У этой популярной сентенции есть начало: «Жизнь без труда - воровство». Не будем сейчас касаться этой чрезвычайно щекотливой темы, поскольку в Узбекистане немало  процветающих бездельников, не знающих, что такое праведный труд, но есть и вынужденные безработные, которых никак нельзя обвинить в «воровстве». В данном случае хотелось бы подчеркнуть значимость искусства в жизни людей.
 
На днях, будучи в одном из крупных госучреждений, я стал свидетелем разговора двух его работников. Речь шла о том, где было бы наиболее целесообразно и удобно выставить  несколько картин художников Узбекистана, для того, чтобы выполнить предписание Кабинета Министров республики. Это меня крайне удивило, так как данное распоряжение правительства касалось не вопросов выделения средств или людей на какое-то конкретное мероприятие (согласитесь, что подобного рода указания достаточно привычны для нашей действительности), а пропаганде изобразительного искусства.
 
Разумеется, я заинтересовался этим неординарным административным «действом». Выяснилось, что месяц назад, в феврале 2014 года, в Кабинете Министров под председательством премьер-министра Ш.М.Мирзиёева был рассмотрен вопрос «О мерах по дальнейшему укреплению материально-технической базы  Академии художеств Узбекистана» В нём отмечалось, что в республике .проводится большая работа по возрождению и развитию национальных школ искусства, обогащению и пропаганде лучших образцов всех видов изобразительного творчества, а также по подготовке высокообразованных профессиональных специалистов. Для дальнейшего углубления и расширения этого процесса требуются дополнительные действенные меры, отвечающие современным запросам  материально-технического обеспечения Академии и её подразделений.
 
После тщательного обсуждения и обмена мнениями совещание пришло к следующим выводам:

Академии художеств совместно с министерством культуры и спорта и Объединением «Узбекмузей» необходимо выявить наличие всех заслуживающих внимание произведений искусства, созданных в период обретения республикой независимости, а затем планомерно выставлять их во всех залах и галереях для максимального просмотра населением в целом, и в частности, работниками государственных и учреждений.
 
Всех живописцев, графиков, скульпторов, мастеров декоративно-прикладного искусства и художественной фотографии пофамильно закрепить за  областными, городскими и районными хокимиятами, успешными предприятиями, банками и другими крупными  учреждениями, с тем, чтобы они могли в течение 5 лет наладить работу мастерских художников, их бытовые условия, делать заказы и приобретать их работы. Чтобы эта работа не носила случайный, субъективный и избирательный характер, в документе подчёркнута обязательность подписания официального договора упомянутых субъектов с каждым творческим деятелем персонально. ( Соответствующий список был утверждён).
  
Дано указание о ежегодном проведении выставок картин молодых деятелей изобразительного искусства, приуроченных к празднованию Навруза и Дня Независимости, с последующими материальными и моральными поощрениями лучших работ. Помимо этого,  были приняты решения:

  • об организации в каждой области выставочных залов и творческих мастерских,
  • о  предоставлении аппарату Академии художеств нового просторного здания на улице имени С.Азимова,
  • о полном благоустройстве мемориального сада-музея имени Камолиддина Бехзада,
  • о ежегодном выделении минимум по одной трёхкомнатной квартире наиболее способным и нуждающимся мастерам системы Академии художеств страны.
 
Также было выделено: 

  • 100 миллионов сумов  Академии  художеств - на приобретение оргтехники и мебели,
  • 150 миллионов сумов Национальному институту рисования и дизайна им. К. Бехзада - на капитальный ремонт, 50 миллионов сумов  журналу «Санъат» - также на приобретение оргтехники и мебели. Разрешено приобрести за счёт государственного лимита 1 автомобиль «Ласетти», две грузовых «Газели» и один «Дамас».
 
К протоколу приложены количественный список 333 художников различных жанров по всем областям республики и городу Ташкенту; список 62 хокимиятов и крупных учреждений, предприятий и банков, которым предложено каждый год в течение 5 лет заключать договора  на создание произведений искусства общей численностью в 23 тысячи 960 картин.  Даже сама эта внушительная цифра впечатляет, не говоря уже об уровне обсуждения данного вопроса, о его основательности и масштабности.
 
Возможно, кто-то, прочитав эту необычную информацию, удивлённо воскликнет: не слишком ли напоминает упомянутый правительственный документ прежние времена плановой экономики и официальной идеологии? И будет прав! Только надо ли бояться и избегать ссылок на лучшие примеры истинно «отеческой» государственной заботы о деятелях искусства и культуры, которые, в конечном счёте, и составляют «лицо» народа и общества, не говоря уже о том, что их положение, прежде всего, свидетельствует об уровне и перспективах развития той или иной страны!
 
Лично я очень возрадовался этому факту - и за правительство, которое так тщательно и продуманно отнеслось  к проблемам развития одного из важнейших видов наглядного искусства, и за председателя Академии художеств Акмаля Нура, который, видимо, сумел подсказать руководству страны конкретное значение духовной культуры в жизни общества (говорят, что премьер заявил на совещании: «Хватит вешать на стены дорогие ковры, пора украсить их достойными картинами!»), и, конечно же(!), - за самих художников, которые, по большому счёту,  могут чувствовать себя нужными и дорогими сыновьями и дочерьми своего народа, а не жалкими «пасынками», раздавленными суровой рыночной действительностью.

Не уверен стопроцентно, но, по-моему, таких примеров поистине бережного отношения правительства к своим художникам в других странах не наблюдается.
   
Остаётся только сожалеть, что данное правительственное решение не опубликовано даже на специальном сайте Кабинета Министров республики, что оно не переведено на русский язык, хотя 35 процентов зарегистрированных деятелей изобразительного искусства страны - представители нетитульной национальности и, конечно же  к сожалению, не всегда владеют канцелярским узбекским языком. Эти художники не смогли воочию прочитать этот важнейший для них документ и довольствуются лишь пересказами и слухами. Уважение к государственному языку отнюдь не умаляет обязательного уважения к правам национальных меньшинств в цивилизованном государстве. Разве не так?
                                                                            
Ало Ходжаев, 
Специальноя для Anhor.uz


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции