Вы удивлены, чего это вдруг мужчина взялся исследовать такую зыбкую и непонятную категорию, как «женское счастье»? Причина просто радостная: на днях самая либеральная газета мира «New York Times» (мы  с вами знаем, что самая либеральная - это «Народное слово», но сейчас не об этом речь) на полном серьезе сообщила, что женщины Узбекистана по уровню «чисто женского счастья» (т.е. беременность и роды) на одном уровне со своими подругами из Швеции(!) и Австрии. Когда это комментировала одна из руководительниц одной из наших женских организаций, она  выразилась в том смысле, что, вообще то, наши женщины уже давно  далеко впереди  всех. И в доказательство вручила роскошно изданные справочники «Женщины независимого Узбекистана» и «Женщины и мужчины Узбекистана». Я сразу понял, что журналистка из «New York Times» при написании статьи пользовалась именно этими книгами.

(Далее в тексте, если не указано особо, цифры и факты из двух выше упомянутых изданий, а также: «Public Finance in Sweden», «Svenska Dagbladet», «Народное слово»).

Для начала сразу вспоминается очаровательная песенка: «Был бы милый рядом, и ничего не надо».  С другой стороны –  грубоватая истина: «Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда…». Найти деликатный баланс между этими факторами – нелегкая задача для женщины. И хорошо, если государство ей в этом помогает…

Волею судьбы у меня в Швеции немало знакомых, в том числе и бывших узбекских журналисток, и они завалили меня спец. изданиями. Оказалось, шведки считают свое предродовое и родовое обслуживание не соответствующим времени. А вот наши женщины (как свидетельствуют справочники) – в восторге! И есть от чего…

В Трудовом Кодексе Узбекистана ясно прослеживается протекционистский подход к женщинам. Ни один работодатель  не имеет права отказать женщине в приеме на работу на основании беременности (хоть женщина на 7-8  месяце, пределов Кодекс не прописывает). Более того, статья 224.84 Кодекса узаконивает прием женщин на работу без предварительных испытаний! («То есть явно беременная и явно без мозгов, но обязан принять», - комментирует мой знакомый…) Шведские женщины об этом и не мечтают.

В той суровой стране, как только женщина увидит заветный «+» на своем тесте, она  думает уже не о работе, а бежит в консультацию. Ей первым делом вручают пластиковую карту (типа наших банковских) со всеми ее женскими «секретами». Вдруг она захочет в таком состоянии отправиться к родственникам в деревню, и там «это» и начнется? В местной больничке пластиковую карту прокатают на сканере и мгновенно узнают о будущей маме все что надо, никаких дополнительных анализов. Кроме пластиковой карты, женщина получает спецдокумент  для скидок на лекарства и детский ширпотреб. Из консультации она выходит изрядно нагруженная – ей положено до десятка всяких бесплатных памперсов, пледиков и каких-то таинственных вещей, названия которых я перевести не смог (по причине, что у нас их вообще не существует). Ей выдадут даже специальное ведро для использованных памперсов. Так что, если на улице Стокгольма вы увидите женщину с ведром – это беременная женщина… Одним словом, жизнь тяжелая, у нас ходить с ведром не заставляют…

Для узбекского мужчина всегда важно, кто же там готовится появиться на свет, такой маленький и хорошенький? Так в Швеции этот святой интерес не поощряется. Пол будущего ребенка вам ни за что не скажут, «чтобы не было никаких сомнений, а надо ли рожать».

Итак, о работе шведка уже  и не думает. Да и стоит ли думать? – В 21-ом веке она получает на 25% меньшую зарплаты, чем мужчины. Сравним с нашей страной: ограничение равноправия преследуется Уголовным Кодексом, ст. 141.  Одна из причин, почему зарплата женщин в Швеции ниже -  в 2013 году 30% шведок разного возраста работали неполный рабочий день, особенно часто на неполную ставку заняты молодые женщины в возрасте до 24 лет, совмещающие работу и учебу. В результате многие шведки откровенно завидуют узбечкам (в этом уверена одна из моих высокопоставленных собеседниц). Мало того, что в Швеции налоги при определенных условиях доходят до 55%. Так и месячные зарплаты по традиционно «женским» в нашей стране специальностям не впечатляют ( $1- 7,3 кроны, 1 евро -9,1 кроны): врач – $8 тыс., стоматолог – $6 тыс., медсестра – $5 тыс., преподаватель вуза – $5 тыс., школьная учительница – $4 тыс., служащая банка – $5 тыс., секретарша в офисе – $4 тыс., продавщица – $4 тыс. Это при том, что метро в Стокгольме - $2,3, говядина за 1 кг. – 9 евро, растительное масло за 1 литр – 1 евро.  Так что не очень разбежишься…

Но вот наша девушка и ее шведская подруга – официально в предродовом отпуске. Какие замечательные блага имеют в этот ответственный период женщины у нас, мы хорошо знаем. У шведок все сложнее. Оплачиваемый «декрет» - всего 480 дней, т.е. 16 месяцев. Причем – на обоих родителей: часть  дней может взять  папаша. Можно также увеличить отпуск,  засчитывая только 5 рабочих дней в неделю, и прибавив еще обычный трудовой отпуск. (Кстати, когда Google увеличил отпуск по родам с 3 до 5 месяцев, отток специалистов-женщин сократился вдвое.)
Роды, как написано в полученных мною справочниках, у нас не стоят ни одного сума.  В Швеции -   сложнее. Там нет частных клиник, зато это позволило создать стандартные условия хоть в мегаполисе, хоть в северной деревушке: отдельная палата  с сидячей ванной. Это бесплатно, но, если у вас палата с ТВ и с Wi-Fi, с вас берут 11 евро в день. Это ж надо…

При родах обязательно присутствует отец: смотри, что наделал… Поскольку акушеры считают мужиков слабаками, то для папаши предусмотрены шампанское или сидр, но немного, чтобы не напился. Если все в порядке, через 6 часов вам предложат ехать домой. Хотите остаться под присмотром врачей – ваше дело, но уже платите 10 евро за сутки (спиртное для счастливого отца разрешено, но это – отдельная плата. Вот они, законы капитализма…).

Во Франции женщине  заплатили бы за роды 900 евро, в Швеции такая плата не предусмотрена. Зато дома сидят оба родителя - как уже знаем, отец  может взять часть из «законных» 480 дней. И вот тут что шведы придумали – если отец нянчит  ребенка больше 60 дней, то за каждый следующий день он получает $13,6 ( 5 кружек пива в стокгольмском баре). Ребенок тоже при деле – он получает 100 евро в месяц до 16 лет (не так уж много, в Ирландии – 130 евро). Семья начинает получать  пособие на квартиру, если детей трое, то это 1200 крон. Общая стоимость жилья любого класса не может превышать 40% дохода, и домохозяин не смеет даже заикнуться о выселении. Но с нашими льготами (см. вышеназванные справочники) это все равно не сравнится…

Шведских женщин это устраивает. Хотя могли бы за свои права и побороться – в правительстве у них 12 портфелей, половина. В парламенте – места тоже практически поровну. И это единственное, в чем они нас  опережают. У нас квота для женщин в парламенте – 30%. Но пока в Законодательной палате женщины – 22%. Но скоро – новые выборы, и мы все знаем замечательных женщин, достойных стать депутатами. И может быть, они сделают мечту, - которая пока только как книжная «статистика», - реальностью жизни своей и своих подруг.

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.

На фото: фонтан в Новой Глиптотеке Карлсберга. Копенгаген. Дания.
Фото Л.Исламовой.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции