Ряд интернет-изданий обратились к вопросу целесообразности внешних заимствований, осуществляемых Правительством для смягчения негативного эффекта на население и экономику глобальной пандемии коронавируса.

Каждое независимое мнение заслуживает внимания и уважительного отношения. Этого, в первую очередь, требует Президент Узбекистана, неустанно доказывающий делом, что государственные институты и служащие должны видеть своей ключевой задачей благополучие населения и процветание страны. Вместе с тем, хотелось бы, чтобы мнения, публикуемые в качестве профессионального анализа, основывались не только на эмоциях, но и теоретически и практически корректных аргументах. В этой связи, считаю необходимым обратиться к аргументации и доводам, наиболее часто звучащим в публикациях экспертов в отношении внешних заимстовований, привлекаемых для преодаления негативного воздействия вызовов, обусловленных распространением в мире коронавируса.

Прежде всего, для ответа на вопрос о целесообразности привлечения внешних заимствований необходимо исходить из анализа общей внешней задолженности страны. На конец 2019 года соотношение внешнего государственного долга Республики Узбекистан к ВВП составило 30,5 процентов. По стандартам международных финансовых институтов указанное соотношение свидетельствует об умеренном объеме внешних заимствований. Поэтому, Узбекистан имеет возможность увеличивать свои внешние заимствования без ущерба для макроэкономической стабильности. К примеру, в таких успешно развивающихся странах Азии и Европы, как Вьетнам и Польша это соотношение составляет 56,1 и 46,1 процентов соответственно.

Объемы средств, привлекаемых Правительством для смягчения последствий пандемии коронавируса на население и экономику полностью включены в утвержденную постановлением Президента от 22 апреля 2020года. Никаких заимствований сверх утвержденных лимитов Правительство не осуществляет.
В этой связи, предположения отдельных экспертов о том, что министерства ринулись за внешними заимствованиями, мягко говоря, преувеличено. Кроме того, законодательством республики установлено, что исключительным правом обращения за внешними заимствованиями от имени Правительства наделено Министерство инвестиций и внешней торговли.

Отдельные эксперты выражают мнение о бессмысленности внешних заимствований для финансирования «укрепления здравоохранения, реструктуризации долгов субъектов предпринимательства, а также на поддержание государственного бюджета», так это является «проеданием заёмных средств и не создает производственного потенциала». Эти эксперты, очевидно, подзабыли, что для функционирования любой экономики и её «производственного потенциала» необходимы здоровые человеческие ресурсы. Кроме того, если теоретики экономической науки могут рассматривать сохранение здоровья и жизней населения как «проедание займов», Правительство не может себе этого позволить.

Что касается заимствований для поддержки предпринимательства, она получила среди некоторых экспертов совершенно неверную трактовку, препологающую использование кредитных линий, направляемых на поддержку частных предприятий в целях укрепления их возможностей по осуществлению  бесперебойной производственной деятельности, своевременной выплате заработной платы наемных сотрудников и других текущих расходов, а вовсе не на «реструктуризацию долгов». Эти кредитные линии погашаются не за счет государственного бюджета, а доходов самих предприятий. 

Одинаково поверхностными представляются аргументы о нецелесообразности привлечения внешних займов для поддержки государственного бюджета. Следуя логике наших аналитиков, Правительство должно прекратить все расходы из государственного бюджета. Только, вряд ли с этим согласятся пенсионеры, студенты, врачи, учителя и остальные граждане, доходы которых зависят от выплат из государственного бюджета. Им все-таки хочется иметь средства на пропитание и достойную жизнь. В текущих условиях резко возросли не предусмотренные в бюджете экстренные расходы. Одновременно, в связи с принятием широких мер по защите здоровья и жизни населения, поддержке предприятий, снижению и отсрочке платежей в бюджет, естественно возникает потребность в заимствованиях для поддержки бюджета.

Использование альтернативных источников финансирования бюджета, к примеру, эмиссии государственных казначейских обязательств (ГКО), конечно же, теоретически возможно. Вместе с тем, как подчеркивается самими авторами данного предложения, мобилизацию финансовых ресурсов через ГКО осуществляют «страны с развитой экономикой». ГКО, выпущенные этими странами, ликвидны как на внутреннем, так и внешних рынках капитала. Их охотно приобретают иностранные инвесторы, центральные банки других государств и игроки на международных рынках капитала. Таким образом, эмиссия ГКО развитыми странами способствуют росту их внешней задолженности.

Кроме того, у этой группы стран высокий кредитный рейтинг, позволяющий даже при уровне долга, превышающим ВВП, привлекать за счет выпуска гособлигаций заимствования по низким процентным ставкам. В случае Узбекистана, стоимость финансирования за счет 10-летних еврооблигаций составляет 5,375% в год. Сравните с условиями внешних заимствований, привлекаемых для Антикризисной программы, процентные ставки по которым начинаются с 1 процента в год, а сроки погашения достигают 40 лет.

Выпускать же ГКО для размещения их «с использованием влияния Центрального банка» среди отечественных коммерческих банков в сегодняшней ситуации  способно нанести существенный вред как банкам и их клиентам, так и экономике в целом. Для центральных банков стимулировать увеличение инвестиций коммерческих банков в государственные ценные бумаги имеет смысл в условиях резкого роста ликвидности в банковской системе. Опыт предыдущих глобальных кризисов наглядно свидетельствует, что в аналогичных сегодняшним обстоятельствам, центральные банки «развитых стран» прилагают все усилия для совершения обратной операции – выкупа у банков ценных бумаг для увеличения свободных денежных средств в банковской системе и  кредитования экономики.

Сегодня, отечественные банки стремятся поддержать своих клиентов, предоставляя им отсрочки по платежам по кредитам и дополнительное финансирование для сохранения бесперебойной деятельности. Это, естественно, снижает объем ликвидных средств в банковской системе. Именно поэтому, правительством привлекаются кредитные линии для банков. В случае принуждения банков к покупке ГКО, как предлагается экспертами, банки будут вынуждены использовать ограниченные свободные средства не на поддержку хозяйствующих субъектов, а на покупку ГКО. Объем ликвидных средств в банковской системе ещё более сократиться, стоимость кредитования в условиях растущего спроса возрастёт, сделав кредиты недоступным для большинства предпринимателей. Таким образом, имеющее место сокращение спроса на товары и услуги усугубится снижением их предложения, что обусловит рост цен. Мало-мальски знакомому с экономической теорией эксперту известно, что рост цен в таких условиях в наибольшей степени затронет продукты первой необходимости и питания, так как домохозяйства направят большую часть своих расходов именно на эти статьи расходов семейного бюджета.

Подобный сценарий нежелателен не только для потребителя, но и предпринимательства и Министерства финансов, так как выпустив ГКО и разместив их в банковской системе, бюджет очень скоро может столкнуться с необходимостью поиска дополнительных источников финансирования своих расходов в связи с ростом цен. Наконец, высокая инфляция стимулирует снижение обменного курса национальной валюты.

Что касается заключений относительно преимущества «эмиссии денег» перед долгосрочными льготными заимствованиями, они прямо противоречат проявленной озабоченности относительно стабильности обменного курса национальной валюты. Обменный курс национальной валюты в конечном итоге и в первую очередь зависит от уровня производительности экономики. Уровень внешнего долга имеет не самое главное значение для обменного курса. Иначе, обменные курсы национальных валют крупнейших стран давно бы рухнули, так как они активно заимствуют на внешних рынках и уровень их внешней задолженности сопоставим с объемом ВВП. В то же время, эмиссия национальной валюты, т.е. увеличение предложения денег, напрямую способствует девальвации.

В заключение необходимо отметить, что Правительство методично следует системному подходу в преодолении последствий влияния глобальной пандемии на население и экономику. На первом этапе распространения инфекции приняты меры по защите здоровья и жизни населения, оказанию своевременной медицинской и социальной помощи. Это потребовало заимствований для системы здравоохранения и поддержки возросших расходов бюджета. Для того, чтобы не допустить в условиях карантинных ограничений внутри и за пределами страны разрыва деловых связей между предприятиями и банками, производствами и поставщиками, производителями и потребителями приняты меры по сокращению налоговых платежей хозяйствующих субъектов, предоставлению им субсидий по кредитам и транспортным расходам, обеспечению оборотным капиталом. Это потребовало заимствований для поддержки бюджета и привлечения кредитных линий для предприятий и банков. Ключевое значение для любого бизнеса имеет доступ и ритмичное функционирование базовой инфраструктуры и энергетического сектора. В этой связи, осуществляются заимствования, направленные на поддержку предприятий коммунальной и энергетической инфраструктуры.

Тем самым, Правительство обеспечило подготовку ко второму этапу – восстановлению нормальной деловой активности и заложило основу для третьего этапа – ускоренного перехода к динамичному экономическому росту по мере стабилизации ситуации в мировой экономике. Все эти меры направлены на достойное преодоление сегодняшних вызовов, призваны сделать экономику Узбекистана более сильной и конкурентоспособной, чем до кризиса, обеспечить ее рост опережающими темпами, что снизит уровень внешней задолженности к ВВП и долю расходов на ее обслуживание.

Уверенность в правильности выбранных решений полностью разделяют авторитетные международные организации как МВФ, Всемирный банк, ОЭСР и другие, которые считают, что Узбекистан преодолеет сегодняшние вызовы с меньшими потерями для экономического развития и одним из первых восстановит прежние темпы экономического роста.

Шухрат Вафаев,
заместитель министра инвестиций и внешней торговли,
исполнительный директор Фонда реконструкции и развития Республики Узбекистан