Несколько событий текущей недели заставили нас внимательно вглядеться в земельное законодательство. И мы сейчас имеем возможность с полным основанием поставить вопрос :  А чего  это вдруг вы решили, что ваша земля – это ваша земля?  Ни фермер, ни владелец городской застройки  (да, это разные формы собственности) отныне не могут быть в этом уверены. С чем вас и поздравляю…

Для разгона – реплика по поводу выступления  главы Госкомкадастра А.  Абдуллаева перед журналистами, в котором он вдруг заявил, что « сегодня во всех развитых городах мира в центральной части практически нет жилых домов, там расположены гостиницы, деловые  центры» (прямая цитата выступления). При всем уважении к ведущему специалисту в области градостроительства я вынужден заявить, что А. Абдуллаева  обманули. На собственном опыте могу свидетельствовать, что, например, берлинская  Потсдамер-платц  (центрее не бывает, выстроена единым комплексом – как наш Сити) имеет очень много жилых помещений, в которых живут, в том числе, мои знакомые. В центре Парижа – сплошные квартиры.  Один из наших ташкентцев  только 4  года назад купил квартиру на Елисейских полях (15 тыс. евро за кв. метр), и это не сон. То же – в центре Лондона. То же – в центре Москвы…  Так зачем же специалисту потребовалось вводить доверчивых  людей в заблуждение?  Сейчас вы сами сделаете выводы…

Смотрим принятый Законодательной палатой 26 июня прошлого года и одобренный Сенатом  28 июня  Закон Республики Узбекистан номер ЗРУ-487 «О внесение изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан, направленных на совершенствование земельного законодательства» (проще говоря, 487-й Закон). Отличие этого государственного акта от многих других в том, что он вступил в силу не «со дня опубликования», а «через три месяца после опубликования». 

Вот еще один документ столь же революционной направленности: Указ от 10 января 2019 года «О мерах по коренному совершенствованию процессов урбанизации».  Указ декларирует «гарантирование реализации права собственности на земельные участки… под зданиями и строениями»  и  обязывает Парламент в  2-месячный срок принять Закон «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения». Отметим это важное  уточнение – «несельскохозяйственного назначения». И, наконец, положим перед собой еще один документ – Постановление  Кабмина  «Об оптимизации земельных участков».

А теперь – к делу. Многие  ташкентцы  удивлялись, зачем при «расчистке» места для строительства замечательного Ташкент-Сити  снесли (разобрали/разрушили) многие современные здания оригинальной архитектуры?  Без обсуждения с общественностью? Без голосования в Кенгаше? В том числе Дом кино, целый квартал солидных деловых (и дорогих!) зданий на улице  Алмазар (соединяет улицу Навои  и улицу Ислама Каримова, там метро «Пахтакор» и «Узбекистанская»). Подбирались даже к офисному дворцу ЛукОйла, но оказалось не по зубам.


 
Убрали эти здания срочно, за неделю… Просто потому, что если бы власти (или кто там рулит) чуть задержались со сносом, владельцы этих красивых домов, согласно указанным выше государственным  документам, успели бы приватизировать землю под ними. И получили бы не только компенсацию за снесенные объекты (как знаем, это никогда не окупает затрат владельца), но и смогли бы продать свою (свою!) землю новым застройщикам. И это совсем другая музыка…
 
Чуть рядом со стройплощадкой Ташкент-Сити  стоит  жилой дом. Тот самый «дом с гастрономом» на Навои, знакомый многим старым ташкентцам.  Перед Новым годом жильцам здания некие «риэлторы» стали настоятельно «рекомендовать» продать свои квартиры. По цене совершенно несуразной, но – «А вдруг снесут? Вон рядом целый квартал разрушили…»  Хорошо еще, что  люди сообразили и подсчитали: на выкуп квартир «риэлтор» потратит  сумму, в 105 раз меньшую  той, за которую потом продаст  землю под домом (может, и больше, цены в районе Ташкент-Сити стремительно растут)…  Когда к вам придут с предложением продать жилье, помните – это жульЁ…
 
Это в городе. А на селе? Слава богу, получили фермеры четверть века назад свою заветную землю. Получили «пожизненно», «с правом наследования» и прочими замечательными и неотторгаемыми правами.  Все бы хорошо, но вот указанный выше документ Кабмина предполагает  начать  «оптимизацию земельных участков». Было у тебя 25 гектаров, бери еще 100! Любые разговоры, что, мол, «не надо мне столько, моя семья спокойно ведет хозяйство на своих 25 га, не потяну я сотню гектаров»  – пресекаются. Не хочешь исполнять – лучше подумай… А то, может, отдашь свой надел?
 
По сегодняшней статистике  земли сельскохозяйственного назначения – пахотные земли – это 10% всей площади страны, 4,4 млн. гектаров. Еще 50% - сельскохозяйственные пастбища. Всего сельхозугодий – 267,7 тыс. квадратных километров. Много. Очень много! Если взять чуть-чуть, все равно много останется… А  ведь это лучшие земли, мечта…  Вон, любуйтесь:  Паркентский район – куда до него швейцарским пейзажам…  Вот бы прикупить эту благословенную землю, построить на ней скромненькую, гектаров на 10, усадьбу – это мечта не одного  человека «с возможностями». Но – было нельзя: сельскохозяйственные угодья.


 
А вот теперь – можно! Статья 87 части третьей 487-го Закона теперь гласит, что изымать земли сельскохозяйственного назначения не только можно, но что даже «Потери сельскохозяйственного и лесохозяйственного производства не возмещаются при изъятии земельных участков для строительства индивидуальных и многоквартирных жилых домов и их обслуживания». Нормально, да?  Еще и «обслуживания» - как раз имеются в виду территории для бассейна, корта, тенистого сада с беседками. Чего мелочиться…  И более того,  получить для своего  строительства бывшие  сельскохозяйственные  земли можно бесплатно. Статья 19 части второй этого же замечательного Закона гласит: из прежней редакции «слова «возмещение потерь и убытков при изъятии земель для государственных и общественных нужд» исключить».  Одним словом,  теперь это предмет «разговора за двумя пиалами хорошего чая»… Слова «для общественных нужд» никого не смущают: примеры ташкентских зданий, которые меняют принадлежность по 2 раза на неделе, потом их сносят, а земля остается вам – это уже реальность…
 
И вот сейчас я хочу привести пример из своего архива, чем такое вот отношение к «общенародной собственности» (сказано в Конституции) может обернуться. Был такой рай на земле – Южная Родезия. Благодатный климат, ухоженные многими поколениями фермеров плодородные земли. Страна   кормила половину Африки. Но! Стала Родезия  именоваться  Зимбабве. И  в феврале  2000 года тамошний президент Р. Мугабе  затеял реформу:  земли, принадлежавшие частным фермерам, в большинстве белым (около 70% всех ферм страны), экспроприировались и передавались 500 тысячам  чернокожих крестьян. За первые два с половиной года 30 тыс. человек покинули страну. Земель во владении прежних фермеров сейчас  совершенно не осталось. Убыток от реформы уже к 2009 году, по данным Торгового союза фермеров Зимбабве, составил $12 млрд.  С 2000 года было экспроприировано 10,9 млн. га земли. Но 80% всех переданных земель оказались заброшенными из-за отсутствия навыков земледелия у коренных зимбабвийцев.   С момента экспроприации производство сельскохозяйственной продукции в Зимбабве сократилось на 70%. Если в 2000 году Зимбабве было шестым в мире производителем табака, то к 2009 году его производство сократилось на 43%.   Сегодня  1,4 млн. населения из 13млн., или 11%, на грани смертельного  голода, а 45%  - недоедают.

Если приводить пример, то убедительный. У нас так не будет никогда, это ясно. Но к земле надо  и нам  относиться хотя бы уважительно…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.