Незыблемая основа правового государства, если вычленить самую суть, состоит всего в двух принципах: презумпции невиновности и следовании букве и духу закона. Всё остальное – это уточнения и подтверждения этих основных положений.
 
9 августа 2016 года прокуратура Ташкента совместно  с Госкомконкуренции подала исковое заявление против ООО СП «BINO», компании Endevour LLC (CIF) и АО «Тошкент курилиш моллари комбинати» (далее – АО КСМ) с требованием признать незаконными ряд их юридических документов. Изучение искового заявления показывает, что доводы истцов не соответствуют действующему законодательству. Эти действия больше напоминают попытку, использования административных рычагов для незаконного отъема собственности и денег акционеров.
 
Одно из основных обвинений основано на признании незаконным факта продажи государственной доли иностранным инвесторам – компании Endevour и СП ООО «BINO».
 
До 14.04.2016 года в составе акционеров состоял Департамент инвестиций Хокимиата г.Ташкента, который владел 3,75% акций.
 
В процессе разгосударствления и привлечения иностранных инвесторов всю долю ГП департамента инвестиций г. Ташкента выкупило ООО СП «BINO», в установленном законном порядке (Постановление ПП-2340 от 28 апреля 2015 года).
 
На сегодня, в составе акционеров АО четыре иностранных инвестора, доля которых в УФ АО составляет  более 15%.
 
Компания Endevor LLC (США) приобрела свою долю акций в ходе торгов на Республиканской фондовой бирже по цене 3410.77 сум, при их номинальной стоимости 800 сумов, т.е в более чем в 4 раза дороже.
 
Сегодня сделка с компанией «Endevour» признана судом незаконной на основании, якобы неверной суммы, в которую была оценена государственная доля акций.
 
Для большей ясности - эту сумму определило не собрание акционеров, не Наблюдательный совет, а само государство, в лице существовавшего тогда Госкомимущества. Согласно государственной оценке ГКИ,  25% акций составили сумму 88 млн. 301 тыс. 424,53 сума.
 
По требованию Госкомконкуренции и прокуратуры г. Ташкента в  Республиканском центре судебной экспертизы им. Хадичи Сулаймановой, проведена экспертиза стоимости чистых активов АО КСМ, которая составила 523 млн. 420,25 сум. Это верная цифра и с этим никто и не спорил бы, если бы Хозяйственный суд города Ташкента не стал оперировать этой суммой и, основываясь на ней, выносить приговор. Дело в том, что стоимость акций и стоимость чистых активов – суть разные экономические категории. Суд не счел нужным в этом разобраться.
 
Закон «Об акционерных обществах» не предъявляет никаких иных требований к соотношению величины Уставного фонда и чистых активов, кроме одного - стоимость чистых активов никогда не должна падать ниже, чем сумма Уставного фонда. Другими словами их нельзя безнаказанно распродать.
 
Это требование АО КСМ всегда соблюдало. Таким образом, одно из основных обвинений, предъявляемых прокуратурой города и Госкомконкуренцией, отпадает как необоснованное ни требованием закона, ни экономической целесообразностью.
 
Во-первых, стоимость акций и их количество по действовавшему на тот период законодательству оценивалась оценочными комиссиями, которые создавались  не акционерами, а Госкомимуществом. Во-вторых, акции можно оценить как угодно высоко, однако вопрос – кто их купит? Поэтому и существует такой инструмент рыночной экономики, как фондовая биржа.
 
Изучение деталей дела свидетельствует о том, что все сделки проведены с точным соблюдением буквы закона. Не обнаружено ни одного упоминания о необходимости оценки госдоли акций, приравнивая их к стоимости чистых активов.
 
Претензии Госкомконкуренции и прокуратуры, не основанные на законе, не могут быть выше действующего законодательства.
 
Также, в полном соответствии с законом и на основании протокола совещания, подписанного Премьер-министром Шавкатом Мирзиёевым 30 декабря 2006 года, в 2007 году была произведена эмиссия акций и реализована иностранным  инвесторам  в счёт поставки им технологического оборудования и сырья.
 
Недоумение вызывает, что основанием признания биржевых сделок 2003 года незаконными для Хозяйственного суда Ташкента стало постановление Кабмина №171 от 26.06.1991 года, отменённое за два года до сделки постановлением Кабмина №119 от 9.03.2001 года.
 
Ещё более странным выглядит обвинение в незаконности продажа 25% государственной доли, поскольку сделка была осуществлена также на основании решения правительства №185 от 17.04.2003 года. Тем более, что рыночная стоимость акций государственной доли также была определена оценочной организацией, привлеченной Госкомимуществом (АО «Кучмас мулк ва сармоялар агентлиги». Для информации: Госкомимущество являлось одним из крупным акционером данного АО).
 
Суд также не вникал и не слушал ответчиков по продаже 3.75% акций в 2016  году ООО СП «BINO», однако вынес решение признать сделку недействительной. Хотя, и в этом случае, были соблюдены все требования действовавшего тогда законодательства.
 
В 2012 году принят Закон Республики Узбекистан «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников». Закон  был принят с целью защитить приватизированные предприятия от разного рода нападок, с чьей бы стороны они не совершались, в том числе и со стороны государственных органов. Это была, по сути своего рода амнистия, которая ясно давала понять, что приватизированные предприятия, даже если они были приватизированы с некоторыми отступлениями от законов и положений до 2012 года, работали, не опасаясь за своё будущее.
 
Именно после этого закона стало ясно, что Узбекистан не будет возвращаться к практике реприватизации, национализации под какими бы то ни было предлогами. Именно этот закон сыграл важную роль в повышении инвестиционной привлекательности Узбекистана.
 
Иск прокуратуры города Ташкента и Госкомконкуренции демонстрирует прецедент пересмотра итогов приватизации. Он рубит на корню все старания и инициативы руководства Узбекистана, которое хочет показать Узбекистан страной, выгодной для инвестиций, страной со стабильным законодательством, страной, где обеспечено верховенство закона.
           
В редакционной почте Anhor.uz лежит еще несколько писем от предпринимателей, попавших в схожую ситуацию, когда от имени государства,  Госкомконкуренции инициирует проверки, подвергающие сомнению законность приватизации. Подобные действия прямо нарушают статьи 7  и 24 закона  «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников».
 
Мне одному кажется, что Госкомконкуренции работает не совсем в духе указа президента о его образовании? Мне одному кажется, что Хозяйственный суд города Ташкента принимает решения, мягко говоря, не совсем глубоко вникая в дело?
 
От ответов на эти вопросы зависит понимание того, насколько президента Узбекистана слышат органы государственного управления, насколько глубоко готовы перестроиться судьи, деятельность которых была подвергнута критике на высоком уровне совсем недавно.
 
Мансур Ибрагимов, специально для Anhor.uz
 
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. Anhor.uz готов предоставить площадку для доводов противной стороны.