В Ташкенте была очень интересный гость – Линда М. Абриола. Она не просто «человек года» в США. Она всемирно признанный специалист по экологии, один из зачинателей инжиниринговой экологии. Работает она как профессор в Университете Тафтса (Массачусетс). Кроме того, её научные заслуги подтверждены большим доверием государства: она спецпосланник  Госдепа по вопросам науки 2016 года.

Все  её  регалии я перечислил  для  того, чтобы сказать: эта женщина не знала (до визита в Узбекистан) об  Аральской катастрофе, она не знает о тревожной ситуации на озере Сарез, она не знала о том многом, что у нас является предметом острых дискуссий в прессе и горячих споров в парламенте (хотя насчет горячих споров в этом госучреждении  я, наверное, слегка наивен…).

Мы убедили самих себя в том, что Приаралье – забота всего человечества. Это вовсе не так . Если нам дали $3 млн. кредитов на решение проблемы, так дали потому, что международные кредиты – это рутинная работа международных банков. И кредиты надо выплачивать, несмотря на то, были ли они использованы во благо людей, либо…  

Кстати, посмотрите, как китайцы реагируют на запросы о помощи для Арала.  Уже много лет – только  экспедиции, наблюдения – это то,  что им нужно для решения своих аналогичных задач у себя во Внутренней Монголии.  Их позиция  ясна – китайцы  вкладывают  деньги  в проекты с большой «отдачей»…

Итак, Приаралье – это боль и проблема людей именно Центральной Азии. И именно нам её и решать. А поскольку огромная трансграничная речная система Арала начинается на ледниках Киргизии, то журналисты Узбекистана и этой страны на днях собрались на Иссык-Куле, чтобы посмотреть: какова ситуация сегодня «на самом верху», в начале, в истоках  нашей общей речной системы. Что хорошо у нас, а в чем преуспели соседи? Собраться и провести масштабные исследования  (можно даже выразиться  посолиднее – провести журналистское расследование) помогли Центр переподготовки журналистов Узбекистана и Центр медиакоммуникаций  Киргизии.

…Встреча началась с обмена актуальной, сегодняшней информацией об экологии. И оказалось, что общих проблем даже больше, чем думали. Это, конечно не радует, зато позволяет сравнить результаты работы. В частности, в Киргизии тоже  вовсю идет бесконтрольная вырубка деревьев. Все возмущаются – как и у нас, но никто никаких внятных объяснений от властей не слышал. Больше всего рубят чинару, хотя этот природный кондиционер дает в сутки 300 литров кислорода. Ташкент в бескомпромиссной борьбе с чинарой преуспел больше Бишкека, что дало нам в бывшем сквере в центре города увеличение температуры на 5 градусов. Но возможности властей по вырубке насаждений еще не исчерпаны: в Ташкенте – 59 кв. метров зелени на одного жителя, в то время как в Бишкеке осталось только  4,3 кв. метра (при норме 21 кв. метр). Так что, ташкентские «работники топора», на вашей «большой дороге» еще много романтики …

Никудышное взаимодействие, взаимное непонимание местных властей (речь именно о местной власти!) и населения в вопросах экологии и природоохраны четко выявляется во время экстремальных ситуаций. Участники встречи  к своему сожалению вновь убедились в этом во время встречи с работниками биолаборатории  Иссыккуль-Нарынского территориального управления Госагентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства при Правительстве Киргизии.

Для примера - одна из проблем, по которой категорически не сходятся работники лаборатории, т.е. государственные служащие и население (в том числе представители науки). Речь об аварии, во время которой грузовик с 20 тоннами цианида натрия упал в реку Барскоон неподалеку от одноименного поселка и при впадении реки в Иссык-Куль.  Главный научный сотрудник Лаборатории экологии человека  Международного университета Киргизии Калия Молдогазиева считает это «беспрецедентной экологической катастрофой». Она оперирует следующими данными:  содержание цианидов в реке после аварии составляло 1 590 ПДК (предельно допустимая концентрация). У погибшей в реке и озере рыбы содержание цианидов  было до 1,5 мг. на 1 кг. После аварии было выявлено 8 тыс. пострадавших, умерло 15 человек. Листва пожухла и пожелтела в радиусе 45 км.  Через 10 дней власти эвакуировали жителей  Барскоон. Им выплатили  компенсацию -  1 тыс. киргизских сомов на человека (тут я должен привести возражение чиновников, что многие сказались пострадавшими именно из-за этой тысячи сомов). 

Таково мнение университетской науки. А вот мнение зав. биолабораторией , т.е. государственной служащей, Ольги Шестовой : «Вся история – раздута. Цианиды – часть кругооборота природы… Нужно знать школьную химию и тогда будет ясно, что  ничего страшного не произошло».  Не могу не вспомнить потому, что об аварии с грузовиком первыми сообщили российские военные. А до того жители округи целый день после падения грузовика в реку пили воду из нее. И золоторудная компания  «Кумтор» - это был её грузовик - до сих пор возит по этой дороге  по 800 тонн цианидов в месяц.  

Такая разная оценка ситуации чиновниками и учеными становится ясной, если знать, что доля «Кумтор» в ВВП Киргизии в 2016 году была 8% (доходит до 11%), а доля в общем промпроизводстве – 23%... Ежегодно компания добывает по 20 тонн золота, а за все время работы вложила в казну страны 264 тонны. Туризм, то есть красота природы Иссык-куля, дает в ВВП страны только 4%, вот и смотрите, что для государства важнее…

Еще о «Кумторе». Компания завершает свою работу в 2036 году, и жители южного берега Иссык-Куля просят власти разрешить компании работать и после этого срока. Причина проста: большие заработки. А другой работы вообще нет. Экология наткнулась на прозу жизни…
Эта самая проза, а точнее – конкретная экономика конкретного поселка/города преподнесла участникам совместного  журналистского исследования еще не один сюрприз. Возле города  Балыкчи (тот самый Рыбачий нашего детства) местная нефтебаза из-за разгильдяйства  нового персонала слила в почву 4400 баррелей (ок.600 тонн) нефти. Огромная нефтяная «линза» спустилась до уровня грунтовых вод и вместе с ними движется к озеру. «До берега осталось  несколько метров!» - бьет тревогу заслуженный деятель науки профессор Эмиль Шукуров.  Его никто не слышит по причине, о которой мы говорили выше…

Тут как раз повод сказать об облепихе. Замечательное растение, и не только по своим лечебным свойствам. Для экологов важно, что у облепихи очень длинные и очень густые корни. Если облепиха растет на берегу, то её корни словно природный фильтр фильтруют все, что стекает в озеро: и грунтовые воды, и хозяйственные стоки. Но сборщики ягод облепихи, чтобы не нарваться на её колючки, выдирают кусты с корнем – вот такой бизнес. Берега лысеют. И вот стоит здесь  Курметинский цементный завод без всяких очистных сооружений и… Ну, ясно…
Поскольку с «большим» бизнесом не поспоришь, экологи направляют свои усилия на частный сектор. И тут есть опыт, который неплохо бы позаимствовать узбекским коллегам.

У нас только сейчас стали убирать дачи в водоохраной зоне Чирчика. А вот 2-километровая охранная зона возле берега озера – это почти святое. Заместитель начальника Иссыкуль-Нарынского территориального управления Госагентства охраны окружающей среды и лесхоза Марат Кулатаев говорит: «У нас по побережью около 200 туристических  объектов, и почти столько же очистительных сооружений. Причем, пансионаты-то частные, а значит, и очистные сооружения тоже – частные !  А в течение 5 лет в нашей зоне будет централизованная канализация, деньги уже есть». Он показывал очистные сооружения частного пансионата «Топаз» и, честно говоря, я вспомнил выражение «социальная ответственность бизнеса». Здесь она была налицо.

Прямо скажем, г-ну Кулатаеву здорово помогли прошедшие здесь в Чолпон-Ата  Всемирные игры кочевников 2016-го года, к которым зона его ответственности преобразилась… Страна денег не пожалела (я нашел в отчетах несколько цифр, но все они просто заоблачные, поэтому здесь не привожу). Досталось и экологам.

И вот еще чему надо бы у киргизских коллег поучиться. Вот мы, вроде бы, получаем гранты на экологию, а как надо чем похвастаться: и где же это оборудование? А уже знакомая нам Ольга Шестова с законной гордостью показывала работающие (!!) суперприборы, даже и  названий-то  которых многие из нас не слышали. Её лабораторию помогли оснастить Азиатский банк развития  - $1 млн., и Финский институт окружающей среды (SYKE). Финны подарили даже специальный катер, оснащенный и спецжилетами, чтобы их коллеги-киргизы   на солнце не очень обгорели. Но, если серьезно, то все пробы рыбы, например, лаборатория  берет в 2 экземплярах, и один отправляется в Финляндию – в прошлом году 1225 анализов.

…Недавно подводные археологи нашли здесь на дне замечательной красоты бронзовый сосуд. По времени находка совпадает с тем, что на берегах Иссык-Куля лагерем стояло войско Александра Македонского. Может быть, он сосуд и обронил в воду?  Известно, что великий полководец знал толк в земных радостях. Так что, продолжим эту традицию на берегах «азиатской жемчужины»?  Ну, если не замусорим её окончательно…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.