Завершился саммит G-20, который проходил 28-29 июня в Японии. Как это событие может отразиться на экономике  Узбекистана рассуждает экономист Абдулла Абдукадиров.

Казалось бы, что нам,  узбекистанцам, от этого саммита, да и новость уже “старая”. Итоги саммита касаются и будут влиять на экономики всех развивающихся стран, независимо от их экономического статуса, сейчас и на многие годы вперед. Для развивающихся стран итоги саммита означают, что все страны-участники будут использовать решения саммита как отправную точку в любых переговорах между собой, будь они двусторонними или многосторонними. Это вовсе не означает, что сами страны большой двадцатки будут придерживаться озвученных лозунгов и деклараций. На самом деле, все это для внешнего пользователя. Поэтому было бы полезно знать, какие моменты в первую очередь коснутся нас.

Политика «подарок рыбы счастья»

Глобальные финансовые дисбалансы растут. Иными словами, развитые страны становятся все богаче, а развивающиеся – относительно беднее. Поэтому на встрече G20 утверждалось, что «тщательно выверенная макроэкономическая и структурная политика, приспособленная к конкретным условиям страны, необходима для преодоления чрезмерных дисбалансов и снижения рисков для достижения цели G20 - сильного, устойчивого, сбалансированного и всестороннего роста». Это означает приверженность к поддержке развития стран с наименьшими доходами на душу населения. Но, опять-таки, какая это будет поддержка? Подарить рыбу и научить ловить рыбу, передав лодку и рыболовные снасти – два разных подхода.

Пока, с уверенностью можно сказать, что все рекомендации по либерализации экономики, выхода на международный финансовый рынок заимствований, реформе фискальной системы выполняются Узбекистаном весьма своеобразно и противоречиво, с большими негативными последствиями. Это все еще политика «подарка рыбы счастья». Проведенная под диктовку МВФ налоговая реформа, на деле, привела к существенному увеличению налогового бремени и, как следствие, к бесконтрольному росту цен (особенно, на энергоносители). Предложенная либерализация управления крупными промышленными предприятиями привела к росту сырьевой направленности экспорта (в частности, газа, электроэнергии, продукции сельского хозяйства, отраслей кожевенной промышленности).

Либерализация экспорта продукции сельского хозяйства продолжает довлеть над экономической целесообразностью развития собственных производительных сил, например, путем стимулирования переработки этой продукции. Изменения в тарифной и нетарифной политике регулирования экспорта и импорта, частично предложенные, опять же, экспертами стран-доноров, продолжают увеличивать негативный разрыв платежного баланса.

Демографические особенности Узбекистана

Старение населения создает проблемы и возможности для всех членов G20, и, эти изменения потребуют политических действий, которые охватывают фискальную, денежно-кредитную, финансовую ситуации, рынок труда и другие структурные политики. Это означает, что традиционные капиталистические методы решения проблемы механической миграции населения, старения, такие как – ограничение миграции, насильное перемешивание относительно однородных народов, увеличение пенсионного возраста, изменение способов начисления пенсионных накоплений, насильное квотирование работы людей пенсионного возраста будут и дальше развиваться так, чтобы перевести бремя с плеч государства на семьи и предпринимателей.

Демография для Узбекистана – это всегда особый вопрос. Сегодня проблема прироста трудоспособного населения решается не за счет создания новых рабочих мест, а за счет экспорта избыточной рабочей силы. И она, как известно, экспортируется, в основном в Россию, с которой у стран G-19 весьма особые отношения соперничества, мягко говоря. Любое давление на РФ, любое ухудшение политического, экономического положения в РФ напрямую ударит по Узбекистану, поскольку, помимо всего прочего, Россия остается самым главным внешнеэкономическим и оборонно-военным партнером Узбекистана.

Хотите денег - берите обязательства

Заимствовать финансы развивающиеся страны теперь будут под диктовку доноров. Они будут  определять приорететные направления деятельности. Хотите денег - берите обязательства и выполняйте. «Мы вновь заявляем о важности совместных усилий, предпринимаемых как заемщиками, так и кредиторами, как официальными, так и частными, для повышения прозрачности задолженности и обеспечения ее приемлемости. Мы призываем МВФ и МБРР продолжать свои усилия по укреплению потенциала заемщиков в таких областях, как учет задолженности, мониторинг и отчетность, управление долгом, управление государственными финансами и мобилизация внутренних ресурсов, в том числе в рамках их многостороннего подхода».

Это означает для нас только одно: если мы будем признавать роль, отведенную для Узбекистана странами G-20  в мировом распределении труда и политического веса, то нас поддержат. Если же мы будем стремиться к региональной кооперации, ведущей роли в экономическом развитии региона – Центральная Азия, то нас попытаются поправить и, даже, остановить. Завлекая деньгами и вовлекая в кредитное ярмо.

О коррупции

Владея полной и исчерпывающей информацией о финансовых потоках всех стран, всех банков, каждого индивида, в том числе с помощью изощренных ИТ технологий шпионажа, страны-заимодавцы G-20 всегда будут держать чиновников и крупных предпринимателей стран-заемщиков в узде. «Страны G-20 будут и далее развивать тему борьбы с коррупцией в рамках ФАТФ». ФАТФ устанавливает глобальные стандарты предотвращения отмывания денег, финансирования терроризма и его распространения, борьбы с коррупцией и терроризмом. Никто не должен сомневаться, что эти стандарты будут направлены, прежде всего, против тех лидеров, которые не будут особо придерживаться принципов взаимодействия и предоставления кредитов со стороны МВФ и ЕБРР, которые, в свою очередь, будут указывать вам ваше место в мире и позаботятся о том, чтобы вы особо от него не отошли.

Что в итоге?

Развитые страны и далее намерены использовать свои традиционные институты влияния такие как МВФ, МБРР и ОЭСР. Но, по итогам этого саммита G-20 указаные институты добились устойчивости финансирования, прежде всего, своей деятельности, т.е. обезопасили свое будущее, они же и крупнейшие и завидные работодатели и их лидеры ни в чем себе не отказывают. За чей счет праздник-то?
 
«Мы подтверждаем нашу приверженность дальнейшему укреплению глобальной системы финансовой безопасности с сильным Международным валютным фондом (МВФ), основанном на квотах и соответствующих ресурсах. Мы по-прежнему привержены завершению 15-го Общего обзора квот не позднее ежегодных совещаний 2019 года и призываем МВФ ускорить работу над ресурсами МВФ и реформой управления в качестве вопроса первостепенной важности».

Итог: саммит G-20  это институт защиты интересов тех, кто входит в эту организацию. И, если у кого-то возникает иллюзия, что это хорошо для развивающихся стран, пусть помнит поговорку: «Сытый голодному не товарищ».

Абдулла Абдукадиров