Журналистка Anhor.uz Дана Опарина совместно с членом Ассоциации инвалидов Фархадом Абдурахмановым продолжает мониторить городскую инфраструктуру на доступность. На очереди недавно запущенная сергелийская ветка метро.
 
Новая ветка плохо интегрирована в городскую среду
 
Мы приехали сразу на станцию №1, поскольку переход со станции «Алмазар» на новую ветку для человека в коляске невозможен – на чиланзарской линии отсутствуют пандусы.
 
На подходе к станции №1 сергелийской ветки человек в коляске сразу сталкивается с препятствием – пешеходный переход не оборудован ни светофором, ни кнопкой вызова светофора, да и самого пешеходного перехода по факту нет. Только знак говорит о том, что на данном месте пешеходный переход. Бордюр существенное затрудняет переход и человеку не в коляске.


Пешеходный переход, которого нет
 
На стоянке возле станции метро отсутствует специальное место для автомобилей людей с инвалидностью.
 


Станция встречает пандусами и знаком о нахождении лифта. При этом сам лифт находится достаточно далеко от начала станции, а полоса до лифта не оснащена тактильной дорожкой. Фархад Абдурахманов рекомендует проложить дорожку, чтобы человек с потерей зрения мог сориентироваться. Примечательно, что в лифте на кнопках имеется тактильная разметка. Получается, что доступная среда обрывиста и не продумана до конца.




Полоса до лифта, где необходима тактильная дорожка


Кабина лифта с дактилографией

 
Сам лифт оказывается закрытым, такое положение мы наблюдали и на других станциях, где приходилось ждать техника с ключом от лифта от 10 до 15 минут.




Мы засекали время между нашим приходом и появлением техника

 
Чтобы избежать ожидания Фархад предложил установить возле будки дежурного по станции сигнальную кнопку, нажав которую человек с инвалидностью или с малой мобильностью (пожилые люди, беременные и женщины с детьми) сможет получить доступ к лифту.

«Такая кнопка должна быть на выходе и входе каждой станции. Тогда бы такая система работала четко и людям с инвалидностью не пришлось бы ждать долгое количество времени. Таким образом ключи от лифтов были бы в одном месте и у конкретного человека». 

«Нас удивило, что лифты работают, ведь на ветке до Куйлюка при нашем мониторинге лифты не работали. Дежурные по станции должны помогать людям с инвалидностью, но если на первой станции мы этих людей видели, то на последней нам никто не помог».


 
Пока мы ждали открытия лифта, вдали увидели жилье построенное для людей с инвалидностью. Для порядка 2000 людей с инвалидностью, проживающих в этом районе, метро могло бы стать основным видом транспорта. Но не интегрированность метро в городскую среду оставляет этих людей в своеобразной резервации.

Мы замечаем «американские горки» - узкие пандусы с большим углом наклона, ведущие от домов к метро.


 
Мониторинг станций
 
На станциях и на подходе к ним имеются тактильные дорожки. На сергелийской ветке дорожки чуть дальше от перрона нежели на куйлюкской ветке метро. Дорожки сделаны из мрамора, хочется надеяться, что они прослужат дольше – на куйлюкской ветке метро металлические дорожки стали разрушаться.


Тактильная разметка на сергелийской ветке метро

 
Тактильная дорожка на куйлюкской ветке метро

Между составом и перроном есть небольшой зазор, это затрудняет заезд в вагон человека на коляске. Благо дежурные по станции приходили на помощь Фархаду. Старые составы, которые курсируют на линии, не оборудованы местами для людей с инвалидностью, а также кнопкой связи с машинистом. В вагонах нет табло с указателями, чтобы люди с потерей слуха могли понять на какой станции выходить, также в вагонах нет аудиосопровождения для людей с потерей зрения.
 
Мы с Фархадом вышли из лифта со станции №2 и увидели, что пешеходный переход находится в относительном отдалении от выхода. Фархад предлагает продублировать переход ближе к выходу.


Движемся от лифта к пешеходному переходу с пандусом

«Надо предусмотреть переходы через большие магистрали, поскольку люди с инвалидностью передвигаются очень медленно».



Мы вернулись в метро и вышли на конечной станции. Выйдя из лифта, уперлись в закрытую дверь, которая плохо поддавалась открытию. Человек в коляске без сопровождения не сможет самостоятельно открыть подобную дверь. При этом никто из дежурных по станции нас не сопроводил.

«Это отношение персонала метрополитена к своей работе. Я так понял, что за все время я был единственным человеком с инвалидностью, который воспользовался метро».

Рекомендации Ассоциации инвалидов, отправленные АО «Узбекистон темир йуллари» до начала строительства линии Реальность
На станциях метро должны быть указатели, показывающие направление движения для лиц с инвалидностью выполнено
Необходимы двухсторонние пандусы, покрытые нескользящей плиткой, чтобы колёса инвалидной коляски и костыли лиц с инвалидностью не проскальзывали выполнено частично (на станциях только односторонние пандусы)
Наклон пандуса не должен превышать 8 градусов выполнено
Размеры поворотных площадок для инвалидов на колясках и с костылями должны быть не менее, чем 1,0 х 1,20 метров выполнено
Для лиц с инвалидностью по зрению должны быть дорожки жёлтого цвета, по которым определяется начало и конец движения выполнено частично
Тактильная дорожка для лиц с инвалидностью по зрению не должна находиться ближе 30 см. до проезжей части метро выполнено
Обязательное присутствие сотрудников метрополитена у пандусов и лифтов выполнено частично
Для лиц с инвалидностью по слуху должно быть обязательное наличие видеоуказателей или бегущей строки не выполнено

«Большая часть наших рекомендаций выполнена. При том, что эта линия метро достаточна удобная и в целом приспособлена для людей с инвалидностью, она очень плохо привязана к городской инфраструктуре».

Фархад Абдурахманов отмечает, что главная цель мониторинга – показать какие изменения произошли в инфраструктуре, а если не произошли, то выяснить почему и кто в этом виноват.