О том, как радиостанция «Гранд» попала в немилость государства, почему суд отказывает в изучении материала уголовного дела, как люди Гульнары Каримовой вошли в состав акционеров радиостанции. На эти и другие вопросы ответила в интервью Anhor.uz директор и  учредитель радио Светлана Хон.    

 
 
«Суд отказывается предоставить материалы дела»
 
В мае 2018 года мне позвонили из Бюро принудительного исполнения при Генпрокуратуре РУз и сказали, что «Гранд» перешел в пользу государства, и они должны провести оценку имущества. Я была, мягко говоря, удивлена услышанной информацией. Потребовала предоставить мне соответствующие документы, на что сказали, что я могу приехать к ним и ознакомиться с судебным постановлением на месте. Так, начальник Инспекции, советник юстиции З. Мирмахмудов предоставил мне постановление о возбуждении исполнительного производства, датированное 12.10. 2017 годом. Заметьте, документ я получила лишь в мае 2018 года. Сам инспектор был удивлен, почему я до сих пор не в курсе дела, почему суд проводился без моего участия, почему мне не известно, что на меня заведено уголовное дело. Мне сказали, что я  вправе подать в суд и попытаться приостановить процесс, но Бюро принудительного исполнения со своей стороны обязано выполнять решение суда, по которому радиостанции «Гранд» уходит государству.  
 
Вместе с юристом неоднократно пытались у Ташкентского областного суда по уголовным делам  получить материалы дела, чтобы элементарно понять, почему меня лишают собственности. Однако наши письменные обращения остались без внимания и ответа. Но, неофициально нам заявили, что суд не предоставит материалы дела, поскольку дело проходит под грифом «Секретно». На сегодняшний день наше дело было рассмотрено практически всеми судебными инстанциями, остался только Верховный суд РУз. Однако ВС не принял нашу жалобу, потому что мы не приложили к заявлению материалы дела. Но мы сами в глаза их не видели, никто нам не дает их. Вот такой замкнутый круг.  
 
«В 2008 году "предложили" вывести учредителя с долей 26%»
 
Насколько нам стало известно, в судебных документах значится, что фирма EDEL VEYS-ALI на 100% принадлежит гражданскому ужу Гульнары Каримовой Рустаму Мадумарову, который сейчас отбывает наказание в колонии. Следовательно, его активы должны перейти на баланс государства. Я не знаю его, но меня представляют, как человека Мадумарова.  

Радиостанция «Гранд» была создана на базе частной фирмы EDEL VEYS-ALI, которая принадлежала Алишеру Ташходжаеву. В декабре 1997 году вышел первый эфир. С 2002 года учредителем фирмы стала я. В 2008 году ко мне пришли люди Гульнары Каримовой, которые представились ее юристами и потребовали переоформить 26% доли компании на имя ее человека - Саблиной Ларисы Владимировны. Мне ничего другого не оставалось, как согласиться, иначе у меня могли полностью отобрать радиостанцию. С 2008 по 2013 гг. ежегодно перечисляла на имя этой женщины сумму в размере 26% от общей прибыли на расчетный счет, который мне дал юрист. У меня есть банковские документы, подтверждающие о перечислении. Я не в курсе, кто эта женщина, никогда ее не видела, но знаю одно, что нет ни одного документа, подтверждающего, что Мадумаров имеет хоть какое-то отношение к нашей организации. 
 
В 2013 году мне опять позвонил юрист Гульнары Каримовой и сказал, что необходимо переписать эти 26% на другое лицо. Он сам подготовил все необходимые документы и назначил встречу в нотариальной конторе, где было заверено соглашение. В этом документе я лишь указала, что не возражаю в передаче Саблиной доли в размере 26% Емельяновой. Подчеркну еще раз, что с этими женщинами ни разу не встречалась, на связь со мной выходил только юрист. У меня даже нет копии их паспортов. Более того, мы не знали, как и кому отправлять долю Емельяновой. В уставе фирмы лишь указаны паспортные данные и домашний адрес этих лиц. Ежегодно с 2014 года писали на указанный в уставе адрес, что мы приглашаем дольщика на собрание учредителей. Но ни на одно письмо мы не получили ответа. На почте нам сообщили, что по этому адресу проживает бабушка Емельяновой, которая не знает, куда уехала ее внучка и когда вернется. Мы не знаем является ли она родственницой Емельяновой, это были слова работника почты. 
 
В мае 2017 году мне пришлось подать в суд на Емельянову, чтобы вывести ее из состава учредителей. Дело в том, что согласно уставу я не могла свободно распоряжаться бюджетом, а для расширения редакции требовалось закупить новые оборудования, поэтому этот вопрос вынесла на судебное рассмотрение. Так, в 2017 году суд определил, что 100% доля радиостанции «Гранд» принадлежат мне. Отмечу, что доля Емельяновой за три года не конфискованы мной, она может при возможности забрать диведенты из банка.  При этом мы заплатили налог на дивиденды, то есть, перед государством нет задолженностей.  

«Покупатель радиостанции «Гранд» давно определен»
 
В ноябре 2018 года состоялась оценка имущества. Спустя время случайно узнала, что имущество выставлено на торги. Насколько мне известно, аукцион проходит почти каждые две недели. Ближайшие торги состоятся 8-го мая. Кстати, изначально имущество было оценено в более 7 млрд сумов, однако позже цифра поменялась. Буквально после выхода статьи УзА, где говорится, что радио «Гранд», принадлежащий Рустаму Мадумарову, выставлена на продажу, оценочная стоимость имущество резко уменьшалась практически на 50% - более 4 млрд сумов. То есть с декабря прошлого года, как я получила уведомление о передаче радиостанции на баланс государства, имущество оценивалось в более 7 млрд сумов, а сразу после выхода этой статьи стоимость упала в два раза. Понятно, что стартовая стоимость на торгах тоже падает на 50%, то есть торги начнутся с суммы около двух млрд сум. На мой взгляд, это делается намеренно и покупатель уже давно определен. 
 
«Я думала, что мы живем в правовом государстве»
 
Несмотря на то, что государственные органы не пытаются разобраться в ситуации, я буду бороться до конца. Мне уже терять нечего. До последнего не хотела публично кричать о помощи через СМИ и соцсети, но я оказалась в безвыходной ситуации. Была уверена, что это чудовищная ошибка, что с работниками СМИ так не могут поступить. Я думала, мы живем в правовом государстве, где законы одинаково работают для всех независимо от статуса и положения в обществе, но  столкнувшись с беззаконием, мои представления разбились о суровую реальность. Разве законно ответчику запрещать изучить материалы дела?! Разве законно одним стуком молотка отнимать дело всей моей жизни и лишать людей работы?! По документам радиостанция на 100% принадлежит мне, а по решению суда – государству. Мне что судиться с государством?! 
 
Наверное, только президент в силе помочь нам. С другой стороны понимаю, что мы не можем по каждому поводу жаловаться главе государства. У него нет ни времени, ни возможностей реагировать на все жалобы. Ведь, человек не может делать все сам, у него должна быть сильная команда, которой можно доверять, но не все его люди добросовестно исполняют свою работу. Поэтому у меня нет другого выбора, как публично попытаться обратить внимание общества и в частности президента к нашей проблеме. 

Беседовала Элина Рустамова