Сегодня, 10 ноября  в Самарканде состоится 13-я ежегодная встреча министров «Европейский Союз – Центральная Азия».  На встрече будут рассмотрены вопросы безопасности, экономического развития, политики, а также роль Европейского Союза в регионе.

"Европейский Союз является ключевым партнером для стран Центральной Азии, и мы готовы в дальнейшем укреплять наше присутствие в регионе.  Содействие ЕС в размере 1,2 млрд. евро, рассчитанное до 2020 года, направлено на устойчивое развитие в регионе", - заявил накануне встречи Комиссар Евросоюза по международному сотрудничеству и развитию Невен Мимица

Одна из ключевых тем повестки дня — проект новой Стратегии Евросоюза в Центральной Азии. Срок действия нынешней шестилетней программы истекает в 2019 году. Очередной же документ уже на стадии разработки.

Брюссель намерен несколько сместить акценты. Евросоюз, в частности, желает перейти от взаимодействия с Центральной Азией в формате двух регионов к более тесным отношениям с каждой из стран постсоветского юга, рассказал в эфире радио Sputnik глава представительства Евросоюза в Таджикистане Хедаят Бешчиевич.

"Кто захочет больше Европейского Союза, тот получит это. Будет индивидуальный подход. Раньше же был региональный подход. Стало ясно, что интересы, заботы и перспективы каждого из государств Центральной Азии индивидуальны. Поэтому в документе будут разделы для каждой отдельной страны", — отметил эксперт.

Ведущий научный сотрудник Института изучения Азии и Европы Академии наук Таджикистана Абдугани Мамадазимов говорит, что Брюссель наконец-то осознал, что один общий шаблон для всех государств Центральной Азии не срабатывает. Страны на берегах Амударьи и Сырдарьи разные и подходить к ним нужно по-разному, так, как это делают Россия, Китай и США, отмечает таджикский эксперт.

"Например, они могут вопросы прав человека в Кыргызстане обсуждать более углубленно, чем в Туркменистане. В Туркменистане они могут больше говорить о проектах транспортировки газа, чего не сделаешь в КР. У каждой страны своя специфика", — разъясняет эксперт.

Эксперт из Душанбе по проблемам политики ЕС в Центральной Азии Равшан Абдуллаев считает, что Европа 10 лет назад, запуская первую версию Стратегии для постсоветского юга с бюджетом 750 миллионов евро, столкнулась с дефицитом специалистов по странам региона. За прошедшие годы европейцы открыли для себя эти государства. Возможно, теперь Брюссель будет совершать здесь меньше промахов, полагает аналитик.

"Конечно, метод работы Евросоюза со странами Центральной Азии, как с регионом, а не с отдельными государствами был ошибочным. Но у Европы не было просто другого выхода — кадров не хватало, чтобы работать индивидуально с каждой страной. Сегодня ситуация поменялась. Во-первых, в Евросоюзе появились кадры, которые проходили практику в регионе и получили образование в сфере евразийских исследований. Ка результат — Европа постепенно делает шаг вперед. То, что начинают работать механизмы работы с каждой отдельной страной является показателем начала нового этапа взаимодействия", — сказал Абдуллаев.
 
Ключевая особенность действующей стратегии ЕС в Центральной Азии — это определенность круга взаимодействия. Европа не пытается охватить все потенциальные области сотрудничества. Брюссель предлагает региону конкретные сферы совместной работы — это защита прав человека, развитие образования и здравоохранения, экологические проекты, а также программы в области водопользования. Отдельным разделом идут инициативы в сфере безопасности. Тут речь идет о проектах BOMСA — европейской программы содействия управления границами в Центральной Азии.
 
Тем временем, Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Фредерика Могерини накануне встречи министров в формате «5+1» заявила, что ЕС и страны региона являются крепкими партнерами в вопросах борьбы с радикализацией и экстремизмом, а также сферах торговли и поддержки гражданского общества. Новая встреча предоставит возможность заглянуть вперед, определяя новую повестку сотрудничества.