Визит президента Афганистана Ашрафа Гани и его переговоры с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым стали, без сомнения, предметом пристального внимания многих политиков региона. Так говорят наши местные обозреватели. Я скажу несколько иначе: итоги визита затронули «горячие» темы большей части Азии. И это уже прослеживается в комментариях СМИ Индии и Пакистана, которые мы успели отследить. Китайцы будут высказываться с завтрашнего утра… Ну, а мудрым иранцам надо вначале посоветоваться с Богом…

Итак, подписанные документы. Среди первых в списке – Соглашение между Правительством Узбекистана и Правительством Афганистана о сотрудничестве в реализации проекта «Финансирование, проектирование и строительство железнодорожной линии Мазари-Шариф - Герат». Именно этот документ имел в виду Ашраф Гани в июле этого года, когда у себя в Твиттере написал, что, если поедет в Ташкент, то главное для него – железная дорога. Правда, тогда же представитель Торгово-промышленной Палаты Афганистана (ACCI) Саак Пасарлей убеждал журналистов, что это будет документ «в ранге» меморандума. Не получилось, слишком серьезна эта проблема. Чтобы не напускать лишнего туману, сразу о разнице: «международный Меморандум» - документ, в котором излагается фактическая сторона вопроса, позиции сторон в случае «если»… «Международное Соглашение» - документ, регламентирующий неофициальные договоренности сторон по поводу взаимодействия в случае «если»… Другими словами, «меморандум» конкретнее «соглашения». Он более четок, на его формулировки можно ссылаться…

Это было необходимое разъяснение. Поскольку еще не построенная дорога Мазари-Шариф – Герат уже обросла многими мифами, в том числе и скандальными. И вот вопрос: почему же так осторожны государства в своих намерениях по этой дороге?

Она упоминается во всех документах Международных конференций по Афганистану: Токийской 2012-го года, Лондонской 2014-го года, Брюссельской 2016-го года. Упоминается, но ни в одном документе нет слов о финансировании. Япония на первой конференции во вступительном слове заявила, что дает $ 4 млрд. для железных дорог Афганистана, но в итоговом документе это обещание уже отсутствует, японцы вовремя опомнились. Нынешнее Соглашение – это уже третий документ по дороге, если считать первым трехсторонний Меморандум Узбекистан –Афганистан-Азиатский банк развития (АБР) 2008-го года. Из всего, что собеседники друг другу обещали, построена лишь 75-километровая линия от берега Амударьи, от Хайратона, до афганского Мазари-Шарифа. Построила наша «Узбекистон темир йуллари» в 2010 году на деньги АБР ($165 млн.) и афганского правительства ($5 млн.). Грант АБР был получен в рекордно быстрый срок: его «продавила» Германия, которой нужна была линия бесперебойного снабжения своего контингента в Мазари-Шарифе. Кстати, собственно дорога Хайратон –Мазари-Шариф стоила всего $129 млн., остальное мы мудро истратили на собственные нужды – реконструировали ветку Термез-Хайратон (АБР закрыл глаза). Зато дорога дала работу 1200 афганцам. Предполагалось, что дорога будет перевозить за год до 9 млн. тонн грузов. Но столько просто не набирается, и пока её грузооборот 5 млн. тонн. Тем не менее дорога позволила нарастить товарооборот Узбекистана с Афганистаном со $140 млн. в 2010-м году до ожидаемого в 2017-м $1 млрд.

…Мы подошли к рассказу о дороге Мазари-Шариф - Герат. Герат – столица одноименной провинции на западе Афганистана, которая граничит с Ираном. За последние дни я убедился, что географию региона мало кто знает. Поэтому смотрите: если посредине карты – Афганистан, то Иран – слева. А справа – Китай и Пакистан. Так вот, когда Иран оказался под санкциями, ему понадобились горнорудные залежи на западе Афганистана. И в 2008-м году иранцы построили дорогу до Герата. Причем, поскольку строили за свой счет, то обошлась эта дорога на треть дешевле, чем «наша» ветка при той же длине. Ну да ладно, дело прошлое…

А вот стратегия дня нынешнего, которая диктует государствам региона «очень внимательное» отношение к проекту Мазари-Шариф – Герат. Известно, что Индию китайцы не пустили в свой проект «Нового шелкового пути». Anhor.uz эту ситуацию подробно разбирал, повторяться не будем (https://anhor.uz/columnists/shos-2017-konec-krasivoy-skazki). Между тем Индия готовится стать третьей державой мира и ей нужны торговые пути. Самый выгод ный – в обход перегруженного Суэцкого канала, по континенту на Север и дальше в Европу. Это можно сделать, начав движение из индийского порта Мумбай в иранские Бендер-Аббас или Чахбахар. А эти иранские порты теперь напрямую связаны с афганским Гератом железной дорогой! А от Герата будет (возможно!) дорога на Мазари-Шариф, на Север, на вольные просторы!

В Индии этот путь назвали «Великий коридор Север-Юг». И теперь индусам начихать на «Новый шелковый путь». «Этот коридор вдвое сократит дорогу, время и деньги при транспортировке из Мумбаи в Санкт-Петербург», - высчитал директор сектора «Новые связи Азии» (Reconnecting Asia) Центра стратегических международных исследований (Center for Strategic International Studies) Д. Хиллман. Потому индусы просто яростно голосовали «за» при обсуждении в АБР его Генерального плана инвестиций в афганскую инфраструктуру на 2017=2036 годы. План этот предусматривает прокладку 5 тыс. км. железнодорожного полотна стоимостью $ 11,2 млрд. В том числе и 730 км. линии Герат – Мазари-Шариф. План принят. Но вот столько денег на один проект в одну страну никакой международный банк одним траншем никогда не даст. И пока эти миллиарды – только обещания. А значит, индусам Мазари-Шариф может только сниться. Конец многим экономическим проектам?

Тут на сцене появляются китайцы со своим кошельком. И предлагают афганцам построить дорогу за китайские деньги. Афганцы, ясное дело, согласны. Им главное – дорога, которая за чужие деньги свяжет регионы их страны. И – вот она, главная интрига.

С самого начала, еще в 2008-м году, дорога до Мазари-Шарифа планировалась как начало большой Трансафганской трассы Мазари-Шариф – Кабул – Герат. Помешали война и отсутствие денег - $ 3 млрд. Но инженеры «Узбекистон темир йуллари» еще тогда сделали проектный задел намного дальше Мазари-Шарифа. И, конечно, по нашим стандартам, то есть дорога на Герат должна была иметь колею 1520 мм. Поезда из Термеза без смены вагонных тележек, без задержки мчались бы вглубь Афганистана до самого Герата. Это, без всякой натяжки, была бы стратегическая трасса, учитывая и нынешнюю ситуацию в «горячем» регионе.

Так вот китайцы дают деньги при условии, что дорога будет с их колеей – 1435 мм. Вроде бы резонно : «кто заказывает музыку…» Но стратегия дороги в корне меняется: поезда с Севера и на Север в Мазари-Шарифе «спотыкаются», стоят в ожидании смены тележек - это долго и дорого. И это вопросы не только народного хозяйства…

Вы, очевидно, в курсе, что сегодня наши индийские друзья все больше отдают предпочтение связям с США. И что с Китаем у них отношения «не очень». Во время недавних совместных учений «Малабар» индусы и американцы как раз отрабатывали вопросы снабжения, в том числе и перспективные пути не через Суэц, а надежнее - через континент, на Север. И пришли к выводу : Трансафганская дорога с колеей 1435 может стать проблемой. Зато такая трасса «в случае чего» очень поможет Китаю. А это и американцам не с руки…

Для индусов это стратегический вызов, поскольку в своей «Белой книге» Народно-освободительная армия Китая заявила концепцию «Три цепи», в рамках которой атомные лодки (АПЛ) Китая патрулируют океан вблизи индийских берегов: последний такой вояж АПЛ «Шань» здесь расценили как довольно «провокационный»…

Вот такой, очень даже упрощенный, расклад с железной дорогой от узбекского Термеза до афганской глубинки. Так мы уже едем в Герат?

До встречи здесь же,

Юрий Черногаев