На набережной канала Бурджар по улице Шаршара может появиться детская площадка. Жители махалли «Юнус Раджаби» разделились во мнениях: одним предложение частного инвестора нравится, другие категорически против, поскольку вместе с детской площадкой в роще планируется разместить кафе и другие объекты, которые могут «вытеснить» деревья.
 
Рощу вдоль набережной посадили около 50 лет назад при Шарафе Рашидове. На территории махалли рядом с бывшей резиденцией до февраля этого года существовала ещё одна, в создании которой первый секретарь ЦК компартии УзССР принимал личное участие. Имя государственного деятеля и действующий в стране мораторий на вырубку не спасли рощу – 81 дерево уничтожили ради строительства многоэтажного жилого дома. Жители махалли опасаются повторения истории, поэтому вышли в рощу с плакатами, с которых обратились к президенту страны Шавкату Мирзиёеву с просьбой помочь сохранить прибрежный лесопарк. Или «ташкентский лес», как люди его называют. Многие из них не видели проект будущей площадки и не знали, что из себя представляет компания, которая планирует его воплотить.


 
Оппоненты, выступавшие за «обновление территории», оказались более осведомлёнными.
 
«Здесь будет детская площадка, место для отдыха пожилых людей, небольшое кафе, где мороженое, бургеры можно поесть; площадка для занятий спортом... Сейчас здесь невозможно гулять, негде посидеть… Рубить деревья не будут, это они [жители] выдумали. Что это за люди, которые против детей и стариков? Ещё нанимают блогеров, чтобы против решений махалли идти», - сказал Ринат Равшанов, житель махалли и домком одного из домов.
 
Пришли на встречу и работники махаллинского комитета, озвучили аргумент в пользу проекта: не во всех домах есть дворы, а гулять и отдыхать взрослым и детям нужно. По словам председателя Улугбека Хакимова, в махаллинский комитет дважды обращались с просьбой организовать детскую площадку. Районный хокимият тогда помочь не смог.
 
«Неделю назад поступило предложение от инвестора. Привезли проект. Нужно изучить», - сказал Улугбек Хакимов.


 
Инвестировать в детскую площадку решило ООО Congress Hall. Компания зарегистрирована в январе 2019 года. Вид деятельности, согласно ОКЭД - «Прочие виды сухопутных пассажирских перевозок, не включенные в другие категории». В составе учредителей числится унитарное предприятие Avtotrans Buxoro(1,07% от уставного фонда в размере 9,8 млрд сумов).  


 
По проекту, на площади в три тысячи квадратных метров, помимо детской площадки, ради которой всё затевалось, появятся летняя зона, одноэтажное кафе, беседка, фонтан и автостоянка. Некоторые объекты, судя по плану, «вырастут» за счёт деревьев. Словам Анвара Хотамова, который представился заместителем директора компании, о том, что ни одно дерево не пострадает, жители, которые выступают за сохранение рощи, не верят и считают декларируемую заботу о пенсионерах и детях ширмой, за которой скрываются финансовые интересы.
 
«Если действительно хотят сделать что-то полезное для пожилых людей и детей, то лучше это место не трогать, чтобы мы и те, кто приезжает сюда со всего Ташкента, могли гулять и дышать свежим воздухом», - говорит Лола Рихсиева, которая выросла в махалле и называет рощу «жемчужиной Ташкента».


 
По её словам, место очень популярно у спортсменов, любителей бега и скандинавской ходьбы. В районе достаточно кафе и мест, где дети могут играть: через дорогу находится ТРЦ Next, в 15 минутах ходьбы знаменитый сквер «Голубые купола», во дворах рядом с бывшей резиденцией есть свои детские площадки.




 
Сосед женщины по махалле, Рашид Асамов, считает, что зелёный массив не место для развлечений:   
 

«Я по профессии архитектор и знаю, что строительство детской площадки предполагает определённые нормы. Например, под деревьями детскую площадку никогда не будут делать – есть риск: ветви ломаются. Чтобы сделать здесь детскую и спортивную площадки, нужно полрощи вырубить. Кто на это пойдёт? Мы не пойдём – нам не нужны детская и спортивная площадки такой ценой».

 
Жители обращают внимание, что линии электропередач проходят над рощей. По проекту, прямо под ними планируется фонтан. Кафе ляжет дополнительной нагрузкой на изношенные коммуникации, а улица, если строительство всё-таки состоится, рискует превратиться в парковку или лишиться многолетних чинар.
 
«Люди возмущены: зачем здесь бетон? Дышать негде. Деревья жалко. Их уничтожают без всякого сожаления. Здесь лучше цветы посадить, сделать тропу здоровья, чтобы люди гуляли», - говорит житель махалли Алексей Столяров.
 
Главный вопрос, которым задавались люди: почему обязательно вырубать, чтобы что-то построить?
 
Внятного ответа на него со стороны городских властей пока нет.
 
Виктория Абдурахимова
Фото автора