Центральный банк Узбекистана объявил о проведении 13 и 14 февраля 2020 года очередных двух аукционов первичного размещения облигаций Центрального банка в торговой системе Узбекской республиканской валютной биржи (УзРВБ) на условиях  открытой продажи в торговой системе УзРВБ на аукционе, по номинальной стоимости одной облигации 1 000 000 млн сум. Совокупный объем выпуска: 400 000 000 000 (четыреста миллиардов) сум, срок обращения 272 дня, процентная ставка дохода - 16% годовых;

До этого ЦБ в начале февраля уже размещал в коммерческих банках свои шестимесячные облигации на аналогичных условиях и, по итогам аукционов, ввиду превышения спроса над предложением, цена отсечения была определена на уровне 15,41% годовых.

На первый взгляд может показаться несколько нелогичным, что Центральный Банк Узбекистана эмитирует долговые ценные бумаги в национальной валюте, как будто ему не хватает денег для решения каких-то собственных проблем с кассовым потоком или для финансирования программ в масштабе республики по развитию банковского сектора, банковских технологий.

Для чего эти деньги будут использованы Центральный банк не сообщает. Пока лишь заметим, что в составе показателя «Чистые требования к центральному правительству» показатель «обязательства центрального банка перед центральным правительством» изменился с декабря 2019 года до 1 января 2020 года с -118,048 млрд сумов до -126,203 млрд сумов (т.е. на - 8,155 млрд сумов). Иными словами, можно полагать, что доходы бюджетов всех уровней, аккумулируемые на счетах ЦБ, возросли примерно на эту сумму, что естественно, предполагает и рост расходов бюджета. При такой разбивке невозможно увидеть, какая часть привлекаемых ЦБ ресурсов будет использована для кредитования государственных расходов. Однако, что кредитование не будет бесплатным уже радует. Реальная цена расходов бюджета должна быть всегда прозрачна.

Не менее любопытна и вторая сторона вопроса: почему коммерческие банки охотно покупают эти облигации ЦБ? Надо учесть следующий фон:
  • Инфляция по итогам 2019 года утверждена на уровне 15,2% годовых и коммерческие банки готовы инвестировать примерно по этой ставке (?);
  • Уровень предлагаемых коммерческими банками депозитных ставок для населения (до 22% годовых) выше, из чего можно сделать вывод, что у банков имеется большой дефицит ликвидности и, до сего времени, они все время повышали депозитные ставки. А теперь сумма равная нескольким десяткам млн долларов выводится из оборота банков;
  • Даже льготные кредиты, с нового года, банки должны давать по 16% годовых, а коммерческие предлагают своим клиентам кредиты в национальной валюте по ставкам не менее 23% годовых.

Почему банки согласны зарабатывать меньше при таких затратах по привлечению средств клиентов? Здесь необходимо учесть несколько ключевых вопросов.

Банкам всегда нужны рыночные инструменты для краткосрочного инвестирования с гарантированной ликвидностью. И ценные бумаги правительства или Центрального банка несомненно относятся к высоколиквидным инструментам/активам, пусть даже доходность по ним реально ниже средней потенциальной доходности активов на рынке.

Другими словами, банки могли бы заработать больше, выдавая кредиты своим клиентам. Однако, перечень клиентов, относящихся к разряду платежеспособных с точки зрения возвратности, платности и целевого использования в любом банке весьма ограничен. К тому возможности банка лимитирует не только платежеспособность клиентов и их обремененность обязательствами по полученным ранее кредитам. Процесс изучения запроса клиента, оценки рисков банка, оценки залогов клиента, одобрения кредита банком, оформления кредитных документов занимает от двух до трех месяцев в лучшем случае. Так же следует учесть, что для мониторинга использования кредитных сумм и возврата денег созданы специальные департаменты (back office), деятельность которых сегодня весьма сложна.

А предложение ЦБ - абсолютно ликвидный и практически безрасходный инструмент, доходность по которому может оказаться не ниже, если учесть все прямые и косвенные расходы банка по привлечению средств, выдаче кредитов и их обслуживанию.

Есть еще и третий момент: по опубликованным данным Центрального банка остатки средств коммерческих банков на корреспондентских счетах в ЦБ только за декабрь месяц 2019 года выросли с 7,515 млрд сумов до 9,818 млрд сумов (прирост в 2,303 млрд сумов).
Следовательно, можно сделать два вывода:
  • не у всех банков есть проблемы с ликвидностью в национальной валюте;
  • абсолютное большинство банков жаждало появления такого инструмента инвестирования, как облигации Центрального банка, которые заменили ГКО (государственные краткосрочные инвестиции), когда-то эмитированные самим Министерством финансов, хотя организатором торгов по ним был ЦБ.
Но, вот что не совсем понятно - пассивность организации банками рынка «овернайт сделок» (overnight) в национальной валюте. Ведь объем сделок в размере 5-6 трлн сумов может приносить не менее 12% доходности (при меньшей, правда, ликвидности), а это 500-620 млрд сумов в год.
 
Абдулла Абдукадыров, колумнист