Анализ динамики основных денежных агрегатов, публикуемых Центральным банком Узбекистана, демонстрирует, что ЦБ с февраля 2020 года начал активно изымать из оборота наличные деньги. Так, если на 1 января 2020 года масса наличных денег в обращении составляла 24 246 млрд сумов, то к 1 февраля она уменьшилась до 22 514 млрд сумов (на 7,15 %), а к 1 марта до 22 227 млрд сумов (или на 8,33 % за 2 месяца).

Старая практика

Это обычная, проверенная годами практика ЦБ по сокращению инфляции и искусственному регулированию спроса, в том числе на наличную иностранную валюту. Однако, такое существенное и резкое снижение наличной денежной массы, вкупе с сезонным ростом цен, новыми налоговыми инициативами привело к тому, что мелкие торговцы стали под различными предлогами не принимать оплату пластиковыми карточками.

15 марта 2020 года в Узбекистане были объявлены первые меры по защите населения и экономики от последствий коронавируса, началась паника и люди стали «закупаться» всеми товарами долговременного хранения, провоцируя ажиотаж в торговле.

Развитие событий

16 марта 2020 года народ «потянулся» в банки и стал внимательно изучать свои депозиты, снимать остатки денег со счетов и готовиться к «долговременной осаде», закупая продукты первой необходимости, пытаясь сконвертировать излишки (у кого они были).

Торговля, тем временем, стала завышать цены и получать повышенную маржу. Данная маржа также конвертировалась в доллары США и выводилась из оборота банков в «авуары» торговли.

Начальник управления Центробанка РУз Хусанхуджа Абидов на брифинге 4 апреля, заявил, что население не стало резко снимать деньги со вкладов из-за пандемии и, вообще, с ликвидностью у банков всё в порядке. Кроме того, у Центрального банка есть все инструменты, чтобы, в случае необходимости, поддержать ликвидность банков.
К сожалению, данные о денежных агрегатах по состоянию на 1 апреля еще не опубликованы, чтобы оценить, насколько Центральный банк был прав.

Известно, что по состоянию на 1 марта 2020 года объем накоплений населения в коммерческих банках составил 21 437 млрд сумов или, в расчете на душу населения 630,5 тыс сум. Эти средства нельзя назвать «подушкой безопасности», поскольку их недостаточно на долговременные закупки, которые в силу сложившихся обстоятельств
а) не являлись товарами первой необходимости (товары личной гигиены);
б) в цене существенно возросли из-за ажиотажного спроса.

Получается, что у семьи с 3-4 детьми 1,9-2,5 млн сумов накопленных денег, которые можно было бы рассматривать как «подушку безопасности». Но этих денег на такую семью хватит только на товары первой необходимости на срок не более 2-3 недель.

Естественно, население, в первую очередь, будет использовать то, что находится на руках, а только потом попросит банк перевести деньги с депозитного счета на личный. Так что реальную динамику депозитов мы узнаем позже.
 
 
Что с ликвидностью банков

Утверждение ЦБ, что с ликвидностью банков все в порядке и есть достаточно ресурсов для выравнивания ситуации, тоже верилось с трудом, иначе как объяснить, что Центральный банк  за счет изменения коэффициента усреднения обязательных резервов коммерческих банков, депонируемых в Центральном банке, с 0,25 до 0,35 «укрепил» ликвидность банков на общую сумму 2,6 триллиона сумов.

Для непосвященных надо сказать, что на самом деле, ЦБ увеличил объем резервных требований к коммерческим банкам и заставил их хранить больше денег в самом ЦБ и не «тратить» их по своему усмотрению. Обещанных на упомянутом выше брифинге дополнительных 2 трлн сумов со счетов ЦБ коммерческие банки так и не увидели.

Стало очевидно, что ЦБ не собирается выделять «живые деньги» для укрепления ликвидности банков как в сумах, так и в валюте. И банкам, в условиях массированного оттока депозитов из банков, конвертации денежных средств в национальной валюте на доллары США будет трудно справиться с выполнением нормативов ликвидности. К тому же, банки, примерно 70% кредитного портфеля (потребительских и коммерческих), вынуждены были реструктурировать, передвинув сроки платежа. А остальные 30% клиентов тоже не спешат погашать кредиты, поскольку они тоже ожидают существенное повышение цен на свою продукцию (активы), ведь тогда погашение обойдется «дешевле».
 
Движение в тупик: банк-торговля
 
Проблема усугубляется тем, что государственные бюджетные организации и предприятия, в первую очередь, постарались поддержать своих работников, выдав авансом заработную плату. А потраченные населением деньги, стали массово оседать в торговых сетях, которые, в свою очередь, максимизировав свою добавленную стоимость, вовсе не стараются вернуть деньги в банк. Они всеми правдами и неправдами выдавливают деньги из оборота - обналичивают, конвертируют в доллары и хранят вне банков. Так они страхуют свои риски девальвации валюты и ожидаемое преследование доходов частных лиц в любой форме со стороны налоговых органов.
Недавняя инициатива ГНК о предоставлении ЦБ сведений о движении всех счетов юридических и физических лиц свыше 30 млн сумов, говорит об оправданности их опасений.
 
С другой стороны – коммерческие банки тоже не смогут долго поддерживать повышенный спрос на конвертацию со стороны населения, базируясь лишь на свои открытые валютные позиции. Сумма долларов банков не бесконечна, поэтому они тоже не рады их продавать сейчас, поскольку ожидают роста стоимости доллара.
 
Ответные меры Центрального банка
 
14 апреля 2020 года Центральный банк объявляет о снижении ставки рефинансирования с 16% до 15% годовых впервые с 2015 года, давая ясный сигнал рынку, что монетарная ситуация стабильная и пора активно принимать меры по количественному стимулированию экономики.
Решение очень странное, если учесть предыдущее заявление Центрального банка от 25 марта 2020 года, и время, выбранное для этого, когда экономика частично парализована из-за вынужденных мер по ограничению движения людей.
 
Однако, главная новость состоит в том, что ЦБ, поддавшись давлению банков, дал разрешение им самостоятельно устанавливать конверсионный обменный курс в обменниках и через различные электронные приложения. И тут же коммерческие банки, начиная с 20:00 14 апреля 2020 года стали устанавливать свои обменные курсы в районе 10050/10150 сумов за 1 доллар США.
 
Что тут сказать
 
Во-первых, налицо процесс начала формирования экономики, где есть множественный курс обмена валют, где есть разная стоимость валюты, что приведет опять к искажению производственно-торговых балансов. Собственно говоря, мы возвращаемся к тому, от чего отказались и были так горды в сентябре 2017 года.

Во-вторых, еще 13 апреля, т.е. днем раньше ЦБ заявлял, что он «оценивает вероятность резкой девальвации курса национальной валюты низкой, и, по предварительным прогнозам, в кратко- и среднесрочный период динамика обменного курса сума будет формироваться близко к его фундаментальному тренду с незначительными колебаниями.

Центральный банк также сообщает, что в кассах коммерческих банков имеется достаточный объем наличной иностранной валюты для проведения конверсионных операций и все купюры дезинфицированы. Обменные пункты банков работают в обычном режиме и никакие лимиты и ограничения на покупку и продажу наличной иностранной валюты банками не установлены».
 
Таким образом, это решение, на мой взгляд, серьезно подорвало доверие к ЦБ. Единственное оправдание – если ЦБ совместно с Министерством финансов разработал программу по нахождению источников финансирования повышенных затрат бюджета и поддержки ликвидности банков в иностранной валюте, путем предложения клиентам лучшего обменного курса, стимулирования продажи населением, а в будущем - и юридическими лицами, своей валюты.

Прогноз

Эти цели вряд ли будут достигнуты. Размеры импорта и без того существенно сократились и импортные пошлины в повышенных размерах не будут поступать в казну.
Это приведет к существенному повышению роста цен на импортируемые товары, что опять вызовет отток средств из банков и  дальнейшее развитие событий по спирали, описанной выше.

И, наконец, самое печальное: ЦБ дал сигнал рынку, что девальвация курса валюты в вполне возможна и в дальнейшем. А это значит, что ажиотажный спрос на валюту будет продолжаться.

В сложившейся ситуации Министерству финансов было гораздо проще и выгоднее во всех смыслах монетарной политики эмитировать государственные облигации, которые были бы куплены Центральным банком. Так деньги сделали бы несколько оборотов, а не давили бы на обменный курс после одного тупикового оборота «банк-торговля».
 
Абдулла Абдукадиров
экономический обозреватель Anhor.uz