1 февраля в Кабинете Министров будет представлен проект Кодекса о негосударственных некоммерческих организациях. Ряд экспертов уже ознакомились с законопроектом. Специалисты утверждают, что Кодекс требует серьезной доработки. Корреспондент Anhor.uz выяснила, с какими статьями не согласны сотрудники ННО и какую поддержку они ждут от государства.     

4 октября 2019 года глава государства подписал постановление «О дополнительных мерах по повышению эффективности общественного контроля за проводимыми реформами в социально-экономической сфере, а также активности граждан в осуществлении демократических преобразований в стране». Президентом было поручено образовать рабочую группу для подготовки проекта Кодекса Узбекистана о негосударственных некоммерческих организациях, который должен быть внесен в Кабинет Министров до 1 февраля 2020 года. Рабочей группе было поручено кодифицировать и систематизировать законодательство в этой сфере на основе изучения передового зарубежного опыта и сформировавшейся национальной правоприменительной практики.

Проект Кодекса готов, однако, по словам экспертов, документ не отвечает требованиям указа президента и его утверждение в нынешней редакции может нанести вред развитию гражданского общества в Узбекистане.  

Так, директор ННО «Институт демократии и прав человека», член Консультативного совета при президенте Республики Узбекистан, кандидат юридических наук Сайёра Ходжаева сообщила Anhor.uz, что проект Кодекса разработан второпях и без участия представителей ННО.

«Во многих европейских странах один человек в течение трех дней может без труда зарегистрировать ННО. У нас учредителями должны быть не менее 10 человек, а процесс регистрации длится месяц. Мы предлагали в новом Кодексе сократить число учредителей хотя бы до пяти человек, а срок регистрации до 10 дней, но нас не услышали», - говорит Сайёра Ходжаева.

Кроме того, в документе очень много барьеров, которые не дают спокойно и комфортно развиваться ННО. Например, обязательное согласование зарубежных поездок.

«Это ограничивает свободу действий ННО. Также в проект Кодекса вошли и подзаконные акты, изданные Минюстом, которые тоже ограничивают свободу действий ННО. В частности, неправительственные некоммерческие организации должны в обязательном порядке согласовывать все свои мероприятия. При этом необходимо за 20 дней до проведения мероприятий предоставить полную информацию с паспортными данными и родом деятельности обо всех участниках, в том числе, иностранных гостях. Неудивительно, что многие граждане, желающие открыть ННО, боясь бюрократических препон, отступают от своих намерений», - сказала Сайёра Ходжаева.   

По данным Министерства юстиции РУз, в республике зарегистрировано более 10 500 ННО. Но, по мнению Сайёры Хожаевой, статистика сильно преувеличена. Более 6 тыс. ННО – это организации, созданные и действующие при постоянной поддержки государства. У них нет финансовых проблем, они не испытывают трудности с арендой помещений, обеспечены постоянной зарплатой, машинами, то есть по факту к негосударственным некоммерческим структурам они не имеют никакого отношения.

Дилдор Алимбековапредседатель ННО «Национальная ассоциация микрофинансовых институтов» считает, что, прежде всего, необходимо переименовать Кодекс. Слово «негосударственная» предусматривает, что ННО должны быть вне государства, но ведь в действительности это не так. Правильней будет, если документ переименуют, как Кодекс Узбекистана о неправительственных некоммерческих организациях, как это принято во многих странах мира.

«Проект Кодекса предусматривает свод всех существующих законов. Авторы постарались свести воедино все разработанные законы, при этом сохранили ранее прописанные барьеры», - сказала Дилдор Алимбекова.

Речь о том, что авторы Кодекса не отменили практику рассмотрения и одобрения каждого транша, полученного гранта по отдельности. Как правило, работники ННО получают грант не сразу – финансируемая сторона делит сумму на три-четыре транша. Проблема заключается в том, что негосударственные некоммерческие организации после получения каждого транша  обязаны уведомлять государство об этом и представлять сведения от кого, зачем и для чего был получен грант. И так каждый раз пока не будет полностью освоен весь грант. То есть работники отрасли вынуждены по несколько раз предоставлять полную информацию по одному и тому же проекту, что отнимает много времени, как у сотрудников ННО, так и у сотрудников министерства юстиции, которое осуществляет свою деятельность за счет налогоплательщиков.

В свою очередь Диловар Кабуловадиректор ННО «Центр поддержки гражданских инициатив» обратила внимание, что проект Кодекса не отвечает требованиям указа президента от 4 мая 2018 году «О мерах по коренному повышению роли институтов гражданского общества в процессе демократического обновления страны».
«Мы не увидели в документе ничего из того, что было написано в указе главы государства. Когда был подписан этот указ, работники ННО вздохнули с облегчением и поняли, что отныне смогут спокойно и без бюрократической волокиты работать. Оказалось, что мы рано радовались», -  сказала Диловар Кабулова.

Помимо вышеперечисленного, Диловар Кабулова считает, что государству давно пора начать вести электронную регистрацию ННО. «Это помогло бы создать достоверный реестр негосударственных некоммерческих организаций, зарегистрированных в стране. То есть данные по ННО хранились бы в открытой форме и каждый человек имел бы возможность ознакомиться, чем занимаются местные ННО, откуда они берут гранты и для каких целей их используют, изучить ежегодные отчеты организаций о проделанной работе и т.д.», - отметила эксперт.    

В 2018 году в рамках указа президента от 4 мая 2018 года в областных центрах и г. Ташкенте на базе пустующих и неэффективно используемых объектов государственной собственности должны были создать «Дома негосударственных некоммерческих организаций». В них по нулевой ставке аренды планировалось разместить ННО, осуществляющие свою деятельность в социально значимых сферах. Согласно документу дома ННО должны были появиться по всей стране до 1 января 2019 года. Однако в настоящий момент в Узбекистане создано всего два дома. По мнению работников отрасли, это свидетельствует о том, что все старания и призывы президента, заинтересованного в повышении роли институтов гражданского общества, остаются пока неуслышанными, чиновниками, принимающими решения.
 
Элина Рустамова

Материалы по теме:

"Почему в Узбекистане сложно открыть НПО"