются телепередачи, которые из паранджи делают современный, якобы, тренд, на экраны кинотеатров выпускаются фильмы, где ношение паранджи подается с позитивной точки зрения.


Внезапно оказывается, что некая известная звезда шоу-бизнеса, кино, театра, писатель или поэт, жить не могут без паранджи.


Шаг шестой:


Финальная стадия  Окна Овертона – это законодательное обеспечение ношения паранджи. Люди, осмелившиеся выразить несогласие, будут осуждаться, как посягающие на свободу и права человека. Начинает насаждаться понятие порочности и несоответствия тех, кто выступает против паранджи. Их будут осуждать, как людей, отвергающих узбекский менталитет, сами основы национальной духовности.


На этом этапе в защиту сторонников паранджи может встать большая часть общества и неважно, что оно, возможно, недостаточно образовано. Светская часть общества окажется обескровленной и раздавленной.


Таким образом, прнцип Окна Овертона на примере паранджи может сработать на все сто процентов.


Конечно, это, пока, мои личные рассуждения. Они приведены здесь только потому, что высокопоставленные государственные чиновники, депутаты, сенаторы и хокимы, ректора и председатели международных и даже простых пресс-клубов всегда обязаны глубоко обдумывать последствия своих выступлений.
 

Будем надеяться, что в вопросе ношения паранджи общество сумеет найти верное решение.


Мансур Ибрагимов


Фото: maxpenson.com