Меня  удочерили в младенчестве. Когда мне было 5 лет, новая семья - брат и мама - переехала из кишлака в  Самаркандской области в Москву. Жили мы в маленькой комнатушке, которую выделили маме в ЖКХ, где мама работала дворником. Брат сначала помогал матери, потом устроился в магазин. Я  не помню, что было с документами - была ли регистрация или нет, но когда подошло время идти в школу, возникли какие-то трудности: директор школы категорически не хотела меня принимать. И тогда вмешались наши соседи - супруги - журналисты Сергей и Ирэн. Они  и дальше принимали участие в моем воспитании - покупали книги, оплачивали занятия танцами, плаванием, читали мне книги, помогали  делать уроки. Мама была благодарна им, но брату не нравилось, что девочка занимается танцами и плаванием: "Негоже девочке оголяться и вертеться". Но поскольку семья нуждалась, брат был вынужден мириться с моими увлечениями.

Через несколько лет, когда мне исполнилось 11 лет, семья вернулась в Узбекистан, но через 3 года я вновь приехала в Москву. Теперь нас стало больше – с ними жила жена брата. Брат стал старше, возмужал, стал ощущать себя главой семьи. Его недовольство моими увлечениями стало категоричным. Нередко брат бил меня за то, что я носила по его мнению слишком открытую одежду, отказывалась молиться. День за днем мама и брат внушали мне, что я должна выйти замуж за истинного мусульманина, и возможно уехать за границу. Постоянные разговоры о жизни за границей, о перспективах о религии, каждый день, то мама, то брат, то его жена… они ведь родные, он и не хотят мне зла, они всю жизнь заботятся обо мне… Все это меня убедило. Я стала  скромнее одеваться, учить молитвы.

 Сергей и Ирэн в это время жили  в Америке, мы редко общались. Они помогали мне деньгами, интересовались как я живу. Деньги мне отправляли, чтобы я покупала учебники, дополнительно занималась. Когда мне исполнилось 16 лет, брат с женой уехали за границу. Спустя год к нам домой пришел человек, который должен был забрать меня и отвезти к брату. Мама сказала, что это мой будущий муж. Угрюмый мужчина, старше меня, для меня он был совсем не привлекательный. Кроме того, он все время меня упрекал: то я не так оделась, то не проявила должного уважения, то, что высказала неверные мысли. Этот мужчина мне не понравился, он был подозрительным, и я заволновалась, наверное, брат живет в странном месте.

Я рассказала обо всем Сергею и Ирэн. О том, что семья настаивает на свадьбе с этим угрюмым мужчиной. Супруги-журналисты заподозрили неладное  - позвонили маме.  Оказалось, мама тоже считает, что все это очень подозрительно и не одобряет этого брака, но брат настаивает и даже угрожает. Мама плакала, говорила, что у нее нет сил противиться. Сергей с Ирэн приняли решение вернуться в Москву и вмешаться  в ситуацию. Они привлекли внимание правоохранительных органов. Подозрительный мужчина исчез. Брат не выходит на связь вот уже два года.

Сейчас мне 19 лет, при поддержке Сергея и Ирэн я учусь в московском вузе, сама уже помогаю маме.  
Сергею удалось выяснить, что мой брат уехал в Сирию через Турцию и, возможно, примкнул к ИГИЛ.

Больше истрий здесь

И
ллюстрации: Саша Иванюженко