7-8 июня 2018 года высокопоставленные представители пяти  стран Центральной Азии и  Европейского Союза, международных финансовых учреждений, международных и региональных организаций, а также НПО собрались в Ташкенте на 8-м совещании Рабочей группы ЕС-ЦА по окружающей среде и изменению климата. Целью встречи было обсуждение прогресса по сотрудничеству в области охраны окружающей среды, изменения климата и водных ресурсов.

Совещание прошло под председательством г-на Массимо Коццоне из Италии как страны, координирующей этот процесс со стороны ЕС. Участники совещания обменялись свежей информацией о том, каких результатов удалось достичь с момента проведения последнего совещания Рабочей группы в Брюсселе (Бельгия) в феврале 2018 г.

До этого проходили рабочие заседания, совещания, семинары, на которых мы обсуждали проектные предложения. Эти инициативы, возможно, получат финансирование международных финансовых институтов. Наши эксперты выезжали на места, непосредственно знакомились с местными условиями, со специалистами, и обсуждали какого рода национальные приоритеты стоят в тех или иных странах региона. То есть мы получили определенные запросы со стороны стран региона, в отношение того, какого рода содействие они хотели бы получить с нашей стороны и со стороны международных финансовых институтов. Здесь на данном рабочем совещании мы вырабатываем определенное согласие в плане того, какие  приоритеты международных финансовых институтов приоритеты Европейского Союза, опыт Европейского союза могут найти приложение, быть практически использованы в свете национальных приоритетов стран региона.
Сказал Представитель Министерства охраны окружающей среды, земельных и морских ресурсов Италии г-н Массимо Коццоне
 

Повестка дня заседания была посвящена ходу регионального сотрудничества ЕС-ЦА в области охраны окружающей среды и изменения климата. Рассматривались дальнейшие перспективы развития политики на региональном и двустороннем уровне. На совещании обсуждались способы улучшения доступа стран ЦА к программам Зелёного климатического фонда, международных финансовых учреждений, Инвестиционного фонда ЕС для Центральной Азии и финансированию двусторонних программ в целях реализации экологических проектов, с акцентом на управление отходами и водными ресурсами, а также принятия мер в области энергетики и изменения климата.

Рабочая группа была создана много лет назад для того, чтобы поддерживать региональное сотрудничество в области экологии в Центральной Азии. Сейчас идет оценка того, что было сделано и корректировка планов на будущее. Было много совещаний, конференций, тренингов в прошлой фазе сотрудничества по технологиям  в области изменения климата. Поднимались впросы о том, как можно предупредить негативные последствия через оценку воздействия перед тем как строить какой-нибудь объект или какую-нибудь плотину или дорогу.   У Евросоюза есть такие инструменты, и они говорят: используйте наш подход, мы это уже прошли. Эта оценка позволяет избежать того, что мы не учли какой-то фактор:  здоровье, биоразнообразие, или, скажем, нарушили гидрологический режим рек, и сейчас они обсуждают и уже выбирают проекты, которые могут передать европейским банкам для того, чтобы те дали займы. Стоит вопрос  Финансирования, то есть не просто семинары, тренинги, оценки, но и решается вопрос где взять деньги на эти проекты и каким путем. И они попросили страны, чтобы те составили свои предложения. Но к сожалению, поскольку это основано на ведомственных мандатах, не поставили во главу гла самое насущное. То есть многие страны понимают, что есть важные проблемы в Центральной Азии. такие как сокращение воды из-за таяния ледников, роста населения, из-за несовершенства технологий, но эти важные темы находятся за пределами компетенции организаций, которые сейчас формируют эти предложения и в основном они все фокусируются на отходах. Хотя на самом деле, по мнению многих НПО, это не самая важная экологическая проблема, такая, как, например, вода, экосистемы, сокращение биоразнообразия, деградация почв - эти проблемы связаны с тем, что кормит население, ведь мы кормимся за счёт земли, а земля деградирует, опустынивание идет, плодородие снижается, то есть это на много порядков более важные проблемы, но они предлагают то, что могут предложить по своему статусу и по своим полномочиям, они не могут выходить за пределы своих полномочий и это главная проблема. Поэтому предложения, которые они ориентируют  Евросоюзу от имени стран Центральной Азии будут направлены в основном на отходы, свалки и так далее. Это, конечно, тоже важная проблема, но она далеко не приоритетная. Приоритетная это в первую очередь водные ресурсы и сохранение плодородия земель. Например, мы очень неумело используем пастбища. Из-за того, что у нас нет системы водопоев, у нас весь скот пасется вокруг источника воды – родника или озера. И он там вытаптывает все так, что на этом месте образуется  пустыня , а идти дальше не может, потому что вода нужна. Поэтому нужно внедрять такие способы, как создание системы водопоев, чтобы здесь они паслись, потом перешли сюда, потом туда, а здесь чтобы растительность восстанавливалась. То же самое касается ирригации, например, выращиваются такие влаголюбивые культуры как рис или хлопок и это забирает все больше и больше воды, а доходы не такие большие, а на земле за счет того, что водой заливают, идет засоление, соли поднимаются вверх и нужно все больше и больше денег, чтобы получить урожай. Поэтому нужно переходить на другие виды, которые дают больше дохода при меньшем использовании воды, например, фисташку, фрукты, и надо, чтобы это охватывало все страны региона. В Казахстане, например, каналы в которые идет вода на рис,  не облицованы, половина воды пока дойдет уходит и плюс идет засоление, нарушение плодородие почв, а ведь есть много вещей, которые очень просты и их  можно и нужно сделать. И это важно. Но для банков они неинтересны. Банки не хотят возиться с землей, с экосистемами, банки же работают по схеме: дал деньги - получил деньги. Им нужна тема понятная, вот завод построил, у государства взял займ. Или за счет того, что люди платят за утилизацию мусора деньги вернул. Финансовые механизмы, ограниченные полномочия, желание быстрее отчитаться результатом - все это приводит к тому, что главные экологические проблемы, от которых зависит будущая жизнь Центральной Азии остаются за бортом этих встреч, куда важнее здесь говорить об этих вещах, но они отходят на второй план, а когда мы потеряем землю и воду, какие нам нужны будут свалки, какие города? Мы вынуждены будем бежать отсюда.
Говорит Булат Есекин НПО Экофорум НПО Казахстана .

Были презентованы результаты рабочих поездок экспертов в страны ЦА в целях изучения инвестиционных проектных предложений в сфере утилизации отходов, управления качеством воздуха и адаптации к изменению климата. Особо была подчеркнута необходимость выработки стратегического подхода и проведения надлежащей оценки состояния окружающей среды, в частности Оценки воздействия на окружающую среду и Стратегической оценки состояния окружающей среды как ключевых этапов в процессе подготовки успешных экологических инвестиционных проектов.

Мы пытаемся собрать от стран региона информацию, какие приоритеты этих стран до сих пор не получили достаточной поддержки со стороны международных финансовых организаций и доноров. Мы пытаемся понять именно с точки зрения охраны среды, какие приоритеты требуют дополнительного финансирования в том числе международного. Поэтому при выборе проектов приоритетными являются экологические критерии. Проект наш региональный, но мы работаем со странами отдельно, мы смотрим и на то какие темы интересуют больше чем одну страну одновременно. Например, все пять стран упоминают управление бытовыми отходами, 4 страны упомянули качество воздуха, все страны отмечают изменение климата, биоразнообразие и охрану природных территорий. Так что, это те темы, с которыми мы сейчас работаем уже в деталях, мы ищем проектные идеи, которые требуют внимания финансирующих сторон, доноров или кредитов из-за рубежа.
Кто может предлагать идеи? Мы идем в национальные природоохранные институции. Например, в Узбекистане это Госкомэкологии, в Казахстане министерство энергетики, в каждой стране разные. В Казахстане, например, нас направили в ассоциацию Казвейст, которая реально работает с проектами в регионах. В Кыргызстане мы работаем с Госкомитетом по охране окружающей среды и с гидрометом, так что в каждой стране у нас разная подборка заинтересованных организаций. 
Это большая честь для тех из нас, кто базируется здесь в Центральной Азии. нам очень приятно, что наши коллеги из Евросоза приехали, нашли возможность поработать с нами. Сказал Валтс Вилнитис руководитель группы экспертов проектов WECOOP 2

Таким образом, взгляды участников встречи несколько расходились по различным вопросам. П-разному оценивалась и эффективность сотрудничества. В целом же мнения участников сходилось к тому, что это лишь этап, который ведет к другим ступеням взаимовыгодного сотрудничества на разных уровнях.

 - Для стран Европейской комиссии большая честь находиться здесь. Потому что перед нами стоят схожие вызовы, схожие проблемы. Каким образом сделать экономику более устойчивой, каким образом содействовать сохранению биоразнообразия. Каким образом эффективно утилизировать отходы, предотвращать загрязнения водных ресурсов или атмосферного воздуха. Поэтому за последние годы очень много стратегических подходов было наработано, которыми мы готовы с вами поделиться, мы могли бы друг у друга учиться. Это очень здорово, что у нас проходят такие регулярные встречи, это замечательно. - сказала заместитель руководителя отдела Генерального директората по вопросам окружающей среды Европейской Комиссии г-жа Хельге Цайтлер
Йоханнес Стенбаек Мадсен глава отдела сотрудничества представительства ЕС в Казахстане отметил, что делегации Евросоюза, базирующиеся в странах Центральной Азии работают с представителями академических кругов, представители данного форума в большей степени администрируют этот процесс, управляют общей эффективностью. Со своей стороны они  в большей степени ориентированы на практическую работу, в меньшей степени работают с университетами, а скорее - с инвестиционными банкирами с государственными чиновниками, с инженерами со специалистами и частными инвесторами.
Хельге Цайтлер добавила:
- Но у нас есть научно-исследовательское подразделение при европейской комиссии, которое занимается разработкой и реализацией программ для научно-исследовательской деятельности, например по управлению водными ресурсами есть региональная платформа именно для исследовательского сотрудничества. На наш взгляд это очень важная составляющая нашего сотрудничества. У вас. Безусловно, очень мощная академический потенциал, серьезные университеты, и для нас честь с ними работать.
Безусловно, очень важно повышать осведомленность людей и вовлекать широкую общественность, нам нужна поддержка неправительственных организаций и всех людей.
 - Что касается успешности и эффективности нашего сотрудничества, всегда можно сделать лучше, но те шаги , что мы уже проделали они очень важны, и мы переходим после обсуждения сейчас к конкретным инвестициям, поэтому то, о чем мы говорим здесь на этом рабочем совещании, как например решать проблему  конкретно с бытовыми отходами, с загрязнением воды, с загрязнением атмосферного воздуха - это конкретные проекты, то есть уже ставится вопрос  какие нужны капиталовложения, чтобы решить эти роблемы адресно. Очень много усилий еще предстоит приложить. Но мы предпринимаем решительные шаги в этом направлении и мы их, безусловно, решим.
 Для нас Центральноазиатские страны – это равные партнеры, прежде всего. Есть очень много выгод, очень много преимуществ, которые ЕС извлекает из подобного сотрудничества для нашего бизнес-сектора, для наших предпринимателей. Это очень интересная перспектива. - заключил Йоханнес Стенбаек Мадсен


 - Это постоянная площадка для обсуждения вопросов между Центральноазиатскими странами и Европейским союзом в области охраны окружающей среды, изменения климата и управления водными ресурсами. Я думаю, что это основная площадка для обсуждения климатических вопросов адаптации и сокращения выбросов парниковых газов. Это такой тематический фокус. Проект работает по тем направлениям, где не хватает знаний. Климатическое финансирование выглядит привлекательно, но еще не все понимают, как с ним работать. Начиная с банков, которые не привыкли работать с этим инструментом, включая экологов, которые привыкли больше к грантам, а здесь речь идет о  займах. И не все понимают в чем разница между обычными займами и займами на изменение климата, в чем разница между техническим содействием по другим вопросам и по изменению климата. Потому что здесь есть привязка к Парижскому соглашению, здесь немножко новые тематики особенно, что касается адаптации. Поэтому нужно вырабатывать другие целевые показатели, демонстрировать насколько это работает, и покамногому нужно учиться.
Здесь объединяются два компонента экономика и экология и здесь они объединяются, чтобы возникло взаимопонимание и взаимообогащение знаний экологов и экономистов. Здесь активно участвуют банки, что необычно для наших платформ, Не только ЕБРР и Всемирный банк, которые мы привыкли видеть в той сфере, но и другие: Европейский инвестиционный банк, Французский банк развития. И приходится находить общее видение даже на уровне понятий . Экологи часто не владеют экономической терминологией. Фактически востребованной становится новая специальность экономическая экология. До этого не возникало такой проблемы, так как на уровне грантов все научились работать, в области научно-технического содействия, консалтинг, но как реализовывать инфраструктурные проекты, связанные с адаптацией или сокращением выбросов - это поиск новых  вариантов, когда экология может быть прибыльной. Так как экологические проекты имеют обычно долгосрочный эффект и нужно, например,  решать вопрос с курсовой разницей, которая может возникнуть на момент возврата средств, нужно уметь показывать, насколько выполняются обязательства, нужно решить финансовые вопросы гарантии со стороны правительства, часто это лимиты, которые устанавливаются для местных исполнительных органов, - вот такая система, потому что здесь можно выделить три слоя: правительственная гарантия – это какой либо национальный институт, привыкший работать с этими вопросами либо это частная структура – а это уже государственно-частное партнерство – здесь пока много неотработанных вещей. ТБО обсуждалось больше, это понятно, с точки зрения экономики. Там есть уже разработанные эффективные проекты, поэтому ТБО идет. На самом деле портфель проектов может быть гораздо  шире - о работе форума сказал Вадим Ни эксперт Project Non Key