…Надеюсь, у кого то из читателей Anhor.uz  хранятся оставшиеся от прадедушки золотые таньга Бухарского эмирата. Согласитесь – это настоящие шедевры нумизматического искусства. А ведь чеканились они вручную, кусочек золотого сплава превращался в блестящую монетку всего четырьмя точными удара молота. 

Сегодня у нас снова есть повод поговорить об узбекском золоте. На наступившей неделе Международная выставочная компания ITE совместно с Минвнешэкономсвязей и торговли, Госкомитетом по геологии и минеральным ресурсам и Торгово-промышленной палатой проводят Central Asian Industrial Week – «Центральноазиатскую промышленную неделю». В рамках недели – два интереснейших проекта – международные конференции «Горное дело» и «Инвестиционный потенциал полезных ископаемых». Поскольку Узбекистан на 9-м месте в мире по добыче золота, «золотая тема» обязательно прозвучит в докладах, и мы узнаем много нового и интересного. А пока докладчики шлифуют свои тексты, чтобы не наговорить чего лишнего-секретного, поговорим о золоте и мы тоже…


(Далее в тексте, если не указано особо, цифры и факты: Goldman Sachs, Moody”s, London Metal Exchange, «Financial Times», М. Бабаханов «Российско-бухарские дипломатические отношения», К.Бутенев  «Монетное дело в Бухарии», «Ойна», «Туркестанские ведомости», «Ведомости», «Народное слово»).

Конечно, каждый со школы помнит о том, что еще Геродот  объявил миру: от Арала до Нуратинских гор – «золото в изобилии».  Далее цитата из Anhor.uz:  «В 1716 году  Петр Первый отправил  естествоиспытателя А. Бековича-Черкасского   в таинственную Хиву с целью проверить  слухи о  несметных  сокровищах и установления «сердечной дружбы»  с правителями той земли. Уцелевшие участники экспедиции  вернулись в Петербург  в 1723 году. Они были «черны яко арапы, и худы  яко жерди», но счастье светилось в их воспаленных от слепящего Солнца глазах. Главное, что они привезли в столицу империи – «Карта Каспийского моря и Узбекской страны». А еще путешественники подтвердили:  золота, святая правда, «великое множество есть». Посол России в Бухаре Ф. Беневини в 1725 году особо указывает на золотые россыпи на притоках Амударьи  и в Бадахшане.  Купцы из Азии торгуют в Оренбурге замечательными золотыми украшениями.  Все это принимают во внимание не только в Петербурге, но и в Лондоне. А англичане уже  совсем рядом  с «Узбекской землей» – в Афганистане, где  военные стычки  сменяются почти «дружбой» с местными правителями. И рывок в Бухару за золотом стоит у них  в повестке дня постоянно.

Англичан подвело желание перенести в Туркестан опыт Индии – почти полное ограничение суверенитета  местных правителей. Чего никто в Туркестане не хотел. В октябре 1840 года Эмир Бухарский Наср Улла Бахадур хан отправляет в Петербург своего посла Мукинбека Мухаммада Саида с поручением «объяснить этим русским, что они теряют» и просить защиты от англичан. И в 1841 году по приглашению эмира в Бухару прибыл дипломат и геолог В.Богословский с командой 10 человек – все опытные горные инженеры. Их более чем успешная работа в долине Зарафшана утвердила бухарцев в мысли не отдавать богатство своих земель на сторону. Особо преуспел в этом знаменитый  Ахмад Даниш. Когда  Эмир Наср Улла  в августе 1857 года отправлял своего посла мулло Ашурбая в Петербург, Ахмад Даниш настоял на своем включении в состав миссии. В Петербурге он с присущим ему красноречием рисовал собеседникам богатства своего края. И убедил. Обратно посланники вернулись в сопровождении большой русской миссии М. Игнатьева – 18 человек. Это были поровну военные и геологи. Они и наладили в 1868 году первые промышленные разработки золота в Восточной Бухаре. Все золото шло в казну эмирата. Когда в Бухару прибыли два английских офицера с предложением: «Мы дадим больше!», им попросту отрубили головы. Чтобы не надоедали…

Сын Эмира Наср Уллы  - Саид Музафаруддин Бахадур хан геологией интересовался особенно. Его близким приятелем был унтер-шихмейстер II класса Т. Бурнашев. Хорошие отношения с правителем позволили ему разведать  и утвердить месторождения золота не только в Бухаре, но и близ Ташкента (нынешние Семгуран и Кайрагач).  А Саид Музафаруддин получил в 1881 году за свой интерес к прогрессу  российский  орден Святой Анны. Кстати, эта награда навела Эмира на мысль, что и его государство должно бы иметь свои награды: он учредил первый орден на территории Туркестана. Орден назывался «Благородная Бухара» и содержал 2 унции золота. Рисунок ордена вместе с ювелирами разрабатывал сын Саида Музафаруддина – поручик 3-го  Драгунского Сумского полка Саид Мир Мансур. Будучи офицером, он видел немало наград, и потому первый бухарский орден полностью соответствовал канонам мировой геральдики.

1894 год – год создания первого в наших краях, как сейчас сказали бы, - комбината. Горный инженер П. Журавко-Покорный получил от Эмира 18 тыс. рублей с поручением создать на реке Ях-Су большой прииск с полным циклом переработки. Пять участков прииска соединялись узкоколейкой. Ежедневная выработка – 300 грамм чистого золота. Это столько же, сколько давал англичанам в тот год их прииск в Австралии. Все золото покупала казна Эмира: по 5,6 руб. за 1 золотник (4,2 грамма). К 1909 году рудник переработал 22,4 тыс. тонн породы, а ежедневная выработка была одной из самых успешных в мире на предприятиях такого масштаба – 425 грамм.  В 1914 году на руднике работали уже 165 рабочих и 15 мастеров-узбеков.  Когда 20 рабочих ушли добровольцами на фронт, на эти вакансии претендовали около 1 тыс. местных жителей.
С приходом большевиков рудник захирел: призывы «Давай-давай!» на людей, привыкших зарабатывать,  не  действовали. В 1921-22 г.г. предприятие пробовал восстановить соратник Энвер-паши  курбаши Давлат. На узбекское золото он покупал английские винтовки. Но курбаши был убит в стычке с красной конницей под Бальджуном в августе 1922 года…

Новорожденная Страна Советов в золоте нуждалась очень и очень. Потому геология снова в чести. И на счастье в 1931 году участник Кызылкумской экспедиции Академии наук Л. Кравченко заинтересовался случайно попавшими ему в руки отчетами геолога П. Лессара за 1890-95 г.г. Тот вел изыскания от Михайловского залива до Кизыл-Арвата.  И что-то там такое написал про Мурунтау, которое вплоть до 1931 г.  было вне поля зрения геологов. «А давайте посмотрим, раз мы уже здесь», - решили участники экспедиции.  Так началась эпоха Мурунтау…

В 1938 году уже идут  широкие работы по золоту по всем Центральным Кизылкумам. Итоги этих изысканий дали возможность  А. Королеву в 1940 году говорить о «Великом золотом поясе». В 1950 году Х. Абдуллаев, Х. Туляганов и В. Горьковец обосновали полный приоритет Мурунтау. На подходе – месторождения  Кокпатас,  Даугызтау,  Высоковольтное.  Проблемой заинтересовался один из замечательных людей новейшей истории Узбекистана – Ш. Рашидов. После Карибского кризиса его влияние в «центре» было очень велико. И по его настоянию в 1965 году  принято беспрецедентное правительственное решение – в  Мурунтау начато строительство комбината еще до подсчета утвержденных запасов золота.  У Ш. Рашидова был его близкий знакомый, переводчик его книг на русский язык, сам тоже  писатель. Так, в момент принятия решения о строительстве комбината Рашидов сказал ему: «Я верю геологам. Ну, а если это ошибка, у меня в столе лежит пистолет…»

21 июля 1969 года люди держали в руках первый слиток золота Мурунтау.

Сегодня Мурунтау  исследовано вдоль и поперек, и до глубины 2,5 километра. В науке устоялось и название – Тяньшанский золоторудный пояс. Это вторая по богатству золоторудная провинция в мире после южноафриканского  Витватерсранда.  Можно похвастаться и тем, что на 1 кв. километр территории Узбекистана приходится 26,2 кг золота, больше только в ЮАР.  А Навоийский горно-металлургический комбинат – тоже второй в мире, после комбината Грабсберг (Индонезия). Кстати,  у нас  есть участок с баснословным содержанием золота. Если мировой рекорд до недавних пор держал  Витватерсранд – 20 граммов золота на тонну породы, то у нас (не скажу где) на глубине 875 метров содержание золота – 72 грамма на тонну. Вы черпаете ладошкой вроде бы простую руду – и у вас в руке миллион! В Центральных Кизылкумах – 58 месторождений с запасами 840 тонн золота. (За всю историю  цивилизации в мире добыто 88 тыс. тонн. Есть и другая цифра – 161 тыс. тонн. Поистине, где золото – там полный сумбур…) А всего недра нашей страны содержат золота 5,3 тыс. тонн – четвертый показатель в мире. И это наш спасательный круг на случай  кризисов и экспериментов…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.


На снимке: карьер Мурунтау.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции