Эта история начиналась банально - Абзал Холходжаев задолжал Аброру Акромову 150 тысяч сум, но возвращать деньги не хотел. Дальше банальность сменяется чудовищной жестокостью. Должник и его двое приятелей под предлогом возврата долга  назначают встречу, на которой избивают Аброра и бросают его, превращаясь из приятелей в сообщников.
 
Согласно заключения судмедэкспертизы от 20 апреля 2016 года, у Аброра открытая черепно-мозговая травма, перелом левой височной и теменной костей, проникновение костей в сосковую и пирамидальную части мозга, повреждение мозга  тяжелой степени, эпидуральная гематома в левой височно-теменной части, компрессия головного мозга, рана на правой стороне верхней губы с дислокационным синдромом 3-й степени, повреждение мягких тканей левой височной части, назо- и левосторонняя отогематоликворея, ушиб правого легкого, аспирационный синдром.
 
В больницу Аброра доставили спустя несколько часов после избиения. В результате многочасовая операция по удалению осколков костей из мозга и три недели комы.  Семья затратила около 20 млн. сум, чтобы вытащить Аброра буквально с того света. Врачи говорят, что он родился в рубашке. Спустя семь месяцев, буквально на днях, Аброру сделали операцию, теперь у него металлическая пластинка в черепе.    
 
Не знаю как вы, уважаемый читатель, квалифицируете это преступление, но я полагаю, что это нанесение тяжких телесных повреждений из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой из 2-х и более лиц, приведших к тяжким телесным повреждениям, повлекшим инвалидность потерпевшего. Молодой парень, 24 года.
 
Спустя несколько месяцев после избиения, когда Аброр был в состоянии давать показания, появился следователь, который  в спешке снял показания – грубо и высокомерно. Потом был другой следователь... В конце концов дело дошло до суда.
 
По словам Аброра, суд Шайхонтахурского района мало чем отличался от следствия – не вникал в показания потерпевшего, который и на следствии, и на суде настойчиво пытался доказать, что его избивали втроем, называя фамилию организатора и его основного сообщника.
 
Удивительно, что организатор преступления даже не был вызван в суд, не было ни одной очной ставки. В итоге, наказан был лишь один из участников преступного сговора – некто Нурматов, действия которого суд квалифицировал по части 1, статьи 104 УК РУз, что предполагает легкое наказание, которое предполагает либо «ограничение свободы», либо срок от трёх до пяти лет... В приговоре почему-то нет ни корыстных побуждений, ни предварительного сговора, ни тяжких телесных повреждений, приведших к инвалидности. Другими словами Нурматов вполне сможет скоро оказаться на свободе по амнистии.
 
Странности такому поведению следователя и суда добавляет то, что организатор избиения – Абзалходжа Холходжаев, уже попадал в поле зрения правоприменителей точно в такой же ситуации в 2011 году. Тогда он таким же образом «уладил» дело со своими долгами.. К счастью, без тяжких телесных повреждений.
 
Важно отметить, что и тогда его уголовное дело рассматривалось в Шайхонтохурском районном уголовном суде. Тогда он был освобождён в зале суда по амнистии. Возможно, получи он тогда по заслугам, не было бы этого преступления...
 
В этом деле много странностей и загадок. Например, материальный ущерб семьи – траты на лечение и операцию превысили 20 млн. сум и являются прямым следствием деяний преступной группы во главе с Абзалходжой Холходжаевым. Однако суд отказался рассматривать этот аспект дела и порекомендовал потерпевшему обратиться с иском в суд по гражданским делам, т.е. намеренно пустил дело по «большому кругу»...  Нелишне отметить, что содержание Аброра в больнице, помимо затраченных семьей средств на лекарства, было за счет государства. Будь я судьей, я бы непременно обязала преступника компенсировать государству средства на содержание потерпевшего в медицинском учреждении. Наше здравоохранение остро нуждается в средствах.
 
Почему же так тщательно оберегается основной организатор преступления от серьёзных обвинений и, буквально, вытаскивается из дела «за уши»...
 
Пострадавший Аброр Акромов подал апелляцию, в связи с несогласием с приговором Шейхонтохурского районного суда в Ташкентский городской суд в начале сентября.

Ташкентский городской суд оставил аппеляцию без внимания. Вопреки закону и установленному порядку и сегодня, 15 ноября 2016 года нет официального письменного ответа. Когда Аброр стал выяснять почему, ему устно сказали – мы оставили решение в силе, если не согласны, можете обратиться в прокуратуру или вышестоящий суд.
 
Беспристрастный и независимый суд – одна из базовых основ доверия граждан своему государству. Если к этому прибавить прозрачное ведение государством финансовых дел по формированию бюджета и его расходованию, свободную прессу, которая освещает самые деликатные стороны жизни государства, общества, взаимоотношения власти и гражданина, то это и есть идеал, которого, пока, нет.
 
Вот уже несколько месяцев в виртуальную приёмную Шавката Мирзиёева, поступает много обращений в связи с несправедливым рассмотрением дел в процессе следствия, в процессе судебного разбирательства. Подобные истории, которые становятся известны гражданам, убеждают, что Узбекистану предстоит ещё очень длинный путь к правовому государству.
 
Мы сейчас наблюдаем попытки временно исполняющего обязанности президента достичь подлинной независимости суда от других ветвей власти. Возможно, и я надеюсь, это у него получится.
 
Однако, этого мало. Судебная власть должна быть ещё беспристрастна, неподкупна,  независима от местничества, от так называемого «блата», корпоративного единства с органами власти и правоохранителями. Известно немало случаев, когда «успешными» адвокатами оказывались не просто знатоки тонкостей права, а те, кто мог «договориться» с судьями и прокурорами.
 
Возможно, мы, простые граждане, не совсем глубоко разбираемся в хитросплетениях закона. Однако, ясно ощущаем, когда творится несправедливость и безобразие. В данном случае это налицо.
 

Румия Анварова, специально для Anhor.uz