Хотел бы сразу оговориться: я не специалист в вопросах образования. В данной статье пытаюсь посмотреть на проблему образования с точки зрения диалектики развития общества в эпоху перемен, что мы переживаем.

30 лет Узбекистан переживает сложный период перехода от социализма к капитализму, испытывая на себе все трудности ломки сознания, образа жизни, восприятия происходящего и будущего.

Сложность такого перехода в том, что меняется целеполагание бытия и сознания. Раньше государство формулировало цель просто и поэтому понятно: надо строить социализм, а затем коммунизм. Сейчас целей, сформулированных просто и понятно нет. Граждане не знают, какое же общество мы хотим построить.

Если раньше был провозглашен принцип равенства возможностей для каждого, и условием хорошей жизни был честный труд на производстве, то сейчас, как показывает практика, главными бенефициарами (выгодоприобретателями) оказываются не те, кто своим трудом созидает материальные ценности.
Нет ответа на простой вопрос: кому будет выгодно жить в строящемся обществе, это должно определять цели политики в области образования, культуры, экономики и управления обществом. К сожалению, многие положения нашей Конституции, где сформулированы  цели общества, находятся в состоянии перманентного бессилия и не исполняются должным образом.

Мне кажется,  что сегодня государственно-частный монополистический капитализм в своем  зародышевом образе определяет сознание людей и является доминантным признаком узбекистанского общества. Этот зародыш ведет себя как самый сильный птенец, который выкидывает из гнезда других птенцов, желая получить все самое ценное единолично.

Вероятно, такой капитализм совершенно точно определил для себя самую главную угрозу – систему образования, доставшуюся нам исторически. Советская система образования, возможно, имела недостатки, но она обеспечивала понимание сути человеческого бытия и ответственность каждого перед обществом.

Новоиспеченный бенефициар богатств общества – государственно-частный монополистический капитализм отказался от услуг высокообразованного специалиста (педагога, инженера, филолога, экономиста, программиста и других). Ему нужна дешевая рабочая сила, которая довольствовалась бы малым и не задавала бы лишних вопросов. А несколько необходимых специалистов он может нанять на международном рынке труда и вышвырнуть их при первых же признаках неповиновения.

Поэтому, естественно, первой жертвой такого нового целеполагания стало образование, прежде всего, - высшее. Деградация высшей школы постепенно привела и к упадку средней. Требования к качеству образования (как среднего, так и высшего) сильно снизились, хотя лозунги государства были иными.

Все больше и больше усугублялись экономические корни деградации системы образования, вызванные следующими объективными факторами:
  1. После развала СССР структура потребности экономики в кадрах существенно изменилась, а система образования по инерции «производила все те же кадры», имея в виду список специальностей и количество выпускников, плохо распределенное по регионам;
  2. Абсолютные размеры роста экономики, региональная структура народного хозяйства отставала от темпов роста населения, ежегодного прироста трудовых ресурсов. Народное хозяйство не могло «поглотить» огромное количество трудовых ресурсов, обеспечить их рабочими местами и достойными заработками;
  3. В результате колоссального избытка рабочей силы, упадка среднего специального образования, инерционности мышления чиновников, не предвидевших изменений в структуре экономики, произошел спад качества специалистов. Квалифицированная рабочая сила стала уступать место работникам, готовым принять любые условия, чтобы выжить;
  4. Государство стало относиться к образованию как к пасынку, выделяя средства на него по остаточному принципу, бесконечно проводя различные эксперименты с образованием, убирая «рудиментные элементы». Для поддержания образования, общество, в лице родителей, было вынуждено участвовать в прямом финансировании образования наряду с государством, собирая дань на «классные и школьные фонды», вынужденно переводя детей в частные школы, недоступные для семей со средним достатком.
Главный бенефициар нового порядка прекрасно понимал, что предложенная им модель развития капитализма приведет к колоссальному общественному неравенству, к перекосам в уровне жизни, что не может ему гарантировать спокойное управление в течение длительного времени. Соответственно, он преуспел в реформировании государственного аппарата принуждения и охраны собственной безопасности.

Государство тратило деньги на «укрепление государственности», на финансирование деятельности и расширение функций государственных структур, на укрепление маънавията, в особом, чиновничьем понимании этого термина, отбрасывая на второй план главные социальные приоритеты общества – равенство возможностей, образование, культуру, нравственность.

Де-юре провозглашались «правильные» лозунги, однако, де-факто считалось, что «достаточно поднять экономику, а образование и культура – подтянутся сами. Прошли три десятилетия! Экономика страны, судя по официальной статистике, развивается, пока, стабильно. Но рост коррупции, чиновничьего произвола, отсутствие независимой судебной системы привели к падению нравственности, что видно из многих сообщений различных сайтов.

Ответ прост – бенефициары экономического роста - не все население страны и особенно, не те, кто отвечает за наше душевное состояние – учителя, врачи, писатели, поэты и литераторы.

В последние годы предприняты правильные шаги – зарплата учителей средних школ выросла в 2.5 раза, с них сняты многие дополнительные нагрузки.
Кроме этого необходимо остановить бесчисленные эксперименты с образованием (взять хотя бы принуждение внедрения системы лицеев, эксперименты с учебниками, с алфавитом), которые заменяли суть, качество уступало количеству, вместо реальной работы – изображение бурной деятельности и усиление контроля над деятельностью педагога по принципу «контролируй контролирующего».

Однако, пока, принципиальных изменений к лучшему нет, сохраняется прежняя инерция - 80% учителей - женщины, на которых забота об очаге дома, о воспитании детей, которые требуют больших затрат времени и нервов. В попытках демократии и объективности мы дали право каждому родителю вмешиваться в процесс обучения детей со своими претензиями на объективность учителя в оценке умственно-нравственных способностей ребенка. Пора напомнить, что основную ответственность за воспитание детей несут родители.

Особенно возмущает, что выделяемые государством средства на школьный инвентарь, на содержание и ремонт зданий, сооружений, на проведение общественных мероприятий по государственным праздникам, на проведение школьных занятий на обеды ученикам начальных классов часто расхищаются. То, что доходит до школ настолько низкого качества, что директора вынуждены отказаться от такого «добра» и обращаться за помощью к родителям.

К сожалению, «стимулирование процесса самостоятельной работы» приводит к увеличению объема и сложности домашних заданий. Но представим себе положение семьи, где родители вынуждены работать до позднего вечера и у них физически нет времени и сил заниматься с детьми, выполняя вместе домашнее задание.

Получается, что увеличивая количество и сложность домашних заданий (самостоятельной работы), система образования стимулирует сегрегацию в обществе: с детьми дома занимаются те, кто могут себе это позволить. Кто не может, вынуждены мириться с плохим качеством образования, и, как следствие, - с печальными исходными условиями начала самостоятельной жизни их детей.

Из-за большого оттока кадров можно видеть учителей, которые вовсе не соответствуют этому высокому званию. Часто откровенно неряшливый и убогий вид отдельных учителей, приводит к падению уважения к ним со стороны детей. И нередко такие педагоги собственную ущербность «компенсируют» контролем длины юбки, носков и волос детей…

Что можно было бы изменить

Прежде всего, надо усилить контроль за правильным распределением и целевым использованием средств, выделяемых на образование на всех этапах. Существующая система государственного контроля, когда Министерство финансов само выделяет деньги, само распределяет и само контролирует их использование, давно устарела. Казначейство и государственные Контрольно-ревизионные подразделения должны стать самостоятельными органами государственного контроля и управления, а не оставаться послушными инструментами Министерства финансов.

Местные Кенгаши народных депутатов должны иметь оперативную информацию о состоянии выделения и использования средств на образование не от городских и районных финотделов, а непосредственно от управления Казначейства, которое должно быть автономным.

Процесс контроля государственных закупок для нужд школы и высших учебных заведений должен быть максимально прозрачным, с опубликованием отчетов и разъяснений по каждой крупной закупке руководителей всех уровней системы образования.

Бороться с коррупцией в образовании (особенно, в высших школах) важное и нужное дело. Но, с другой стороны, не решив проблему коррупции в распределении и использовании средств, выделяемых на образование на всех уровнях, отрезав сейчас школы от единственного по сути канала поддержки - помощи родителей, мы убьем даже последнюю надежду на торжество здравого смысла. Должно быть четкое видение условий отказа от помощи родителей с усилением контроля над использованием средств и прозрачностью расходов.

Школы и высшие учебные заведения должны быть освобождены от несвойственных функций госорганов: обеспечения явки на выборах, обеспечение своевременного ремонта зданий, готовности к началу учебного года.

Квалификация преподавателей должна подтверждаться уровнем знаний, показанных их учащимися, а не формальными тестами. Преподавателей надо также продолжать освобождать от излишней бумажной волокиты.

Мы должны понять и признать, что образование (средняя и высшая школа) есть зеркало всех процессов, происходящих в нашем обществе, и наши дети, находясь в этих стенах, как губки впитывают все «добро», что несет в себе такое образование.
Нам остается низко поклониться тем, кто несмотря ни на что, каждый день встречает детей с душевным добром в сердце, находит мотивацию в их душах.

Абдулла Абдукадиров,
Для Anhor.uz

Фото: ЮНИСЕФ