Сегодня стало известно, что правительство выделяет 20 млрд сумов на поддержку 120 тысяч семей. Нуждающимся семьям предоставят лекарства, продукты и предметы первой необходимости. Если поделить сумму денежных средств на количество нуждающихся граждан, то получится, что на 20-дневный период карантина приходится 167 тысяч сумов. Мы собрали истории людей, который обращались за помощью, но так и не получили ее.

Назира (имя изменено), Ташкент

Я домохозяйка уже много лет, у меня трое сыновей и дочь. Старший сын – повар, во время карантина остался без работы, второй сын занимается ремонтом, у него своя небольшая бригада, но во время жесткого карантина из-за транспорта и закрытых рынков тоже остался без работы.

Мой муж освободился из тюрьмы досрочно и полгода выплачивает проценты из зарплаты. Двое моих младших детей несовершеннолетние. Понимаете, я попала в очень сложную ситуацию, денег не было, мы не имеем накоплений, живем от заработка к заработку. Во время карантина я обратилась за помощью по номеру 1197, мне помогли, но вы сами понимаете это не выход. От Humo я получила карточку, на которую нам обещали перечислять по 1 млн в месяц, но за 3 месяца нам перечиcлили только 500 тысяч сумов.

Если государство вводит карантин и ограничивает людей в возможности заработать, передвигаться, оно должно позаботиться о людях. Центр координации спонсорской деятельности помощь распределял неравномерно, многие нуждающиеся просто не могли дозвониться, а некоторые получали помощь по несколько раз.

Индира, Нукус

Я мать одиночка и инвалид II группы. В начале карантина наша махалля предоставила продукты: 200 грамм муки, 200 грамм макарон, 9 штук картофеля.

Я жаловалась местному депутату, из своего кармана он купил нам продукты, но махалля записала помощь на свой счет.

Михаил, Ташкент

Мы с женой написали заявление на получение помощи. К нам пришли из махалли, сфотографировали наше жилье и сказали, что спонсор сделает в нем ремонт. Зачем нам сейчас ремонт, когда нам нужны лекарства и еда? Мы отказались от ремонта.

Ведь людям выделяют материальную помощь, но с марта месяца мы ее ни разу не видели. Раньше мы жили за счет заработков с базара. Нам есть что продавать, мы выращиваем цветы, но сейчас опять все закрыто.