Почти 30 лет с завидной регулярностью некоторые экономисты и депутаты заявляют о необходимости амнистии капитала в Узбекистане, как важного условия привлечения инвестиций в страну. Это понятно - без инвестиций трудно обновить облик страны, добиться роста экономики, обеспечения занятости и роста доходов населения.

По информации Госкомстата за 2018-2019 годы инвестиции в основной капитал в Узбекистане в сопоставимых ценах выросли на 30,6 и 37,1 процентов, соответственно, достигнув по итогам 2019 года, суммы в размере почти 190 трлн сумов (примерно 20 млрд долларов США). Однако, если в 2017 году наблюдался примерный паритет источников инвестиций между собственными источниками и средствами иностранных кредиторов, то в 2019 году пропорции составили 29,3/70,7 процентов в пользу привлеченных средств.

В чем причина, что всего за два года собственные средства инвесторов стали лишь вспомогательным источником, уступив место массивному заимствованию средств, в основном, у иностранных кредиторов?

Из состава заимствованных средств в объеме 70,7% от общей суммы инвестиций в основной капитал, 7,6% приходится на государственный бюджет, 13,1% приходится на кредиты банков, 45,7% приходится на иностранные кредиты. Соответствующие показатели по итогам 2017 года были другими: 4,8% - государственный бюджет, 12,6% - кредиты банков, 23,8% - иностранные кредиты.

Иными словами, страна стала почти вдвое больше занимать у иностранных кредиторов, чтобы стимулировать инвестиции в основной капитал внутри страны. Почему для этих целей берутся кредиты иностранных доноров, а традиционный донор развивающихся стран – отечественные коммерческие банки остаются в стороне?

Ответ на этот вопрос - в ущербной политике Центрального банка, который в погоне за таргетированием инфляции обрекает экономику Узбекистана на лимитирование источников развития, что влечет за собой обращение всех субъектов предпринимательской деятельности и само государство к зарубежным кредиторам, которые хотят кредитовать развитие узбекской экономики.

Динамика остатков кредитного портфеля коммерческих банков Узбекистана за 6 месяцев 2020 года, демонстрирует, что весь объем кредитного портфеля банков в абсолютных текущих суммах вырос на 15,8%, то есть примерно на показатель сопоставимый с таргетируемой годовой инфляцией. При этом кредиты юридическим лицам выросли всего на 15,3%.

Хотя Центральный банк не публикует сумму кредитных средств потраченных на инвестиции в основной капитал, ясно, что кредиты банков при уровне текущих процентных ставок в 23-25%, никак не могут быть источником финансирования инвестиционных проектов. Даже если часть процентов свыше 16% годовых будет компенсирована за счёт централизованных бюджетных средств.

Развитие экономики требует инвестиций в основной капитал, чтобы обеспечить опережающий рост темпов производительности труда и объема ВВП относительно темпов роста населения. Именно поэтому предприниматели, местные руководители ставят перед центральными органами задачу увеличения источников финансирования.

Центральная же власть привлекает, в основном, «дешевые» кредиты иностранных доноров под помпезные проекты, окупаемость которых довольно сомнительна.

Правильность такого предположения подтверждается расходованием средств из Антикризисного фонда, созданного при Министерстве финансов Республики Узбекистан.

При этом, некоторые «эксперты» видят решение недостатка средств для финансирования инвестиционных проектов в объявлении, так называемой, «амнистии капитала», которая, якобы, обеспечит приток инвестиций от людей. Мало кто задумывается, что они, возможно, накопили капитал весьма сомнительными, с точки зрения законности и морали способами, и очень не хотят показывать собственные деньги, чтобы не отвечать на неудобные вопросы со стороны общества и компетентных органов.

Насколько «амнистия капитала» нам поможет

До недавнего времени я тоже был наивным сторонником идеи «амнистии капитала», поскольку считал, что пусть этот капитал послужит интересам развития Узбекистана, вместо того, чтобы лежать на оффшорных счетах. Однако, развитие событий во время пандемии, факты не всегда адекватного и эффективного использования привлеченных кредитных средств, при вопиющей отсталости социальной сферы и системы здравоохранения, факты игнорирования нужд обедневших предпринимателей, подействовали весьма отрезвляюще.

Теперь совершенно очевидно, что амнистия капитала ничем Узбекистану не поможет, а еще более усугубит существующие проблемы социального неравенства.

Во-первых, вопрос весьма щепетильный и сложный, поскольку пока нет точного юридического определения термина «амнистия капитала». О каком капитале идет речь? Может законом будет закреплено, что любой вор, гангстер, коррупционер, торговец наркотиками, оружием, любой беглый капиталист/бывший государственный чиновник или же аффилированные с ними лица, могут приносить свои деньги наличными, открывать депозитные/инвестиционные счета в коммерческих банках Узбекистана в любом размере и никто не будет вправе спросить об источниках денег.

Поэтому важно точно сформулировать для какого капитала будет доступна амнистия. Нельзя говорить об амнистии, не зная точно происхождения капитала.

Во-вторых: как экономист, я не понимаю: что в сегодняшних реалиях Узбекистана мешает обладателю хоть какого-либо значимого капитала инвестировать в Узбекистане, если даже известные публичные компании продаются/передаются в операционное управление за крохи каким-то сомнительным компаниям и аффилированным с ними лицам. Ведь они прекрасно справляются с поставленной задачей «экстерриториального отмыва капитала» без всякой амнистии.

И, наконец, самое главное: кому эта амнистия капитала принесет реальную пользу? У подавляющего большинства населения никакого капитала просто нет. Полагаю, амнистия капитала станет легальным механизмом для ловкачей, желающих одним махом и за гроши скупить все, что осталось в Узбекистане доходного. А дальше - огромный рост неравенства доходов и постепенное превращение граждан Узбекистана в рабов тех, кто накопил капитал сомнительным способом.

Так что, давайте сначала хорошо подумаем и продумаем защитные механизмы, а не будем идти на поводу «модных» идей.

Абдулла Абдукадиров,
Экономический обозреватель Anhor.uz