«Вода – это больше, чем просто ресурс», – говорит Кахрамон Джумабоев, исследователь Центральноазиатского регионального представительства Международного института управления водными ресурсами (IWMI) в Ташкенте. «О воде нужно думать как о жизни, и беречь её – ответственность каждого. В такой стране, как Узбекистан, где водные ресурсы ограничены, каждая капля воды должна быть на счету». Оригинал данной статьи опубликован на сайте USAID Central Asia.


 
Жизнь Кахрамона, сына агронома, родившегося в пустыне в годы расширения сельскохозяйственных земель, всегда была связана с водой. Его отец принимал непосредственное участие в освоении целины в пустыне Мирзачуль, известной как Голодная степь, на левом берегу реки Сырдарья. В те годы в регионе, куда была подведена вода, советскими властями была инициирована масштабная кампания по освоению земель для выращивания зерна и хлопка.

Целью было расширить хлопковые поля и орошаемые площади, поясняет Кахрамон. Однако вскоре появились негативные последствия – отвод воды из рек Амударья и Сырдарья для хлопковых полей в пустыне не позволил воде достигать Аральского моря, которое когда-то было четвертым по величине озером в мире. Это привело к высыханию Аральского моря, что, в свою очередь, серьезно повлияло на флору и фауну региона и увеличило нагрузку на ресурсы грунтовых и поверхностных вод.

Располагая 4,3 миллиона гектаров пахотных земель, сельскохозяйственный сектор является крупнейшим потребителем воды в Узбекистане. «В то время как более 90% воды используется в сельском хозяйстве, почти половина орошаемых земель находится под насосным орошением, когда вода перекачивается на высоту до 150 метров из реки Амударья», - подчеркивает Кахрамон.

Согласно имеющимся данным, насосные оросительные станции потребляют около 20% вырабатываемой в стране электроэнергии, и правительство ежегодно тратит 450 млн долларов в виде субсидий на электроэнергию для ирригационных мероприятий с использованием насосов.

В 2016 году Кахрамон с командой проекта при поддержке программы USAID «Партнерство для расширенного участия в исследованиях» (PEER) начали изучать, как повысить эффективность использования воды в бассейне реки Амударья в Узбекистане и Таджикистане. PEER – это программа грантов, которая финансирует ученых и инженеров в развивающихся странах, которые сотрудничают с исследователями, финансируемыми правительством США, для решения глобальных проблем развития. Целью PEER в Центральной Азии является улучшение управления трансграничными водными ресурсами для улучшения сотрудничества между странами и уменьшения объема сточных вод.

По словам Кахрамона, вода, энергия и еда необходимы для благополучия людей и лежат в основе устойчивого развития. В научном мире взаимосвязь между этими тремя секторами известна как подход взаимосвязи между водой, энергией и продовольствием.

Исследования Кахрамона и его команды проводились в Каршинской степи в Кашкадарьинской области Узбекистана, где большие объемы воды поднимаются на высоту 153 метра с помощью 7 каскадов насосов для орошения 335 тысяч гектаров земли. В настоящее время регион Каршинской степи использует 2 миллиарда киловатт-часов электроэнергии в год для подъема 5 миллиардов кубометров воды. При неэффективном традиционном поливе по бороздам 30 процентов перекачиваемой воды возвращается в реку через дренажную систему и загрязняет поверхностные воды и окружающую среду. Эксперименты с методом капельного орошения показали многообещающие результаты – потребовалось менее половины воды, необходимой при поливе по бороздам. «В целом эффективность капельного орошения была очень высокой по сравнению с обычным поливом по бороздам. Дополнительными преимуществами стали меньшее применение удобрений, уменьшение стока и повышение урожайности и продуктивности использования воды», - говорит Кахрамон.

«Если правительство переведет субсидии в сельскохозяйственном секторе с энергосберегающих технологий на водосберегающие, это повысит эффективность использования воды на 30%, минимизирует загрязнение возвратным стоком и сэкономит энергию. Поскольку до 80% энергии в Узбекистане вырабатывается за счет природного газа, что связано с выбросами углерода, результаты нашего исследования показывают, что улучшение использования воды и энергии на участках с насосным орошением значительно снижает выбросы углерода», - заключает Кахрамон.

На основе результатов исследования, которое финансировалось USAID, правительство Узбекистана разработало программу по водосберегающим технологиям, которая была утверждена и вступила в силу 11 декабря 2020 года постановлением президента. Программа предусматривает стимулы для экономии воды и энергии и покрытие до 40% затрат на капельное орошение для фермеров, освобождая их от единого земельного налога на пять лет.

Фото: USAID