«За Узбекистан стоит побороться», - сказал мне  чиновник из числа лиц, сопровождавших В. Путина в его поездке. Как и все, что говорит этот человек - ёмко, четко, полно отражает ситуацию и намерения.

Прошедшая неделя ознаменовалась беспрецедентными узбекско-российскими  контактами. Ташкентская пресса достаточно полно отражала визит Владимира Путина и события, на которые её допускали (закрепленные личные авто и полный допуск были только у приехавших корров). Поэтому повторять эти пресс-релизы – не наша задача. Давайте посмотрим на события  глазами их участника…

Значимость событиям придавало присутствие на них Шавката Мирзиёева и его гостя. Что отметили буквально все журналисты российского президентского пула: Путин ни разу никуда в Ташкенте не опоздал. Хотя все уже считают эту его особенность милой «фирменной» чертой. Поэтому на Узбекско-Российском форуме межрегионального  сотрудничества  собравшиеся в зале бизнесмены устроили овацию задолго до появления в зале двух улыбающихся президентов: словно знали, что «они уже здесь». На форуме  предполагались выступления президентов, пять докладов в их присутствии и дискуссия (уже без них). Но, кроме нашего министра, после президентов никто больше к микрофону не подошел. Настолько емкими и эмоциональными оказались речи двух глав государств, что соревноваться с ними в ораторском искусстве охотников не оказалось. Мероприятие  по сути закончилось после их ухода.

…Запуск работ по строительству первой в Центральной Азии атомной электростанции, ознаменовал старт проекта огромного масштаба. Присутствие первых лиц на торжестве несколько сместило акцент нашего сотрудничества в атомной отрасли только на АЭС. А ведь, когда в самом конце прошлого года подписывалось межправсоглашение, гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев рассказывал, что, кроме строительства АЭС, Россия поможет Узбекистану в разработке урановых месторождений: мы сможем экспортировать не «сырой» уран (что относительно дешево), а обогащенный (что намного дороже). Причем «Росатом», как покупатель, на этом потеряет – но чего не сделаешь ради дружбы. К тому же «Росатом» возьмется за рекультивацию наших урановых  хвостохранилищ.

Интересна и такая подробность: пока рано говорить о строительстве АЭС. Заливка первого бетона будет не ранее 2020 года.  Мы предложили «Росатому» на выбор 80 площадок: наличие воды, состояние грунтов и т.д.  Эксперты остановились на восьми. Так что президенты запустили процесс исследований, а не строительства. Верно лишь то, что наша двухблоковая станция будет повторять Нововоронежскую АЭС, но с поправкой на сейсмичность. У неё два блока ВВЭР-1200 поколения «3+». Бдительный читатель спросит: «А почему не типа БН, то есть поколения «4»? Отвечаю: «Для себя «Росатом» строит сейчас пять реакторов, и это, действительно, -  БН». А вот когда появятся реакторы типа «БН+», тогда они будут строить  БН «и для друзей». В конце концов, ВВЭР-1200 – уже обкатанная надежная машина…

Чтобы закруглить тему, несколько цифр. Во время визита Владимира Путина в Ташкент подписано документов на $27,1  млрд. Во время визита нашего президента в Китай подписано контрактов на $20 млрд. Во время поездки Шавката  Мирзиеёва в США подписано документов на $8,5 млрд. (причем Американская торговая палата даёт цифру - $4,8 млрд.). Это всё без комментариев…

Зато нельзя не прокомментировать и еще одно событие недели, непосредственно касающееся узбекско-российских связей. Имеется в виду открытие 18 октября памятника нашему первому президенту И.Каримову в Москве. Памятник открыт в Погорельском переулке на Большой полянке, в сквере, с 2016 года носящем имя Ислама Каримова. На торжества из Ташкента прибыли 100 человек. Мероприятие курировало Посольство Узбекистана и проходило оно по «нашим» правилам. Вот как описывает ситуацию наш коллега (подчеркну, что это не цитата из московской прессы, а оригинальный текст): «Безопасность на мероприятии  обеспечивали более 20 сотрудников полиции и несколько ОМОНовцев. Проход на церемонию был строго ограничен, и полностью контролировался сотрудниками узбекской  дипмиссии (и теми из 100 прибывших). Так, на моих глазах в сквер не разрешили зайти сотрудникам  телеканала ТВЦ (это канал Сергея Собянина, они в Москве – хозяева!) прибывших по приглашению московской мэрии. «Это мероприятие организовано не московской мэрией», — заявил журналистам мужчина в штатском. Пройти им удалось лишь после согласования вопроса с Посольством. У меня  было приглашение непосредственно от Посольства, но войти в сквер оказалось также непросто – потребовалось сначала дозвониться пресс-атташе  дипмиссии, чтобы он завел на территорию лично. В результате многим журналистам, а также рядовым москвичам пришлось наблюдать за церемонией из-за забора. Среди них оказался даже  глава муниципального округа Якиманка Андрей Морев, на земле которого все это и происходило».
  
Что из себя представляет  памятник высотой 2,3 метра (небольшой), наши читатели уже видели на фотографиях. Напомню, что на создание памятника был объявлен конкурс. Но ни один из проектов жюри не понравился. Заказ получил известный сегодня в Англии скульптор Пол Дэй, который до этого даже в Узбекистане не бывал (теперь он был дважды и еще собирается). Думаю, для поездки у него найдутся деньги: неизвестно, сколько он получил за памятник нашему первому президенту, но вот гонорар за скульптурную группу «Битва за Атлантику» составил $2,5 млн. (без накладных расходов). Ташкентские скульпторы получают за свои аналогичные работы раз в 100-150 меньше (с накладными расходами).

Ну вот, как же без денежной темы…  Плавно переходим к интересному сообщению Всемирного банка (ВБ), которое впрямую касается наших граждан, которые с 1 ноября к тому же будут зарабатывать больше. Тут один доморощенный «политолог» ко мне уже подъезжал с этими цифрами. Так это как на них посмотреть…  Итак, ВБ раз в два года публикует исследование «Бедность и всеобщее процветание: совместное решение проблем ликвидации нищеты». И  опубликованное на этой неделе сообщение приятно удивило: наша страна оказалась в списке довольно приличных государств. По порядку.

ВБ считает, что в состоянии «крайней нищеты» находятся сегодня 10% населения планеты: это те, кто получает $1,9 в день, т.е. в месяц по официальному курсу – 467 тыс. сумов. С 1 ноября у нас минимальная пенсия по возрасту – 396,5 тыс. сумов, а для пенсионеров без необходимого стажа – 243,3 тыс. сумов, но таких пенсионеров в стране 0, 01%. И то это может быть статистической погрешностью. Т.е. эта категория – не наши люди. Есть еще «крайняя бедность», это 26,2 % населения мира. Это люди с ежедневным доходом $3,2 , т.е. 787,2 тыс. сумов в месяц. Но это тоже не наши люди.

Есть неприятная категория «за чертой бедности»: это с доходом $5,5 в день, то есть 1 353 тыс. сумов в месяц. Как говорит Госкомстат, в январе-сентябре среднемесячная зарплата в стране с учетом всех надбавок и компенсаций была всетаки больше – 1 685 тыс. сумов. В здравоохранении чуть ниже – 1 085 тыс. сумов. Но подождите огорчаться!  В нашей стране ок. 300 тыс. семей. Эти семьи получают только из России переводами ок.$4 млрд. в год, вот в первом квартале переведено $1,3 млрд., а основной поток переводов приходится обычно на третий квартал. И столько же в конце года «гостящие» за рубежом родственники привозят в карманах. Разделите эти миллиарды «зеленых» на 300 тыс. семей. ВБ считает, что 40% населения Центральной Азии (восхититесь формулировкой!) «переживает регресс  роста доходов».  Но вот с учетом «всех» доходов мы в этом году прочно въехали в категорию «развивающихся режимов». У нас же собственная арифметика…

К сожалению, не осталось  места для важной темы – выборы в Афганистане. Там на «передовой» работают корреспонденты anhor.uz: их  очень-очень  горячий отчет мы рассмотрим через неделю…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.