Центральный банк опубликовал информационно-аналитический доклад «Об уровне жизни и инфляции» на основе опроса 880 домохозяйств Узбекистана об их расходах и доходах.

Выводы, сделанные Центральным банком, на первый взгляд, могут показаться очевидными. Однако, никто не может утверждать что-то определенно, пока нет таких фактических данных, показывающих реальную картину:

  • Чем меньше зарабатывает человек, тем больше ему приходиться тратить денег на самые первичные нужды. Домохозяйства с более низкими доходами, большую часть своих расходов направляют на продовольственные товары, а меньшую – на непродовольственные товары и услуги (т.е. транспорт, здравоохранение, образование и др.);
  • С возрастом людей структура потребления существенно меняется. Пожилые, как правило, тратят на питание большую долю своих доходов (в среднем 80%), чем молодые. Относительно высокая доля непродовольственных товаров и услуг в структуре потребления граждан в возрасте 30-55 лет связана с тем, что представители данной группы являются плательщиками коммунально-бытовых услуг и других финансовых обязательств;
  • Темпы инфляции выше в регионах с более высокими доходами. То есть, темпы инфляции по регионам различаются и могут существенно отличаться от средних показателей по стране (от 16,6% годовых в Ташкенте до 13,9% в Самаркандской области при среднем показателе по стране 14,5%.
  • Примерно треть населения испытывают более высокий уровень инфляции, чем в среднем по стране, в то время, когда другая треть испытывает меньший показатель инфляции, чем в среднем по стране;
  • Группы с низкими доходами в большей степени ощущают рост цен на продовольственные товары, который опережает в целом темпы инфляции в (15,6% против 18,6% в 2019 году). Они также в меньшей степени выиграли от снижения темпов роста цен на непродовольственные товары в течение данного года.
  • Из-за зависимости от импорта, существенной волатильности цен, а также в силу абсолютной необходимости в рационе, наибольшая доля расходов приходится на долю мясных продуктов - 33%. Далее идут фрукты и овощи - 19,6%, хлебопродукты - 12,8%, молочные продукты - 7% и т.д. Интересно отметить, что 10 лет тому назад первое место в расходах на питание занимали хлебопродукты;
  • Дополнительного изучения требуют 27% домохозяйств, расходы которых превышают доходы. Один из вариантов: возможно, большую часть потребляемого продовольствия они производят в домашних подсобных хозяйствах, либо покрывают часть своих расходов за счет краткосрочных долговых обязательств. Другой – они покрывают дефицит средств получая потребительские кредиты и другие займы. Более 48% домохозяйств, имеющих доходы до 2 млн.сум в месяц на одного человека имеют финансовые обязательства, такие как кредиты. Кстати, изучение подобных аномалий может оказаться полезным для борьбы с бедностью;
  • Основная часть населения с низким уровнем доходов работает в неформальном секторе экономики, который пострадал из-за карантина более всех других, поэтому снижение экономической активности в первую очередь повлияет на их доходы.
Эти выводы демонстрируют уровень доходов, ниже которого располагается бедность, определяют примерный слой, который действительно нуждается в самой неотложной помощи государства. И все спекуляции на тему, может ли семья из пяти человек прожить месяц на 2,5 млн.сум должны быть отброшены, поскольку анализируемый обзор дает на это отрицательный ответ. 

Можно лишь сожалеть, что подобные полезные исследования не проводят Госкомстат, Министерство экономического развития и сокращения бедности, для которых они остро необходимы. Почему мы должны делать какие-то далеко идущие выводы по выборке из 880 домохозяйств, что составляет  0.0176% от общего числа домохозяйств страны? Центральный банк признает, что проведенное исследование не является достаточно репрезентативным и в будущем охват будет расширен для полноты понимания глубинных процессов финансово-экономической жизни населения.

Центральный банк открыто признает, что показатели роста реальных доходов населения (6,5% в 2019 году) ничего толком нам не объясняют, поскольку более глубокий анализ показывает, что для наиболее бедных семей ситуация на протяжении многих лет остается неизменно печальной. Анализ ЦБ ещё раз показал, что стране не нужна «средняя температура больных по больнице», необходим детальный анализ доходов и расходов отдельных домохозяйств с анализом причин колебания показателей.

Министерство экономического развития и сокращения бедности до сих пор не дало ответов на такие фундаментальные вопросы, как измерение уровня/индекса роста потребительских цен (ИПЦ), какой должна быть минимальная потребительская корзина. Без ответа на эти вопросы мы не можем точно определить число бедных домохозяйств, которым государство должно помогать в первую очередь. Также без обоснованного ответа остаются вопросы, каким должен быть необлагаемый налогами минимум доходов, какой уровень доходов семьи законодательно включает её в число нуждающихся и обеспечивает ей помощь государства.

Без ответа на эти вопросы невозможно организовать адресную социальную помощь, эффективно бороться с бедностью. Отсутствие ответов именно на эти вопросы, как признал Президент страны, являются главным препятствием на пути прямой материальной поддержки населения, как это делают во многих странах.

Абдулла Абдукадиров,
Экономический обозреватель Anhor.uz