В конце прошедшей недели в Ташкент прилетели заместитель госсекретаря США Томас Шеннон и заместитель помощника госсекретаря США Дэниел Розенблюм. Наша столица – последняя их остановка в турне по Центральной Азии, потому беседа с американскими дипломатами подводила итог всей их поездке. И у них, и у нас предстоят президентские выборы. Если в Узбекистане после выборов ситуация в стране, по всей видимости, уже предсказуема (дальнейший всеохватный прогресс), то за океаном иначе  (все ой как неясно). А, как ни крути, самая влиятельная держава мира в нашем неспокойном регионе тоже многое определяет (или могла бы определять – тут разные точки зрения).

Потому дискуссия с американцами (визитеров поддерживала посол США в Узбекистане Памела Спратлен) оказалась интересной для узбекских журналистов, которые на этот раз спрашивали не только «как понравился Ташкент», но и по делу.

Т. Шеннон, склонив голову, выразил соболезнование народу страны по поводу кончины нашего Первого Президента. После чего встреча приняла характер сердечной и откровенной беседы. Дипломат рассказал, что в разговоре с Ш. Мирзиёевым и А. Камиловым он еще раз подтвердил стратегический характер наших отношений (причем это определение «стратегический» звучало в его речи постоянно), который сохранится и после выборов. Будем надеяться. И даже отдельно выразил благодарность самаркандскому хокиму за гостеприимство и радушее во время посещения им могилы  Ислама Каримова.

Главным «локомотивом» нашего сотрудничества Т.Шеннон считает программу С5+1, старт которой был дан год назад в Самарканде (это пять стран Большой Центральной Азии плюс Америка).  Несколько инициатив в рамках этой программы уже  проявились на деле. В частности, буквально на днях начались работы по реанимации Рогунской ГЭС (см.  /columnists/nado-li-voevaty-iz-za-vodi),которая  станет частью проекта CASA-1000. Проект предполагает «перекачку» излишков электроэнергии из нашего региона в Индию и Пакистан, и это станет общей большой работой (или общей головной болью) для всех стран региона. Американцы, предполагая, что такая работа «сплотит» наши государства ради одной цели, поддержали CASA-1000 и даже выделили на это $15 млн. (на первое время). Принципиально важно, что реанимация Рогуна стала возможна только благодаря тому, что во имя общего блага Ташкент готов заново определиться со своей позицией по этой таджикской ГЭС. По крайней мере, итальянская Salini Impregilo уже приступает к отсыпке плотины ГЭС (итальянцы заработают $3,9 млрд.), что даст возможность в августе и октябре 2018 года запустить первые две турбины. Тогда о CASA-1000 можно будет говорить как об общей удаче стран Центральной Азии.

Кстати, проект Рогуна – хорошее напоминание о том,  что другом легко быть в хорошие дни, а вот в невзгоды это звание легко потерять. Это я о том, что известный РУСАЛ каким-то странным образом в решающий момент проект Рогуна покинул, похоронив его почти на десятилетие. Многое по этому поводу было говорено – очень детективная история (будем живы, в августе 2018 года об этом расскажем). Так вот по поводу друзей: Т. Шеннон категорически заявил, что Америка намерена дружить с нами не за чей-то счет, не собирается конкурировать ни с кем в нашем регионе, ни с Китаем, ни с Россией. Цель – дать возможность Узбекистану полностью раскрыть свой потенциал во имя сотрудничества народов, во имя сохранения независимости.

Это,- как признают все аналитики,- задача сложнейшая, и путь к успеху вымощен вовсе не розами. Потому зашла речь и об последних шагах руководства страны в противодействии коррупции. В частности, о сотнях миллионов (или миллиарде?) по делу о Телиасонера.  Американским и узбекским адвокатам предстояло прийти к соглашению до 31 октября 2016 года, я пишу этот текст 29 октября. Если не будет соглашения, тяжба, инициированная в 2015 году американским Министерством юстиции, возобновится. Согласно требованиям властей Соединенных Штатов, г-жа Г. Каримова  должна вернуть средства, полученные в результате  отмывания денег. Речь идет о сумме в $850 млн:  $550 млн из них заморожены на счетах в Швейцарии и еще $300 млн — в США, Ирландии, Люксембурге и Бельгии. Для того, чтобы было ясно: на счетах в Швейцарии денег столько, что как раз хватит на инициированную правительством на прошлой неделе программу строительства жилья на селе на пять лет. Есть прямой резон озаботиться судьбой «наших» кровных баксов… Но вот какая штука – юстиция в США реально отделена от государства, потому наш гость ограничился словами: «Вопрос в стадии следствия. Но мы продолжаем работу с Узбекистаном». И подчеркнул, что внимание к противодействию коррупции реально «увеличивает шансы вашего государства как партнера».

Предполагаю, что кто-то уже думает – а как там с Афганистаном? Спешу успокоить, этот вопрос был задан, и ответ совершенно четкий: «Из Афганистана мы не уходим…» Впрочем, это, наверное, единственный вопрос, по которому два претендента на главное кресло в Америке не спорят. Стабильность – прежде всего…

Вот пока и все…
Юрий Черногаев