После официального подтверждения первого случая заболевания коронавирусом Узбекистан принял решение закрыться на карантин. Граждан, которые специальными чартерными рейсами возвращаются из стран с неблагополучной эпидемиологической обстановкой, из аэропорта отвозят в места временной изоляции. Под нужды людей и медицинского персонала приспособили детские оздоровительные лагеря, санатории в разных регионах республики. Ответственные ведомства говорят о полной готовности к приёму граждан и создании благоприятных условий для них на время карантина. Что говорят люди?
 
Корреспондент anhor.uz нашла в   социальных сетях, в частности через группу «Потребитель.уз», и пообщалась с тремя женщинами, которые прошли через карантин или на данный момент находятся во временной изоляции. В этом материале – их истории.

Светлана К., пассажирка рейса Сеул-Ташкент авиакомпании Uzbekistan Airways
 
Я вернулась из Сеула в Ташкент 1 марта в два часа ночи. Рейс был наш [Uzbekistan Airways]. В сеульском аэропорту на регистрации нам показали выписку о том, что по прилёту в Ташкент мы попадаем под карантин. Желающие могли сдать билет, т.е. отказаться от поездки. На борту перед вылетом нас встретили люди в защитных комбинезонах, измерили температуру. Все члены экипажа, включая стюардесс, тоже были в спецодежде.  
 
После приземления в Ташкенте нас в самолёте ещё раз осмотрели. На борт поднялся министр здравоохранения. Он нам представился, разъяснил ситуацию. Сказал, что всех пассажиров повезут на карантин в санаторий «Энергетик», который находится в Кибрайском районе. Там мы пробудем две недели. Потом у трапа самолёта нас обработали дезраствором и рассадили по автобусам, комфортабельным, типа интуриста.
 
По приезду в санаторий нас и наши вещи снова обработали. Багаж привезли на следующий день. Условия приятно удивили: комфортабельные комнаты с отдельным санузлом, холодильником, телевизором и кондиционером. Санобработку и влажную уборку проводили каждый день. Полноценное трёхразовое питание, на столах зелень, салат из свежих овощей, на десерт фрукты, по утрам к чаю лимон. Перебоев с электричеством, горячей водой не было. Работал wi-fi, смотрели Ютуб на телевизоре. Единственный минус – забрали средства связи. Но в корпусах стояло по два телефона, желающие могли звонить родным на домашний и мобильный, причём всё было бесплатно.
 
Все врачи и обслуживающий персонал ходили в спецодежде. У нас дважды брали анализ: по приезду и перед выпиской. После обследования и наблюдения нам выдали справки.
 
Я уже дома. Чувствую себя нормально. Жалею, что не спросила имён врачей, которые за нами наблюдали. Я гипертоник, и у меня там поднялось давление. Меня лечили, делали уколы и по несколько раз в день до самого отъезда спрашивали про самочувствие. Знаю только имя врача-инфекциониста, которая меня лечила – оно указано в справке. Её зовут Назокат Балтабаевна Саидахмедова, очень душевный человек и замечательный специалист.  
 
Не знаю и имени повара, который за 14 дней нашего пребывания на карантине ни разу не повторил меню и очень вкусно нас кормил. Такое отношение к людям и своей работе в такой ситуации я приравниваю к подвигу.
 
Валерия Л., пассажирка рейса Египет-Навои авиакомпании Almasria Universal Airlines
 
В составе туристической группы вернулась в Узбекистан 18 марта из Египта. Приземлились в Навои. По прилёту прошли дезинфекцию, багаж тоже обработали дезрастворами. 
 
Сразу из аэропорта нас отвезли и разместили в санатории «Металлург» (санаторий Навоийского горно-металлургического комбината). Он находится в Карманинском районе.
 


Условия в санатории очень хорошие. Чисто, аккуратно. Отдельный санузел с горячей водой. В комнатах по одному-два человека. В каждой есть электрочайник, холодильник. Всем выдали персональные наборы с мылом, шампунем, влажными салфетками, масками, зубной пастой и щёткой, новыми полотенцами. Сегодня (20 марта) привезли бесплатные сим-карты – мог взять любой желающий.
 
Питание разнообразное, вкусное. Каждый приём пищи состоит из салата и двух основных блюд. Также дают фрукты, на завтрак к основным блюдам свежий творог, на ужин кефир.
 
С нами на карантине, который продлится ещё 11 дней, весь персонал санатория, врачи. Ходят в защитных костюмах. Все очень доброжелательные, хотя работают с повышенной нагрузкой и риском для себя. Нас каждый день по два раза осматривают, измеряют температуру. Сказали, что тест будет проведён в случае подозрения коронавируса. 
 
Все чувствуют себя хорошо. Читаем про другие карантинные зоны и понимаем, как нам повезло. Хочется выразить благодарность санаторию «Металлург» за хорошие условия и отношение.
 
Малика А. (имя по просьбе собеседницы изменено), пассажирка рейса Москва-Ташкент авиакомпании «Аэрофлот»
 
В Москву я с супругом улетела на свадьбу друзей. На тот момент всё было спокойно и у нас, и в России. Когда прилетели в Москву, там писали об одном или двух заражённых, никакого ажиотажа не было. Мы и не могли его видеть - практически всё время проводили в гостях у друзей, за городом, в общественных местах не бывали.
 
Собирались вернуться в Ташкент 18 марта, билеты были на руках. Но 15 марта я получила сообщение о том, что в Узбекистане объявлен карантин из-за коронавируса, закрываются границы, школы, и у меня началась паника – в Ташкенте нас ждали трое детей.
 
Уезжали мы из Москвы двое суток, потому что наши рейсы дважды отменяли. Получилось только на третий раз. Вылетели из Москвы 17 марта в 23:20 по ташкентскому времени, приземлились ранним утром – в 03:30. На борту было около 200-260 человек.
 
В ташкентском аэропорту нас встретили сотрудники в защитных комбинезонах, масках. Проверили паспорта, провели санобработку, измерили температуру, рассадили в комфортабельные автобусы – всё было организованно, спокойно, несмотря на то что пришлось около двух часов прождать отправки на карантин. Ни ноутбуков, ни телефонов у нас не забирали.


Иллюстрация: Юлия Зубащенко
 
Единственное, что смущало – нам никто ничего не сообщил, не сказал, куда нас везут. Стали спрашивать у водителя автобуса. Он ответил, что за город, в горы – больше ничего. Поняли, что мы в «Соколе» (детский оздоровительный лагерь в поселке Ходжикент в Бостанлыкском районе Ташкентской области), когда туда добрались к восьми утра. И снова нам ничего не говорят. Врачей нет, только работники в спецодежде, лиц не видно. Что ни спрашиваем, головой машут: «Я здесь маленький человек, я ничего не решаю». Зашли в помещения, а там холодно – 2-3 градуса тепла, постели сырые. В туалетах и душевых, столовой антисанитария. Мы поняли, что к приезду людей здесь ничего не успели подготовить, поэтому собрались и вышли на улицу. Было очень тяжело – к тому моменту многие по трое суток не спали, жили в аэропортах, от одной отмены рейса до другой.
 
На второй день после публикаций в СМИ ситуация стала налаживаться. В комнатах включили отопление, установили обогреватели. Привезли кулеры, поставили по два в каждом коридоре – пассажиры с чартерного рейса, которых привезли на карантин за несколько часов до нас, сидели в холоде и без питьевой воды. В столовой появилась одноразовая посуда. На обед был вкуснейший плов – постарался один из пассажиров, который вместе с нами попал под карантин. Кто он мы не знаем, но очень ему признательны.
 
Люди успокоились, панические настроения ушли. Мужчины играют в нарды, кто-то сидит на лавочках или гуляет. Друг с другом общаемся, спрашиваем, как дела. Ходим в масках, которые нам выдают, не снимаем, каждые два часа стараемся менять. Каждый день измеряют температуру. 18 марта сделали тесты, на днях должны взять повторные анализы. Все стерильно, под запись. Чувствуем себя нормально. Вместе с нами на территории лагеря проживает весь персонал, врачи, милиция, даже пилоты со стюардессами. Никуда переводить нас не будут, оставшиеся 11 дней проведём здесь.
 
Глобальных проблем нет. Хочу только достучаться, чтобы в столовой сделали расписание по корпусам – сейчас женщины ходят есть отдельно, мужчины отдельно. Это странно. Неудобство доставляет отсутствие горячей воды. Администрация, как я понимаю, ничего с этим сделать не может – лагерь летний. Титаны, видимо, старые стоят. Один-два человека искупаются – и нет горячей воды.
 
Из города стали доходить передачи от родных. Одной девушке, которая на карантине с маленьким ребёнком, привезли памперсы. А до меня дошла связь, могу хотя бы с внешним миром поговорить. А вот Интернета нет – внезапно «закончился».
 
По данным главного государственного санитарного инспектора Нурмата Отабекова, которые он озвучил в ходе онлайн-брифинга 20 марта, до настоящего момента всего более 9 000 человек находились на карантине, почти 7 000 из них уже вернулись домой. В условиях временной изоляции сейчас находятся 2 300 человек.