«Месяц без контрафакта» в Узбекистане не изменит ситуацию с нарушениями прав на интеллектуальную собственность.

Внутренний рынок Узбекистана переполнен контрафактной продукцией. Товары сомнительного качества производятся локально и активно импортируются из других стран. Пищевая продукция, бытовая химия, косметика и лекарственные препараты чаще всего подвергаются имитации – эти товары легче всего подделать и скопировать.  

Нарушители создают ассоциацию с оригинальным товаром, тем самым вводя в заблуждение покупателей. Потребители бывают невнимательны и не замечают разницу, также зачастую контрафактная продукция привлекает более низкой ценой.

Контрафактная продукция – товары, произведенные и реализуемые с нарушением прав интеллектуальной собственности.

Производство и реализация контрафактных товаров не только нарушает права на интеллектуальную собственность оригинальных производителей, но и угрожает жизни и здоровью потребителей.

Ежегодно с 15 февраля по 15 марта в Узбекистане будет проводиться «Месяц без контрафакта». Цель мероприятия – эффективная борьба с реализацией контрафактной продукции по всей республике.

Государственные органы, на которые возложены функции по борьбе с оборотом контрафактной продукции:

  • Департамент по борьбе с экономическими преступлениями при Генеральной прокуратуре Республики Узбекистан осуществляет выявление фактов формирования «теневой экономики», пресечение деятельности подпольных производств и выпуска контрафактной продукции.
  • Государственный таможенный комитет Республики Узбекистан уполномочен осуществлять борьбу с контрабандой и перемещением контрафактной продукции, включая параллельный импорт.
  • Государственный налоговый комитет Республики Узбекистан ответственен за принятие мер по недопущению реализации в местах розничной торговли контрафактных, фальсифицированных и незаконно ввезенных товаров.
  • Агентство по интеллектуальной собственности при Министерстве юстиции осуществляет принятие мер по обеспечению правовой охраны объектов интеллектуальной собственности, защиты прав авторов и других правообладателей.

Стратегия действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017—2021 годах также возлагает задачи по разработке программ по пресечению оборота контрафактной продукции на Антимонопольный комитет, Агентство «Узстандарт», Министерство юстиции и Торгово-промышленную палату.


Казалось бы, так много уполномоченных органов, но контрафактной продукции на рынке не становится меньше. Однако действующее законодательство не обеспечивает реальными механизмами для борьбы с оборотом контрафактной продукции в Узбекистане.

Уполномоченные органы действуют только по заявлению заинтересованных лиц.

Добросовестные производители вынуждены проводить мониторинг рынка самостоятельно. Находить нарушителей, проводить закуп, выяснять адреса точек реализации и места производства – т.е. заниматься оперативно-розыскной работой, которая входит в обязанности правоохранительных органов.

Доступные добросовестным производителям и владельцам товарных знаков законные меры не дают возможность немедленно прекратить нарушение.

Сначала необходимо обратиться с заявлением, которое рассматривается определенное время. И пока идет рассмотрение, контрафактная продукция может свободно реализовываться на рынках. Правообладатель несет расходы и теряет время, а недобросовестный производитель продолжает получать незаконные доходы.

Нет механизмов, позволяющих наложить арест или изъять контрафактные товары из реализации в рамках досудебных мер.

Незначительные размеры административных штрафов не останавливают правонарушителей.

На практике, даже если удается привлечь к ответственности производителей и продавцов контрафактной продукции максимальное наказание – административный штраф в размере от 5 до 20 БРВ. Эта сумма не сравнима с доходом, который получают недобросовестные производители от реализации контрафакта.  

Отсутствует законная денежная компенсация за нарушение исключительных прав на интеллектуальную собственность.

Так, создается ситуация, в которой добросовестным производителям и владельцам товарных знаков не возмещаются причиненные убытки. Закон позволяет требовать возмещения убытков, но в делах, касающихся нарушения прав на интеллектуальную собственность, сложно установить размер нанесенного ущерба.
Недобросовестные производители не ведут бухгалтерию и не имеют документов, которые бы раскрыли объем реализованных товаров.

Альтернатива – выплата компенсаций за каждый установленный факт нарушения прав на интеллектуальную собственность. Ее размер должен быть установлен законом, чего до сих пор не сделано в Узбекистане.

Отсутствуют действенные механизмы надзора и контроля исполнения решений судебных и уполномоченных органов, что связывает руки
правообладателей.


На практике можно добиться лишь запрета на выпуск и реализацию контрафактной продукции, а также незначительных административных штрафов. Через некоторое время появляются новые или идентичные контрафактные товары тех же нарушителей или новых. Правообладатель снова обращается в уполномоченные органы. Абсурдность ситуации в том, что по одному и тому же спорному вопросу нельзя обратиться повторно в судебные органы.

Практическая ситуация

Местная компания в 2017 году начинает производить и реализовывать продукцию с нарушение прав на товарный знак. Правообладатель обращается в экономический суд с требованием прекратить нарушение.

Экономический суд выносит решение, в рамках которого установлен факт нарушения прав на товарные знаки. Ответчик обязан прекратить нарушение прав на товарный знак, производство и реализацию контрафактной продукции. Никакой компенсации и возмещения убытков правообладатель не получает, так как доказать их размер практически невозможно.

Спустя два года, в 2019 году, ответчик начинает производство и реализацию идентичной контрафактной продукции. Она свободно продается в точках розничной торговли.

Несмотря на решение суда, чтобы вновь убрать контрафактную продукцию с рынков, правообладателю приходится обращаться в уполномоченные органы. Пойти процессуально в суд уже невозможно, спор разрешен, решение суда формально исполнено, исполнительное производство закрыто.  

Продукция контрафактная, но ответственности за ее производство и реализацию нет. Правообладатель обратился в Агентство по интеллектуальной собственности при Министерстве юстиции, что ограничилось выдачей предупреждения, так как Агентство не правоохранительный орган. Управление Департамента по борьбе с экономическими преступлениями при Генеральной прокуратуре Республики Узбекистан на заявления правообладателя подтвердило факт производства и реализации, и передало материалы Агентству, которое, повторимся, не уполномочено выявлять торговые точки, налагать арест или изымать контрафактную продукцию.

В сухом остатке в Узбекистане присутствует пренебрежение к вступившему в силу решению суда. Полнейшее бездействие правоохранительных органов, в прямые задачи которых входит борьба с реализацией контрафактной продукции. И самое главное, никакой реальной ответственности за повторное нарушение прав на товарный знак и производство контрафакта.

Для владельцев исключительных прав в Узбекистане – это сигнал, что на практике защитить свои права не получится, и решение суда не предотвратит повторные нарушения со стороны одних и тех же лиц.

Нет смысла в объявлении «Месяца – без контрафакта»

Пока закон не содержит прямые нормы, предусматривающие административную и уголовную ответственность за выпуск, реализацию и ввоз контрафактной продукции.

Наряду с контрафактом местного производства, рынок завален импортной продукцией сомнительного качества и происхождения. В Узбекистане остается открытым вопрос параллельного импорта и ввоза откровенных подделок и фальсификата.

Другая сторона вопроса – прибыль, получаемая со стороны нарушителей и отсутствие компенсаций в пользу правообладателей. Пока безнаказанно можно производить, продавать и ввозить контрафактную продукцию, даже если объявят: «Год без контрафакта» – ситуация останется прежней.

Юрист по интеллектуальной собственности, патентный поверенный
Мадина Турсунова

http://www.legalmaxlaw.com