Редакция Anhor.uz неоднократно поднимала острые вопросы по теме онкологии в Узбекистане. Мы публиковали письмо общественности к президенту, писали о том, что в стране почти отсутствуют хосписы, говорили о том, что нет онкопсихологической службы, снимали видео о том, как женщине с раком шейки матки год не оказывали квалифицированную помощь. В очередной раз обращаем внимание на эту тему и публикуем письмо председателя Попечительского совета фонда Ezgu Amal Муниры Ходжахановой,  в котором она задает вопросы об исполнении постановлений и дает рекомендации о том, что необходимо сделать.
_________________________________________________________________________________

Во время визита в центры гематологии и онкологии глава государства озвучил важные моменты, которые необходимо решать сегодня и сейчас.
 
Несмотря на постановление Кабмина №523 от 27.08.2020, где речь идет об объединении специальности (онкогематолог) и усовершенствования направления онкологической службы, несмотря на приказ Минздрава №223 от 03.09.2020, где прописаны все пункты по исполнению постановления Кабмина и назначены ответственные лица, не выполнены пункты в части онко- и гематологии.

Президент отметил, что проблемы невозможно решить одним постановлением, так как здесь очень важен контроль исполнения, и выразил доверие представителям СМИ, помогающим ему в этом деле.
 
В связи с этим хочу задать несколько вопросов:
 
- объединили ли специальности детский гематолог-онколог, согласно постановлению Кабмина №523, как это делается в развитых странах? Отмечу, это важно для поднятия уровня выживаемости детей с онкологией до 70-80%, как в развитых странах.
 
- созданы ли в регионах объединенные отделения детской гематологии и онкологии, согласно постановлению Кабмина №523 (срок исполнения 2020-2021)?
 
- будет ли отдельный детский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии с отдельным юридическим статусом как центр Рогачева, как обещал президент? Или же дети останутся в введении и составе взрослых центров, где детей оперируют взрослые хирурги и нет даже детской реанимации?
 
Нужно создать отдельный детский центр при многопрофильной клинике, непременно отдельно от взрослого центра. Без мультидисциплинарного подхода к лечению ни один современный международный протокол невозможно внедрить, а раз нет международного протокола - нет излечения больных.
 
Необходимо также понимать, что методы и подходы лечения взрослой и детской онкологии в корне отличаются друг от друга. Необходимо разделить лечение детей и взрослых. Нужно отдельное финансирование детской онко и гематологической службы от взрослой. Только так возможно развитие детской онкослужбы в стране. Рак у детей и взрослых лечится по-разному и исход тоже разный.
 
Узбекистан уникален, так как тут сформирована своя система по лечению онкологии, отличающаяся от принятой за рубежом практики. Нужно наконец понять, что лечение детей с диагнозом рак, не осуществляется просто хирургами. Онкологию за рубежом лечат химиотерапевты, а хирургические вмешательства проводятся хирургами, а не онкологами. В решении этого вопроса нужен многопрофильный центр и узкие специалисты.
 
Просто необходимы кардинальные реформы в системе, чтобы получить желаемый результат. Нужен продвинутый и инициативный консилиум специалистов, которому не безразлична жизнь детей. Нужны компетентные детские онкологи. Нужны кадры, англоговорящие, готовые работать по международным стандартам и требованиям, готовые развиваться.
 
Необходимо разобраться с исполнением принятых постановлений президента и Кабмина.

Фото на главной: Yuksalish