Всего полгода осталось до 2021 года. Этот год обозначен как важная веха осуществления политических, экономических и социальных реформ в стране согласно Указу президента «О стратегии действий по дальнейшему развитию Республики Узбекистан». Стратегия  была рассчитана на 2017-2021 годы, и уже сейчас можно дать предварительные оценки достигнутых успехов и анализ существующих проблем.

Совершенствование государственного и общественного строительства обозначено одним из генеральных направлений Стратегии. Это должно усилить роль парламента и политических партий в углублении демократических реформ и модернизации страны, реформирование системы государственного управления.

Однако, даже беглый анализ реформирования политической системы дает основание утверждать, что цели указанные в данной Стратегии не реализованы и, возможно, для их достижения потребуются более решительные шаги, которые обеспечат такие условия, когда гражданское общество сможет поддержать предложенные сверху инициативы.

Мой беглый обзор существующих политических проблем может показаться поверхностным, но таковы взгляды большинства людей, с которыми мне приходилось беседовать, следовательно от них невозможно просто отмахнуться. К тому же оказалось невозможным эффективно решить многие экономические задачи, не преодолев проблем более фундаментального характера, касающихся отношений в государстве и обществе.

В усилении роли парламента и политических партий в углублении демократических реформ и модернизации страны, реформирования системы государственного управления сделан первый, но важный шаг: кандидатура премьер-министра страны, предложенная президентом Узбекистана, утверждается решением Законодательной палаты и Сената Олий Мажлиса. Также выросла роль Законодательной палаты Олий Мажлиса при назначении членов правительства. Стали менее формальными отчеты Премьер-министра и министров Кабинета, Председателя Правления Центрального банка, Генерального Прокурора и главы Службы государственной безопасности, хокимов областей перед Парламентом. Отдельные депутаты стали поднимать острые вопросы социально-экономического развития, использовать СМИ, социальные сети для диалога депутатов с избирателями.

Однако, в целом, деятельность партийных фракций остается формальной. Ощущение такое, что депутаты то ли недостаточно знают реальные проблемы собственных избирателей, то ли не решаются твердо требовать их решения. Как ещё можно объяснить, что в Сохском анклаве проблемы копились около 30 лет и, только теперь, когда они взорвались народным негодованием, все вдруг прозрели и кинулись их решать.

Не хотелось бы даже поднимать проблемы, связанные с деятельностью фракции Экодвижения – у граждан, которые о ней слышат, начинается нервный смех. Необходимо чтобы это движение проходило все этапы предвыборной борьбы, а не попадало бы в парламент по квоте.

Представителей политических партий никогда не видно, когда возникают острые резонансные проблемы сноса жилья граждан, отъема собственности предпринимателей, подмены законодательной инициативы Парламента Специальной комиссией, решения которой обязательны для исполнения гражданами. Эти партии живы, пока их поддерживает ресурсами государство, действующий президент и правительство. Поэтому критиковать действия правительства, а тем более президента ни одна партия даже и не помышляет.

Почему все так происходит

Первопричина в том, что в подавляющем своем большинстве всюду в Парламент прошли депутаты, которые были включены в списки партий по негласному согласованию с органами исполнительной власти на местах.

Наше избирательное законодательство не допускает самовыдвиженцев, людей, не поддержанных политическими партиями, а политические партии стали, де-факто, платными помощниками исполнительной власти в работе с гражданами.

На днях петиция с требованием избирать хокимов всеобщими прямыми местными выборами набрала на портале законодательных инициатив «Менинг фикрим» более 10 тыс. голосов. 

Мы хотим много чего, однако, мы хотим, чтобы это все за нас сделали сторонние, не мы: выдвигал кандидатов в Парламент, в хокимы, проводил с ними встречи, изучал их биографию, слабые и сильные стороны, чтобы убедиться, что кандидат понимает боль народа и действительно хочет и может ее облегчить…

Мы не хотим требовать встреч с депутатами Олий Мажлиса и местного Кенгаша, которые представляют территории, чтобы обсудить с ними наболевшие проблемы и дать им наказ поднять и решить эти проблемы в государственных органах.

Кто это все за нас сделает? И почему мы тогда должны так активно обсуждать деятельность Парламента, кенгашей и их членов, если мы сами самоустраняемся от своей же ответственности. Чего же мы хотим?

Конечно это все это - сугубо частное мнение и мы будем рады любому конструктивному диалогу, чтобы помочь самим себе.
 
Абдулла Абдукадиров
Экономический обозреватель