Экономический обозреватель Anhor.uz Абдулла Абдукадиров поделился мыслями о последствиях принятых решений на экономику Узбекистана во время карантина, а точнее на самую уязвимую её часть – малый и средний бизнес, а также людей с минимальными и случайными доходами.

Обратимся к хронологии событий и попытаемся понять, что в реальности означал каждый ограничительный шаг «Республиканской специальной комиссии для подготовки программы мероприятий по предотвращению проникновения и распространения коронавируса».

Первый случай заболевания коронавирусом гражданина Узбекистан зафиксирован и объявлен 14 марта 2020 года. Спустя пять дней 19 марта создана межведомственная Республиканская специальная комиссия для подготовки программы мероприятий по предотвращению проникновения и распространения коронавируса с чрезвычайными полномочиями, объявлены меры по защите экономики и бизнеса.

По решению Спецкомиссии с 20 марта пассажироперевозки на автобусах, автомобилях, железных дорогах и воздушном транспорте по международным направлениям были приостановлены на 40 дней, о чем сообщило Министерство транспорта Узбекистана.

Это решение дало ясный сигнал нашим соотечественникам, работающим за рубежом и исправно направляющим немалые деньги своим родным, что граница закрывается и за исключением «везунчиков», вывозимых чартерными рейсами, практически все они остаются в заложниках у страны, в которой они находятся легально или нелегально. Конечно, вывезти из зарубежных стран 7-8 миллионов наших граждан за короткий период – задача совершенно невыполнимая, это ясно любому здравомыслящему человеку.

Однако, работа с мигрантами, с иностранными коллегами по линии МИД, МВД и прочих структур, чтобы договориться об условиях пребывания наших граждан независимо от их легального статуса, чтобы успокоить наших сограждан не была проведена должным образом. В результате началась паника и огромное количество узбекистанцев ринулись в аэропорты и на вокзалы по всему миру, недостаточно понимая, что им делать в такой ситуации.

Очередной урок, который они извлекли из этой ситуации – надо быть готовыми опираться, в основном, только на собственные знания, силы и связи.
Экономический результат, по моим оценкам, – объем переводов в страну сократится на 2-3 млрд долларов США (поскольку в этих странах тоже наблюдается огромный спад в экономике). Кроме того, количество наших бывших соотечественников, ищущих всеми правдами и неправдами ассимиляцию в стране фактического пребывания, увеличится на 1,0-1,5 миллиона человек. Иными словами, страна навсегда потеряет эти здоровые, обученные конкретным специальностям трудовые ресурсы.

С 22 марта остановлена работа общественного транспорта в Ташкенте. Ограничение на въезд и выезд из столицы Узбекистана пока не коснулись грузовых перевозок и въезжать в город могли только граждане, постоянно проживающие (имеющие регистрацию – опять эта регистрация…) в Ташкенте.
Все непродовольственные магазины, базары были закрыты.

Эти решения, по сути, остановили всю экономику города, поскольку остановка движения трудовых ресурсов означает остановку практически всего. Экономический результат – немалое количество практически обанкротившихся бизнесов, несколько миллионов людей, фактически потерявших работу и источники дохода, обреченные на потребление лишь того, что было в их распоряжении на момент закрытия предприятий. Огромное количество невыполненных контрактов, что может привести в скором будущем к такому же числу судебных исков. Пострадали те, кто сделал предоплату и не смог получить товар. Все это чревато стагнацией.

23 марта люди в панике ринулись на базары и в супермаркеты, никто не думал о разумной предосторожности. Цены подскочили практически на всё. И лишь благодаря усилиям хокимиятов, прокуратуры и налоговых органов безумный рост цен был приостановлен и удалось навести порядок в снабжении продуктами.

Если крупный бизнес имеет какие-то оборотные средства и более устойчивые кооперационные связи, как по снабжению, так и по сбыту, то у основной части малого бизнеса такого просто нет. Оборотного капитала малого бизнеса может хватить максимум на один месяц, а то и меньше в зависимости от вида деятельности и фактических сезонных оборотов.

С  27 марта Спецкомиссия предписала жителям Узбекистана не выходить на улицу без крайней необходимости. Покинуть дома можно только для того, чтобы купить продукты или лекарства, сообщила пресс-служба МВД. Данное ограничение не касается сотрудников государственных и общественных организаций, выполняющих свои обязанности. Все, кто выходит на улицу, обязаны носить защитные средства — маски. В общественных местах также ограничивается одновременное присутствие более трех человек, за исключением членов одной семьи. Интересно, что базары, супермаркеты и аптеки не отнесены к таким местам, поэтому это предписание, практически, мало выполнимо.

И, наконец, с 6:00 часов 30 марта до 20 апреля решением Спецкомиссии запрещено передвижение на автомобилях в Ташкенте, Нукусе и областных центрах, а также между областями, если автомашина не входит в перечень тех, кто имеет право на разрешительный стикер. Теперь уже никто, кроме гарантированных бюджетом в сложившейся ситуации работников, не сможет зарабатывать и кормить свои семьи.

Это решение, по своей сути, является самым разрушительным для горожан, которые имели хоть какие-то возможности заработать за счет перевозки людей, выполнения каких-то разовых работ. Наш мегаполис с более чем трехмиллионным населением, а также областные центры оказались заложниками запрета движения, а их население лишилось последней надежды иметь хоть какие-то скудные доходы за счет собственной активной деятельности.

Замерло всё и все в ожидании: что же дальше? Если государство принимает решительные меры по защите здоровья населения, то логично ожидать, что скоро будут объявлены меры, компенсирующие людям потерю источников доходов и сами доходы.

Кто и почему нуждается в защите государства

По данным Центрального банка по состоянию на 1 марта 2020 года объем накоплений населения в коммерческих банках составил  21437 млрд сумов или в расчете на душу населения 630,5 тыс сум. Мы здесь вынуждены абстрагироваться от степени концентрации вкладов в одних руках/семьях, поскольку таких данных у нас просто нет.

Попробуем обратиться к данным соседних государств, которые имеют несколько сходную экономическую и социальную структуру за некоторыми исключениями. Так вот, по оценкам телеграм канала Proeconomics «более 60% россиян не имеют никаких сбережений. У большинства денег… не хватает до следующей зарплаты или стипендии. Больше трети из них постоянно недостает большой суммы. 20% молодёжи жалуются, что им не хватает «много денег» очень часто. Из тех, кто постарше таких 40%. Оно и понятно, финансовых обязательств больше: рассрочки, ипотеки, дети, внуки. Поэтому у многих есть долги и кредиты. Тем, у кого всё-таки есть подушки и кубышки, денег хватит максимум на полгода. Это если перейти на питание дошираками и капустное веганство. Но таких тоже мало».

Даже, если не принимать в расчет такое распределение доходов и вкладов, то получается, что у семьи с 3-4 детьми 1,9-2,5 млн сумов накопленных денег, которые мы можем рассматривать как подушку безопасности. Но этих денег такой семье хватит «только на 1 базар», которого будет достаточно на 2-3 недели.

Пока невозможно определить, какие отрасли пострадали больше, а какие - меньше. Полагаю, пострадали все, кроме производителей и торговцев пищевой продукцией и медикаментами, санитарными изделиями.

Значительно пострадали и средства массовой информации, которые каждую минуту сообщают, что происходит – рекламный рынок просел весьма ощутимо. Мы каждый день видим объявления о скидках различных каналов рекламы, включая телевизионные каналы, СМИ и web компании. Сейчас вовсе непонятно, кто, за счет чего и как будет выживать в этой ситуации, и как долго она протянется.

Именно поэтому успокоительное, правдивое и адресное слово правительства сейчас, как никогда очень важно.

С момента первой народной волны похода в супермаркеты и на базары – с 16 марта 2020 года прошло более двух недель. По всем расчетам и личным наблюдениям у большей части городского населения (в сельской местности натуральное хозяйства в таких ситуациях всегда показывало свое преимущество) скоро может не оказаться денег на покупку самых необходимых продовольственных товаров, не говоря уже о мясе, которое в Ташкенте стоит 60 - 70 тысяч сумов за кг.

Президент Узбекистана еще 19 марта объявил, что на цели поддержки предпринимательства и занятости, на расширение социальной поддержки населения в 2020 дополнительно будет направлено 5,7 трлн сумов (примерно 570 млрд сумов в месяц). По словам министра финансов ясно, что эти деньги, в основном, будут направлены на субсидирование отсрочки выплат кредитов субъектам предпринимательства (зависимо от размера) и на новые инвестиционные проекты (!). И нет никакой конкретики относительно защиты огромных слоев населения, которые, по классическим канонам, не относились к категории малообеспеченных (в довирусную эпоху).

Прошло 2 недели и мы узнали, что Министерство финансов только сейчас обратилось в Азиатский банк развития с просьбой выделить долгосрочный кредит в размере 1 млрд долларов США.

Гражданам, практически ничего не известно о планах правительства по защите населения, кроме тех мер, которые объявил президент, ведь де-факто в поддержке сегодня уже нуждаются все слои населения, потерявшие источники доходов, а именно:
  • Работодатели и работники малых и средних предприятий всех отраслей за исключением импорта и торговли продовольственных и лекарственных товаров;
  • Все микропредприниматели, которые на основе патентов осуществляли мелкую розничную и оптовую торговлю, за исключением импорта и торговли продовольственных и лекарственных товаров;
  • Все люди, которые потеряли работу и состоят на учете в отделениях Министерства труда и занятости, как временно безработные;
  • Все работники, которые выполняли разовую случайную работу на основе индивидуального найма (мардикоры и все самозанятые);
  • Малообеспеченные семьи, семьи с инвалидами, которые имели сторонние доходы от разных источников, в том числе благотворительных, прекративших свою деятельность в связи с обстоятельствами;
  • Семьи наших соотечественников, которые потеряли работу и не смогут более содержать родственников, оставшихся в Узбекистане;
  • Люди с инвалидностью, люди без определенного места жительства;
  • Работники СМИ, которые массово вынуждены уйти в отпуска, в связи с потерей важнейших источников доходов;
  • И, наконец, бюджетные работники, которым предложили написать заявления на отпуск (у кого остались дни) и далее заявления об отпуске без содержания с открытой датой (учителя, преподаватели и некоторые категории врачей в том числе).
Хотелось бы чтобы правительство ответило на вопросы:
  • Какие категории граждан из перечисленных нами выше и в каком виде, какими средствами будут материально защищены?
  • Когда появятся у правительства на эти цели деньги и как они будут адресно доведены?
  • Как будет осуществлен общественный и государственный контроль над правильностью учета      нуждающихся, распределения средств, а также за получением средств каждым адресатом.
Что могло бы сделать Государство в самое ближайшее время

Для преодоления возможного экономического кризиса государство могло бы предпринять ряд мер:

  • Освобождение предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ) от налоговых обязательств сроком на 3 месяца, как минимум;
  • Выделение целевых оборотных средств МСБ в размере не менее размера фонда оплаты труда, а также средств на закупку/импорт сырья для возобновления производства и на решение, связанных с воспроизводством задач;
  • Разрешение растамаживать предприятиям МСБ все товары, поступающие на таможенную территорию Узбекистана в течение 3 месяцев без уплаты таможенных пошлин, с последующей их уплатой в течение года;
  • Целевое выделение средств всем семьям (за исключением тех, кто добровольно откажется или по объективным показателям не нуждается в помощи) денежных средств в размере 700 тысяч сумов в месяц на члена семьи, независимо от возраста.
  • Предоставление отсрочки по всем платежам за используемые ресурсы (электричество, природный газ, питьевая вода) на 6 месяцев.
Именно такие меры правительства были бы оптимальными, исходя из ситуации. И надо учесть, что на счету уже каждый день.

Абдулла Абдукадыров,
экономический обозреватель Anhor.uz