В Ташкенте прошел круглый стол, посвященный Международному дню людей с инвалидностью. На мероприятии обсуждались вопросы обеспечения прав людей с инвалидностью в контексте пандемии Covid-19.

«Цель этого дня – посмотреть на участие людей с инвалидностью в обществе и принять все меры по их включению во все аспекты жизни общества и развития», - заявил региональный представитель УВКПЧ ООН в Центральной Азии, Ришард Коменда.
 
Спикер отметил, что Узбекистан в этом году впервые избран в Совет ООН по правам человека. «Это дополнительный толчок и возможность для правительства, чтобы соблюдать все вопросы, связанные с правами человека в стране», - отметил он.

Постоянный представитель ЮНИСЕФ в Узбекистане, Мунир Маммадзаде заявил, что текущее законодательства страны обеспечивает ненадлежащую защиту людей с инвалидностью и иногда приводит к их дискриминации и сегрегации.

«Мы рады, что был принят закон о правах людей с инвалидностью, который ввел понятие дискриминации, а также определение инвалидности. Но в целом наше заключение состоит в том, что законодательство не полностью соответствует международным требованиям, которые определены Конвенцией о правах инвалидов. В ряде норм и законов все еще сохраняется медицинский подход к вопросам инвалидности».



По данным ЮНИСЕФ, доступ к дошкольному обучению среди детей с инвалидностью ниже на 20% чем у детей без инвалидности. Обеспечение средне-специального образования среди молодых людей с инвалидностью на 46% ниже, чем у людей без инвалидности.

Мунир Маммадзаде отметил, что в 2021 году планируется внедрение совместной с правительством адресной программы инклюзивного образования.

«Более 80% детей живущих в интернатных домах – это дети с инвалидностью. Когда мы говорим о социальной поддержке семьи – это включает также требование прекратить практику помещения таких детей в эти учреждения, потому что долгосрочное нахождение в учреждении - это своего рода нарушение прав и интересов ребенка».

Спикер назвал Конвенцию о правах инвалидов «ключевым инструментом» в обеспечении прав людей с инвалидностью.

«Мы считаем, что ратификация этого документа была бы важнейшим шагом в сфере обеспечения прав человека, который закрепит в очередной раз образ нового и демократического Узбекистана на мировой арене и расширит доступ к ресурсам мирового сообщества для поддержки прав людей с инвалидностью».


Как пандемия повлияла на детей и молодёжь с инвалидностью?

Деятельность молодежного социально-правового реабилитационного центра людей с инвалидностью «Millenium» полностью приостановилась во время локдауна, в том числе социальные контакты. Об этом заявила председатель организации Гульжахон Махмадкулова.

«[Из-за запретительных мер – ред. ] организации людей с инвалидностью могут действовать ограниченно во время пандемии Covid-19, отчасти это угрожает их существованию. Поэтому необходима адекватная государственная поддержка – бюджетно-финансовая политика».

По словам эксперта, различные законодательные документы и постановления в области защиты прав людей с инвалидностью, принятые в последнее время, были подписаны без консультаций с организациями людей с инвалидностью. «В результате эти документы недостаточно или вообще не учитывают интересы людей с инвалидностью».

Фархад Артыкбаев, дефектолог-психолог при Республиканском центре социальной адаптации детей и отец ребенка с аутизмом заявил, что локдаун стал нокдауном для родителей детей с особенностями развития.

«Месяц-два еще было терпимо, но на третий-четвертый месяц родители испытывали серьезную усталость. Если еще можно понять, когда отменяются планы, встречи, запланированный отпуск – но дети с инвалидностью не могли попасть на реабилитацию, которая очень важна. Если родители этих детей теряют неделю, месяц в реабилитационном процессе, то это негативно сказывается на детях. Это как в случае с диетой. Если сначала ее усиленно держать, а потом быстро бросить, то возможен резкий набор веса».

Фархад Артыкбаев также поднял вопрос получения школьного аттестата среди подростков с особенностями развития. Пока же подростки его не получают, что затрудняет дальнейшее обучение.

Омбудсман по правам детей Алия Юнусова подняла вопрос обеспечения сурдопереводчиками детей при доступе к образованию.

«Необходимо исходить из того, какое количество специалистов требуется, чтобы готовить такое количество и обеспечивать доступ детей к качественному образованию. Еще один пример: в судебном процессе по выселению семьи Жилкиных, где пять человек с глухонемотой, не участвовал сурдопереводчик. В связи с этим сурдоперевод осуществляла 9-летняя девочка, это было основанием остановить этот процесс, потому что законные права не были обеспечены».

Алия Юнусова заявила, что необходимо расширить права неправительственных организаций в обеспечении прав детей и людей с инвалидностью.
 
Дана Опарина