Мы верили, мы надеялись, что когда-нибудь, обязательно напишем эти долгожданные слова: cправедливость восторжествовала. Именно так и случилось с делом легендарной Хуршиды Джалиловой из Самарканда, уволенной более восьми лет тому назад из органов внутренних дел Самаркандской области во время аттестации на очередное звание майора тогдашней милиции.


На фото: депутат Олий Мажлиса Расул Кушербаев, журналист Рахимжан Султанов, Хуршида Джалилова и адвокат Сергей Майоров после заключительного заседания Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, постановившая восстановить мужественную женщину на работу в органы МВД. 18 марта 2020 года

Вдова офицера милиции, мать двух детей, сама 16 лет поработавшая к тому времени в Самаркандском ГОВД, в одночасье осталась без средств к существованию. Ведь одновременно с неправомерным изгнанием из органов, она была, в нарушение Конституции и законов, лишена гражданства Республики Узбекистан, элементарной прописки по месту проживания. Одновременно с ней гражданства и прописки были лишены двое её детей, которые из-за этого не могли получить профессиональное образование, где-нибудь трудиться.

Другая бы свыклась с судьбой, опустила бы руки. Но не Хуршида. До 2017 года все её усилия, письма, заявления во всевозможные государственные и правоприменительные структуры не давали никакого результата. Потом забрезжил лучик света, то затухая, иногда загораясь всё ярче и ярче. О тогдашних мытарствах Хуршиды наше издание писало.

И вот в феврале 2019 года Самаркандский областной суд по административным делам отменил внутренний акт той злополучной комиссии УВД Самаркандской области и поручил отделу гражданства и миграции города Самарканда оформить Хуршиде Джалиловой и её детям биометрические паспорта.

Но борьба Хуршиды за восстановление прав продолжалась, поскольку МВД никак не хотело её восстановить на прежнюю должность и в звании. Адвокат Сергей Майоров в сентябре 2019 года обратил внимание находящегося с рабочим визитом в нашей стране спецдокладчика Управления Верховного комиссара ООН по вопросу независимости судей и адвокатов Диего Гарсия-Саян, включившего дело  Хуршиды  Джалиловой в число десяти лиц, пострадавших от неправовых судебных актов и административных преследований. К слову, к сегодняшнему дню судьба троих из этих лиц решена в положительном плане.

Хотя ещё в марте 2020 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила все предыдущие судебные акты и постановила восстановить Хуршиду Джалилову на работу в органы внутренних дел,  УВД под разными предлогами не восстанавливало её на работу, попросту говоря, откровенно саботировало решение высшего судебного органа страны. Потребовалось множество заявлений Хуршиды в вышестоящие органы, выступлений в СМИ, ходатайств правозащитных организаций страны. Наконец министр МВД страны недавно издал приказ об отмене пункта злополучного приказа №35 от 21 июля 2012 года, касающегося увольнения Хуршиды Джалиловой с работы в органах внутренних дел.

Известный адвокат Сергей Майоров, который вел последние четыре года ее дело, в марте 2020 года заявил на заседании коллегии по гражданским делам Верховного суда: «Утверждаю, что судами по делу Джалиловой  была нарушена и статья 11-я Конституции, согласно которой система государственной власти Республики  Узбекистан основывается на принципе разделения  властей на законодательную, исполнительную и судебную. Судьи межрайонного Яккасарайского суда, Ташкентского городского суда, самаркандских судов по гражданским делам, принимавших судебные акты, смысл которых сводился к отказу в удовлетворении исковых требований Джалиловой Х., не понимали или не хотели понимать, что их судебная власть должна быть отделена от исполнительной власти.

Министерством внутренних дел и судьями, принимавшими акты по делу Джалиловой Х., также был нарушен закон «О нормативно-правовых актах». В статье 16 (Соотношение нормативно-правовых актов) закона указано, что соотношение различных нормативно-правовых актов по их  юридической силе  определяется  в  соответствии  с Конституцией Республики Узбекистан, компетенцией  и  статусом  органов,  принявших  нормативно-правовые  акты, видами этих актов, а также датой принятия нормативно-правового акта. Нормативно-правовой акт должен соответствовать нормативно-правовым актам, имеющим по сравнению с ним более высокую юридическую силу. В случае расхождений между нормативно-правовыми актами применяется нормативно-правовой акт, обладающий более высокой юридической силой. Поэтому ссылки представителей МВД на невозможность восстановить Джалилову Х. на работе ввиду ее возраста, несостоятельны и безграмотны. Трудовой кодекс, по значимости, выше любого документа, которым руководствуется МВД, отказывая Джалиловой Х. в восстановлении на работе».

Почти десять месяцев потребовалась кадровикам МВД, чтобы наконец-то осознать свои ошибку и исполнить решение высшего органа судебной власти.

В связи с этим вновь и вновь возникает вопрос об ответственности наших чиновников любого ранга за принимаемые решения. Ведь за каждым принимаемым решением стоит конкретное должностное лицо, где бы он не осуществлял свою деятельность – в поле, на предприятии или стройке, или в уютном тепленьком кабинете, где решаются людские судьбы.

И если мы этого не добьёмся, сегодня будет Сардоба, завтра небольшой ветер снесет крыши наших домов, разрушится строящийся мост, какой-то горе-реставратор снесет древний памятник истории, а отчаявшаяся от социально-бытовых проблем женщина сожжёт себя при большом скоплении сограждан.