С огромным интересом общественности проходят  в нашей стране мероприятия, посвященные 25-летию дипломатических отношений Узбекистана и России. Важные проекты реализованы, еще более масштабные – намечены. Вот о них и  разговор. Из- за недостатка места –  пока только о двух. И это  не о помидорах…

Нижеследующие строки с облегчением прочтут в руководстве АК «Узавтосаноат».  Дело в том, что чиновники всех рангов этой компании так часто говорили нам последнее время о выпуске узбекских автомобилей «Равон» на заводе в Санкт-Петербурге, что и сами поверили в реальность происходящего. Между тем, завод, с которым связывает свои планы «Узавтосаноат», принадлежит российскому подразделению «GM» - «GM Россия», и ни со штабом головной компании в Детройте, ни с руководством «GM Россия» никто переговоров не вел. Ни россияне, ни наши. Что американцев, которые о планах «Ravon» уже слышали, очень удивляет: «Вообще-то, это пока наш завод!» Не вел никто переговоров  и с Правительством Ленинградской области. Получается, говоря о своих перспективах доверчивой местной прессе, автомобильные чиновники из Ташкента надеялись, что никто из «реальных игроков на авторынке» их не услышит, зато дома похвалят за инициативу.

И вот она – победа! Питерская газета «Фонтанка» (очень боевое издание. Кстати, один из редакторов – узбек, коллеги его должны помнить…) сообщила, что вопрос  решен.  Вернее  «почти решен», но вроде бы пути назад уже нет. Наши чиновники могут спать спокойно: их надежды оправдались. И «Узавтосаноат» сегодня  может позиционировать себя как автоконцерн, создающий свои производства в других странах: после Казахстана (альянс с АО «Группа компаний Аллюр») теперь и российская «площадка». У той же «GM» производство в 35 странах, так ей 150 лет, а какие наши годы…

Теперь и Anhor.uz может рассказать о ситуации, которая сложилась в поселке Шушары под Питером, где расположен завод «GM».  Положительные аспекты: завод с 2008 года выпускал, в том  числе, и нашу знакомую «Сaptiva». То есть вся оснастка в наличии, надо только на машинах вместо шильдиков «GM» клеить  «Ravon». Вторая радость : недавно новым гендиректором «GM Россия» стал наш общий знакомый Эктор Вилларреал, который был президентом и гендиректором «GM Operations Uzbekistan». Тут мне некоторые намекают, что он то и сдвинул проблему с места, но не знаю…  Третий положительный аспект:  в России реально пошли вверх продажи «Ravon». С ценой 440 тыс. рублей это авто  с хорошим соотношением «цена-качество». Как сообщил  на днях прессе глава «Ravon Motors Rus» Шариф Ашуров, к концу 2017 года в 60 городах России будет уже 120 дилеров его компании. Сейчас у «Ravon» 0,8 % российского рынка, сравните с 0,6 % у «Пежо». Что же касается северо-запада России, где будет (тьфу – тьфу) выпускаться «Ravon», то там спрос на авто вырос за год многократно: питербургский «Нyundai» вышел на конец года на цифру 220 тыс. машин. Так что и для «Ravon» с его планами годового выпуска 98 тыс. место найдется… И, наконец, предмет для гордости: на промплощадку в Шушарах претендовали белорусская ЗАО «Юнисон» (серьезный соперник, за спиной которого «Форд») и BMW. А получили - мы…

А вот теперь – о той головной боли, которая будет сопровождать нашу радость. Свой питерский завод американцы закрыли, законсервировали в 2015 году (по известным причинам). Продавать завод не хотят, ждут.  Даже истратили на консервацию оборудования $500 млн.

Был, правда, уже анекдот, с  этой консервацией связанный. Северная Корея, находясь под санкциями, решила заказать для высшего эшелона своих чиновников солидные американские авто. Это указание сами понимаете кого, надо выполнять. А как? И вот мудрые корейцы и мудрые бизнесмены из «GM» придумали, как пустить пыль в глаза своему Конгрессу. Заказали у «GM Россия» - не поймешь, чья она. К тому же члены Конгресса свято помнят: «Что хорошо для «GM», хорошо для Америки». И вот три месяца завод работал – собрал 12 тысяч «Gruze».  Чтобы они были «не совсем американские», машинам дали российские моторы ВАЗ и ЗМЗ, и фары  от  УАЗ – 469. Но получилось  очень красиво…  Остро стоял вопрос оплаты – контракт стоил $145 млн.,-  запреты банков  тоже лихо обошли. На эту сумму корейцы отправили в Питер  300 тыс. литров пива «Тэдонган» (городу хватило на 2 недели), 1500 тонн моркови и 17 тыс. метров армейского сукна.  После такой истории заводу в Шушурах уже ничего не страшно… Так что где он, «Ravon»?

Второй стратегический проект, пожалуй, еще более масштабный. Речь идет о серьезном оружии. Ситуация в нашем районе мира – не самая радостная. Узбекистан, который уже испытывали на прочность, хорошо помнит старую истину: «Хочешь мира – готовься к войне».  С  2010 года наши расходы на ВПК увеличились на 11,7% , до $2,6 млрд ., то есть вдвое больше, чем у Казахстана (сведения Global  Firepower). Предприятия ВПК теперь объединены в одно ведомство.  Пришла пора сделать  и ревизию: чем в действительности (а не по статистике) располагает национальная армия.

По мнению Strategic Defense Intelligence  (2016 год) у страны 420 танков «на ходу» и еще 2 тысячи ржавеют в пустыне под Мары (так и не доехали до Афганистана),  715 БМП (плюс 328 американских MRAP, для которых у нас нет и не будет ни масла, ни запчастей), 69 истребителей (5 лет назад указывали 115 машин, ресурс исчерпан) , 90 вертолетов и т.д. Печальное резюме: если по количеству мы на 54-м месте в мире и на 1-м в регионе, то воевать-то, господа, нечем? После распада Союза в стране остались боеготовые части, с боевым опытом. Чего стоили только два полка истребительной авиации: 14-й и 15-й Гвардейский?  А 108-я МСД со своим парашютно-десантным полком, артбригадой и прочим интересным хозяйством?  Они, и другие части были расформированы. Хотя  в одиночку могли «навести порядок» в любой стране  региона. С 2005 года мы прекратили покупать оружие у России, а ведь  россияне готовы продавать его Узбекистану, стране-не члену ОДКБ,  по своим внутренним ценам. Зато вступили в программу НАТО «Партнерство ради мира», по которой получили замечательные одноразовые кальсоны  и прочее столь же необходимое имущество. Зато купили противоракеты HQ-9 у Китая (мы первыми купили,  их никто не берет): не интегрированные в общую систему противовоздушной обороны региона, они  не могут перехватить даже бабочку. Зато, разрушив свой авиазавод, купили у Испании транспортники С-295, которые в нашем климате, мягко говоря, не очень. Зато решили делать у себя турецкие броневики  «Элдер Ялчин», грузинская копия которых в Сирии  опозорилась – у них колеса отваливаются. Заявлено, что будем их продавать – то то я гляжу, уже очередь выстроилась… 

Причем, если наши специалисты «нащупывают» реально нужный контракт,  странным образом этот контракт рушится. Так произошло с закупкой неплохих легких учебно-боевых самолетов Т-50 у Южной Кореи. Сошлись на  хорошей цене $400 млн., но один из наших далеких партнеров  сделку заблокировал. Наконец –то  стало ясно: «партнеры» - это не всегда друзья.

Потому многие военные специалисты страны с пониманием встретили в апреле 2017 года ратификацию «Договора о ВТС»  с Россией, а в сентябре - соглашение нашего секретаря Совбеза В.Махмудова и его российского коллеги Н. Патрушева о восстановлении военно-технического сотрудничества. В России будут модернизированы танки Т-62 и Т-72. Причем Т-72 будет доведен до модели Т-72Б3, которые отлично показывают себя в Сирии.  Узбекистан получит истребители Су-30СМ, машина тоже с сирийской боевой славой.  И, наконец, после «длительных переговоров» (закончены позавчера) мы получим ударные вертолеты Ми-35 (экспортная версия знаменитого Ми-24). Отличная скоростная машина (300 км. в час) с поистине убойным оснащением, только 12-мм. пулемет делает 4,5 тыс. выстрелов в минуту, это  сплошная струя огня и металла…

Вы довольны? Подождите, чудеса еще не все. Святую возможность для чиновника «вовремя подсуетиться»  еще не отменили. Вот что мне рассказали  очень удивленные люди. В числе первоочередных договоренностей с россиянами был ремонт истребителей. Российские заводы уже приготовились срочно принять 8 машин Су-25 и 8 машин Миг-29, мы получали, как старые друзья, большой бонус при оплате. А в начале 2018 года самолеты  были бы уже в строю. Как же  россияне  удивились, когда мы «на голубом глазу» заявили, что передумали, и первую партию из 4 машин каждой марки отправили в … Белоруссию (558-й авиаремонтный завод). «Ну, ребята…», - с улыбкой  развел руками поведавший эту историю человек с большими звездами…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.