В субботу, 16 февраля 2019 года в столичном хокимияте сстоялась важная встреча городской администрации, депутатов городского Кенгаша и журналистов, вызванная резнансными событиями, связанными со сносом дома №78 на Набережной Анхор, о которой точно написал телеграм-канал Insider.uz, и, редакция предлагает читателям эту статью, название которой вынесено в заголовок.. 

Два последних дня город будоражит и он бурлит, как котел с неприятностями,с которого вот-вот сорвется крышка. Результат манифеста гражданской солидарности от Никиты Макаренко и история сноса дома №78 основная причина.

Сегодня нас с коллегами пригласили экстренно собраться в городском хокимиате и обсудить острые краеугольные вопросы. 

В зале с нами были депутаты, в президиуме сидели заместители хокима по всем направлениям, в том числе и по урбанизации. Именно ему предназначались все наши вопросы.

Что-то неуловимо изменилось. Нас не просто слушали, но и соглашались, не в обиду господину Артыкходжаеву, в первый раз. Не знаю, как думают коллеги, но наши реплики не тонули в этот раз в гуле недовольных голосов, хотя привычка срезать журналиста невтемными неожиданными вопросами осталась. Я даже не могу оценить это со знаком плюс или минус, но полагаю, что сегодняшняя пресскоференция, возможно, поможет власти и горожанам лучше понять друг друга.

Первый вопрос - пакет документов для собственника.

В городе идет масштабная реновация, сносится ветхое и не ветхое жилье, прокладываются новые дороги и растут новые кварталы. Можно относиться к этому по-разному, кто-то приветствует новый облик, кто-то беспокоится за старый добрый Ташкент, опасаясь, что он потеряет свое лицо. Но задумав такую масштабную перестройку, власть не озаботилась пакетом документов для собственника, имея в распоряжении только гарантийное письмо. 

Комментарий юриста : Любое гарантийное письмо это псевдодокумент призванный мошеннически развести получателя. Итог для гарантополучателя один: хождение по судам в бесплодных попытках получить " гарантированное". Порядок правапреминения требует использовать только установленные в законах понятия, а понятия "гарантийное письмо" в законодательных актах Узбекистана не содержится. В результате гарантийное письмо рассматривается как намерение одного из контрагентов,а не как подтверждение официальной обязанности их исполнения. Это означает , что гар письмо является формой деловой переписки , относящейся к документообороту , но не приравнивается к договору и подобным юридически значимым документам.

И еще:

Любая информация, написанная на бумаге, не может являться официальным документом. Для того чтобы она носила бесспорный характер и могла считаться подлинной при использовании ее в качестве документа в суде, она должна обладать юридической силой. Первое и самое главное то, что документ должен исходить от лица, имеющего право создавать обязательства, исполнение которых он гарантирует. Например, это должно быть лицо которому выделен зем участок, на чьи средства возводится новое строение и на которое он обретает право собственности после окончания строительства. Если есть другие участники , то в документе они должны быть указаны. Чтобы гар письмо несло в себе юридическую силу и защитить от обмана в начале письма следует содержание: " настоящее письмо имеет юридическую силу договора ". Также данные сторон(от кого и кому), реквизиты сторон, выдающих письмо, дата, содержание-кто и что гарантирует, ответственность гарантодателя, фио подписывающего письмо, его должность или указание на его правовой статус, печать организации. В письме должно быть указано, что кому выдано письмо за ним сохраняются все права, вытекающие из гар письма. Правовая база: ст 37, 41 Земельного кодекса, пункт 4 пкм 97 от 29.05.2006 года, ст 86 Земельного кодекса, пункт 3 пкм 97, ст 206 Гражд. Кодекс, ст241-11 Административного кодекса, пункт8 пкм97, УП 5495 от 1.08. 2018 г пункт 3.

Что мы имеем в итоге? Ничего. У нас нет договора, в котором бы были четко прописаны права и обязанности сторон. Ведь это и в пользу хокимиата иметь четкие договорные обязательства с собственником. Пока все это носит импровизационный характер и гарантийные письма ничего не гарантируют. Нужно разработать единую правовую систему для всех случаев, собрать пакет, который выдается собственнику и имеет непреодолимую юридическую силу. Поскольку уже известны случаи, когда гарантийное письмо не гарантировало ничего, ни получение квартиры, ни право на квартиру, в которую человек заселился по обмену. 

Хоким и заместители хокима согласились, и я надеюсь, что дело не закончится одним согласием на пресс конференции.

Право частной собственности

Должно быть священным. В нашем законодательстве нет закона, позволяющего выселять собственника без его согласия. Если он не согласен, должны быть законные механизмы, пути соглашений, специальные комиссии и юридическая помощь. Что он может требовать по закону, а чего не может. Это бы сильно облегчило жизнь всем. 

Наша страна впервые разместила облигации на Лондонской бирже, и это очень круто. Мировое сообщество дало нам кредит доверия, который нельзя бездумно тратить. И соблюдение прав частной собственности для нас должно стать основной повесткой. В глазах стран, где частная собственность неприкосновенна, любая попытка ее нарушить роняет наш рейтинг. 

Хорошо сказал депутат Баходыр Ганиев: Да, люди не соглашаются, сопротивляются, откровенно не идут на сотрудничество, но мы всегда должны соблюдать их интересы, как власть, чтобы не ущемить их прав. 

Снос до выселения всех жильцов недопустим

С этим тоже все согласны. Так же дали правовую оценку сносу вместе с жителями, и тому давлению, которое на них оказывается. Категорически не должно случаться, - такова общая позиция хокимиата и журналистов. 

Но завтра будет день, и мы посмотрим, насколько это единодушие было искренним. 

Никто не сопротивляется, просто у всех свои резоны, кто-то не смог найти квартиру в эти сжатые сроки, кто-то получил деньги буквально вчера, кто-то не хочет выезжать по гарантийному письму, а кого-то надо перевозить силами хокимиата, потому что сами они не в состоянии. Нельзя всех мести под одну гребенку и подгонять, как собак, ломая окна в подъездах. Дом аварийный? В нем жить опасно? А жить, когда его ломают, не опасно? 

Есть сроки определенные законодательством, в полгода. За эти полгода все должно решиться. Чтобы не убегать в последний день, как с пожара, теряя имущество.

Люди должны быть спокойны. Они не должны жить в панике и непонимании, что происходит. Это их основное право, обеспечиваемое Конституцией. Надеюсь, мы достигли понимания в этом вопросе на сегодняшней пресс-конференции.

А пока в доме №78 мардикеры сломали отопление. Батареи холодные. Все, что мы предсказывали, случилось. Газ, свет, горячая вода.


Кстати про газ. Когда экскаватор подошел к дому, чтобы сломать пристройку, вызвали службу газа, чтобы она отключила периметр. Приехал маленький славный старичок-узбек, как будто из старого узбекского фильма. Подошел, спросил: "Люди есть?" Мы ответили, что да, тут еще живут люди. Молча собрал свой инвентарь и сказал, что ничего он отключать и заглушать не будет. И уехал. Экскаватору пришлось отступить, периметр не дал сломать пристройку. В этот самый момент мне захотелось обнять Ташкент, после равнодушия больших и маленьких людей, вдруг такое человеческое наше, родное, узбекистанское отношение к ближнему. Пока такие аки из старых узбекских фильмов существуют, мы живы.

Давайте попробуем не растерять основное наше богатство - наш ташкентский характер.

Резюме: Есть стойкое ощущение, что городская власть серьезно решила наладить диалог. Мои ли это субъективные мысли или это на самом деле - покажет время.