Наступивший год обещает стать прорывным в развитии высшего образования: планируется создать 18 новых высших учебных заведений и их филиалов.  Пресс-служба Минвуза сообщает, что  10 вузов будут государственными, 3 – созданы с участием иностранных партнеров, 5 – организованы на основе государственно-частного партнерства. Цитата из сообщения: «В результате создания новых университетов  охват молодежи высшим образованием увеличится на 25%». Но вот люди из этой сферы поправляют: «Увеличится число обладателей дипломов».  И не каждый из этих «процентов» – специалист.
 
Что имеем
 
Вот статистика.  Уровень подготовки бывших студентов по экономическим специальностям устраивает только 18,2% работодателей, по техническим специальностям своим дипломам соответствуют 18,6%,  юристы - только 17%, информационных технологий - 28,9% .
 
Причин много. Первая из них, как её видят бизнесмены: абитуриенты сегодня  проходят обучение на латинской графике. Однако основная часть учебников в библиотеках вузов, а также интернет-сайтов и печатных изданий опубликована на кириллице. Вчерашние выпускники школ, а ныне студенты с трудом могут учебники использовать.  Давайте издадим новые? Давайте, но из 8 процента ВВП, выделяемых для сферы образования Узбекистана, лишь 0.4% приходится на систему высшего образования. Так что перевести и заново издать учебники будет невозможно, по подсчетам экспертов, еще лет 15.
 
Всемирный банк считает, что наша страна характеризуется крайне низким уровнем охвата высшим образованием. По мнению банка, ежегодная квота приема в вузы составляет в среднем 10% от общего количества выпускников среднего образования. В 70 наших вузах учатся сегодня 270 тысяч студентов (в 1991 году было 340 тысяч, и они использовали нужные учебные пособия). Сравним: в Казахстане 125 университетов, в которых учатся 477 тысяч студентов. Поскольку у наших северных соседей населения вдвое меньше, важно и это сравнение: у нас на 10 тысяч населения – 108 студентов, в Казахстане – 497. Не буду вас совсем расстраивать, но, может быть, поэтому у них и ВВП в 2 раза больше?
 
Новые вузы исправят ситуацию?
 
Новые 18 высших учебных заведений в корне исправят ситуацию, считают в Минвузе. Очевидно, чиновники надеются, что наличие на здании таблички «университет» автоматически сработает.
 
Сегодня в вузах Узбекистана работают 24 тысячи преподавателей. Еще столько же – не хватает. Но, если в школах, при сегодняшней нехватке 25 тысяч учителей, есть реальная программа за 4-5 лет подготовить недостающих, то в вузе все гораздо сложнее. Статус университета ко многому обязывает. Лекции здесь читают профессоры-преподаватели с ученым званием и ученой степенью. Преподаватели без званий и степеней могут проводить лекционные занятия только в случае нехватки профессоров, доцентов и старших преподавателей, а также при больших объемах учебных занятий. Это правило в последнее время стало поводом для привлечения в вуз «людей со стороны»: если раньше лекционная нагрузка преподавателей без ученой степени не должна была превышать 100 часов в год, то теперь разрешенный годовой объем лекций увеличили для них до 250 часов. Зато и зарплата с нынешнего года увеличилась на четверть.
 
Работа на износ?
 
Зарплату так просто Минвуз платить не намерен. Профессорско-преподавательский состав для выполнения огромного количества часов, требуемых министерством, должен вести по несколько предметов за семестр и «шлепать» под копирку некие статьи, которые не вносят вклад в развитие науки и которые никто не будет цитировать (индекс цитируемости является одним из важных критериев в определении рейтинга вуза международными организациями). Скажу откровенно: я сам как-то целый год «промышлял» тем, что «шлепал» по заказу вот такие статьи. Мой «ай-кью» существенно вырос, но вот помогло ли это профессорам? Через год стало скучно и я такое «творчество» прекратил, о чем нисколько не жалею…
К нагрузке на преподавателей добавляются бесчисленные таблицы и формы, практически ежедневно спускаемые министерством и требующие немедленного (!)заполнения. Вы знаете, почему провалилась хорошая вообще-то программа  ежегодного  привлечения 350 преподавателей из Европы, Японии, Южной Кореи и других стран? Зарплата их устроила, тут мы не поскупились, но вот ненужная бюрократическая отчетность просто испугала… Те 24 тысячи будущих педагогов (желательно профессоров), которых мы ищем, согласятся на эти условия?
 
Самостоятельность, в том числе академическая самостоятельность вузов, является необходимым условием для их адаптации к быстро меняющейся среде. Ташкентский университет информационных технологий добился  особых условий для своих педагогов и студентов. Однако качественные специалисты нужны Узбекистану не в сфере информационных технологий.
 
Учеба на износ?
 
Общепринято, что обучение в вузе – это прежде всего самостоятельная работа студента. Профессор подскажет и направит, но обозначить проблему ты должен сам. Между тем сегодняшние вузовские программы по сути копируют школьные – главное – это усидчивость на лекциях.  То есть, как с насмешкой еще 200 лет назад говорил великий Гёте: «Профессору глядите прямо в рот, и повторяйте, что он врёт.  Спасительная голословность избавит вас от всех невзгод. Поможет обойти неровность, и в храм научности введет». Так ведь время то совсем другое…
 
Веяния времени затронули, некоторым образом, студенческую среду. У нас решили уменьшить количество студентов на одного педагога. В Банковско-финансовой академии было 12 человек на одного профессора, стало – 9. В УМЭД было 8, стало – 7. В медицинских вузах было 8, теперь – 6. Еще раз сравним: в вузах Афганистана – 23 студента на одного педагога.
 
Вышесказанное уже можно считать прогрессом. Прогресс был бы более явным, если бы студентов учили тому, что им понадобится в профессии. Как то уж некстати вспомнилось, что  раньше на экзаменах требовалось знание трудов руководителей государства. Раньше требовалось… Сегодня другие заморочки: в Государственной консерватории на композиторском факультете на специальность отводится 2 часа в неделю, на менеджмент - 4.
 
Сколько стоит диплом?
 
Сегодня все в курсе, что такое учиться «на бюджете» или «коммерческое отделение». Цены в вузах недешевые: год учёбы в Вестминстерском международном университете стоит $5 220. Но будем справедливы и сравним: обучение на юриста в University of the Philippines, входящего в мировые рейтинги, стоит 26,379 песо в семестр, это около $500.
 
Будем надеяться, что такие деньги найдутся в семейной копилке абитуриентов новых 18 вузов.

Юрий Черногаев